Технологическое завтра

«Консолидированная власть» победила «политическую распущенность»

После прошедшего в Томске выездного заседания Комиссии по модернизации экономики России уже общим местом стало утверждение: крупный бизнес не заинтересован, мягко говоря, в сколь-нибудь серьезных инвестициях в модернизацию и тем более инновационные проекты.

Вкачестве решения такой глобальной институциональной проблемы предложены изменения в финансовой и технологической сферах – различные налоговые послабления, строительство в отдельных местах страны «инновационных экосистем». То есть решения вполне тактические.

И потому не удивительно, что ряд экспертов – от оппозиционных до проправительственных – сразу указали на огромную разницу между задачей и методами ее решения. И разгорелся фундаментальный политический спор.

Среда, которая не заставляла бы краснеть

Либеральные эксперты говорят: полноценная экономическая модернизация невозможна без масштабной политической. Более того, двухнедельной давности доклад ИНСОРа (Институт современного развития) «Россия XXI века: образ желаемого завтра» на первое место ставит именно изменение общественно-политических институтов. Несколько цитат для представления о том, насколько, по мнению авторов, проблема остра:

«Модернизация начинается с правильного настроения. Особое значение приобретает гуманитарная составляющая: ценности и принципы, мораль и мотивации, установки и системы запретов».

«В отличие от этапов индустриализации, урбанизации и т.п., полноценные модернизации постиндустриальной эпохи в условиях несвободы в принципе не реализуются».

«Историческим рудиментом становится авторитаризм в политике и управлении, в перераспределении собственности и контроле над экономикой, в идеологии и культуре, в коммуникациях и социальной сфере».

«Деловая активность и общественная деятельность граждан нуждаются в высвобождении из-под бюрократического «вертикального» прессинга, иначе «технологическая» модернизация просто не даст эффекта».

«Порождаемая распределительной экономикой институциональная среда блокирует не только создание несырьевой альтернативы, но и сами институциональные реформы».

«Не менее важно создание соответствующей политической и общественной среды, которая не заставляла бы краснеть и не оскорбляла бы всякого рационально мыслящего, все понимающего и уважающего себя человека. Сейчас это важнее денег».

«Задача не решается запуском нескольких дорогостоящих проектов и косметическим ремонтом инновационной среды».

«То, что сейчас делается, в принципе не решает задачу-максимум. Хуже того, то, что все же реализуется, часто создает иллюзию «достаточной активности», а это замедляет (если вовсе не останавливает) работу на будущее по осуществлению действительно назревших и необходимых изменений».

«Нет ничего опаснее иллюзий, будто в консервативном обществе возможны подлинные инновационные прорывы и системное, устойчивое инновационное развитие. По-настоящему современная инновационная экономика невозможна в стране с элементами неофеодализма, с отсталыми, а тем более архаичными институтами – какими бы модернизированными фасадами эти институты ни обставлялись».

«Для подлинно инновационного развития (а по большому счету, и для обеспечения самого инновационного старта) уже нужна другая страна – с другой системой ценностей и отношений, с другой политикой и социальной средой, с другой системой управления, с другим настроем в бизнесе».

Для представления об авторах: ИНСОР считается мозговым центром команды Дмитрия Медведева – президент является главой попечительского совета института.

Систему надо сохранять

А теперь несколько цитат из интервью, данном на этой неделе газете «Ведомости» автором понятия «суверенная демократия», первым заместителем руководителя Администрации Президента РФ, заместителем председателя комиссии по модернизации Владиславом Сурковым:

«Есть у нас школа, которая учит, что политическая модернизация, под которой подразумевается политическая распущенность, «можно все», – это ключ к модернизации экономической, первая предшествует второй. Есть другая концепция, которой я придерживаюсь. Которая считает консолидированное государство инструментом переходного периода, инструментом модернизации. Некоторые называют это авторитарной модернизацией. Мне все равно, как это называют…»

«Да, надо усложнять политическую систему. Надо, чтобы в ней возникало больше степеней свободы. Но надо делать это очень аккуратно, в постепенном режиме, не теряя консолидации власти. Консолидированная власть в России – это инструмент модернизации. И смею вас уверить, он единственный. Если вы хотите пустить все дело на самотек и ждать, пока из склоки либералов, из их бесконечных споров возникнет новое экономическое чудо, вы никогда не дождетесь, я вам это гарантирую…»

«Если снова будет разлад, раздрай и разнос, если будет украинизация, никому и в голову не придет что-то в России вкладывать и растить. Под шум и треп о «свободе» вынесут последнее. Можно, конечно, взболтать и посмотреть – а вдруг получится. Есть такой шанс. Но по теории вероятности один из 100. При таких шансах я не играю. Так играть, так ставить мы не можем. Государство отвечает за целостность общества…»

«Систему надо адаптировать к меняющемуся, усложняющемуся обществу. Но это не значит, что мы должны от системы отказываться. Ее надо сохранять. И не впускать то, что может ее разрушить… Тот, кто хочет разрушить ее, социально опасен. Критически важно сохранять политическую стабильность…»

Кстати, как говорят, все это и практически дословно Сурков сказал на встрече с томскими «единороссами» в день проведения выездного заседания комиссии по модернизации.

Особая страна

Победитель в этом споре уже определен: «социально опасным» не позволят «шум и треп о свободе».

Как пояснил Чубайс в эфире ТВ-2, «Россия – особая страна», и создать в такой стране инновационную экосистему можно только в одном месте – рядом с Москвой. Что и подтвердил «Ведомостям» Сурков.

Между тем бизнес не хочет заниматься инновациями, потому что он сам себе враг и недоумок? Безусловно, нет – поведение бизнеса всегда экономически рационально. (Например, многие налоговые послабления для инновационного бизнеса давно уже введены, но не востребованы.) И если бизнес вынужден заниматься самосохранением, то какие ему инновации?

Можно, конечно, понудить олигархов выполнить 10 крупных инновационных проектов, но это не создаст саму новую среду – такую, в которой для бизнеса любого размера единственным рациональным поведением является развитие инноваций. Соответственно, трудно представить, что эти 10 проектов и подмосковная «кремниевая долина» станут пороговыми для экономики в целом. Во всяком случае, все советские наукограды, вместе взятые, такую задачу выполнить не смогли – среда заела.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *