Атмосфера примитивности

Об ответственности за политический климат  

В дворницкой стоял запах гниющего навоза, распространяемый новыми валенками Тихона. Старые валенки стояли в углу и воздуха тоже не озонировали.

И. Ильф, Е. Петров

«12 стульев»

Радикалы вроде Сергея Зайкова есть в любой политической системе. И проблема заключается не в их наличии, а в том, какой баланс негативного и позитивного они несут – насколько их позиции соответствуют реальным общественным условиям. Ведь в определенные моменты радикализм как противоположность консерватизму и традиционализму полезен – помогает совершить необходимые кардинальные преобразования. Но, как подчеркивают политологи, это дремлющий вирус – в благоприятной среде он стремительно перерастает в экстремизм и уничтожает тонкий слой демократической цивилизованности. И в России с ее богатой традицией радикализма эта опасность очень сильна. Словом, для уменьшения негативных последствий радикализма крайне важно, чтобы он был культурно и интеллектуально обоснован.

Что имеем в нашем случае? Считаю, обоснование хромает на обе ноги. Наиболее наглядно эта ущербность проявилась в заявлении «оргкомитета митинга в защиту Зайкова», анонсированного на 20 марта. Оказывается, это будет «митинг против социального геноцида». «Это будут более понятные томичам требования», – поясняют авторы.

Вообще-то, геноцид – это действия, совершаемые с намерением уничтожить какую-либо этническую или социальную группу, в том числе с помощью «предумышленного создания жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этой группы». Многочисленные проблемы в экономике и социальной политике России хорошо известны, но ни один более-менее добросовестный критик не позволит себе бросаться такими «понятными» словами, как геноцид. Проблемы управления – да, ошибки в прогнозах и решениях – да, нерасторопность – да, но «предумышленное» уничтожение?..

Словом, организаторы митинга явили самый беззастенчивый популизм. Значение этого слова тоже затерто и потеряло прямой смысл – в обыденном сознании стало обозначать простительный грешок. Поэтому опять же следует напомнить дефиницию: популизм – такая политическая деятельность, для которой характерна прямая апелляция к народу с целью достижения или оправдания своих собственных (!), отличных от декларируемых целей.

И подобная спекуляция на правах человека стала у нас очень распространенной. И это заставляет поставить вопрос об ответственности за общий политический климат.

Сегодня эту ответственность принято возлагать исключительно на власть предержащих (во многом справедливо – что стоят только многочисленные изменения избирательного законодательства). Но при этом фактически фигурой умолчания является мера ответственности тех, кто называет себя оппозицией.

Вот, к примеру, Александр Деев поспешил осудить Зайкова, и я не собираюсь принимать участие в конспирологических изысканиях по организации-неорганизации «акции». Потому что, думаю, главное в другом: уже три года каждый номер газеты, руководимой Александром Николаевичем, отличается материалами, которые де-факто легализуют радикальный популизм, делают его нормой политической культуры. А последний номер, с описанием «незначительного инцидента», – вообще героизация хулиганства Зайкова – «Достучался до власти». (Следует напомнить, что даже косвенное оправдание насилия под маркой «борьбы с тиранией» разрушает не тиранию, а сами демократические институты, в том числе и оппозиционные. Вот что бы сказала «Неделя», если бы, не дай бог, кто-то из членов некоей провластной общественной организации ударил по лицу Александра Деева на его встрече с избирателями?)

В общем, перефразируя классиков сатиры, новые валенки оппозиционеров воздух тоже не озонируют: наши радикал-популисты так же настроены на создание еще более примитивных общественных форм. В итоге сгущается атмосфера нетерпимости. (Вспомнилось чувство безнадеги от обоюдной радикальности и популизма сторон во время выборов мэра, и появилось предчувствие, что на осенних выборах в гордуму получим очередной их всплеск.)

Радикализм, как известно, активизируется в острые моменты, когда осознаются социальные и политические противоречия. И выхода из этой активизации два.

Первый – закручивать гайки, тащить и не пущать. Путь простой, заманчивый и неверный. Сначала будет ощущение, что проблема решена – на поверхности радикалы становятся не видны. А потом «вдруг» – всплеск экстремистских настроений. Увы, но проявления этого подхода уже видны. Например, думаю, что вряд ли способствует улучшению атмосферы попытка ряда депутатов городской Думы наклеивать ярлыки о психической неадекватности кого бы то ни было.

Путь второй – изменение политической культуры, вовлечение в процесс конструктивной оппозиции (сегодня поле для нее сужено до мизерных размеров), стремление переболеть радикализм, встроить его как безопасный элемент в политическую систему. И тоже некие попытки есть. Сегодня в Томске состоится презентация недавно нашумевшего доклада «Россия XXI века: образ желаемого завтра» (организаторы – филиал фонда имени Фридриха Эберта в РФ, ИНСОР и департамент международных связей администрации области). Надеюсь, будет серьезная дискуссия о том, что политики, в том числе и томские, могут сделать сегодня для завтра.

Написать автору можно по e-mail: alex@tnews.tomsknet.ru

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *