Сумма смертей и рождений

Демографические петли России

В материале «Атмосфера примитивности» («ТН» от 11 марта) я написал, что походя кричать о «социальном геноциде» – самый бессовестный популизм. И получил предложение читателя – Ilya пишет: «…Обоснуйте, пожалуйста, что геноцида в РФ нет. Разве население не вымирает, как в военное время? Разве не ведется атака на нравственность, на институт семьи, на духовность через средства массовой информации для ускорения вымирания? И что делает власть, чтобы остановить эти процессы?»

Вопрос интересный: думаю, подавляющее большинство людей считает, что сокращение населения России связано исключительно с социально-экономическими причинами – реформами 1990-х и проблемами первого десятилетия нового века. А это в корне неверно.

Арифметика и алгебра

Начнем с арифметики. Насколько понимаю, под «военным временем» Ilya имеет в виду Великую Отечественную войну. Если так, то сегодня население России не вымирает, как в военное время. За неполных четыре года войны число погибших – 27 млн человек (по официальным и принятым научным сообществом данным, по неофициальным – больше). То есть по 6,75 млн в среднем на год. (Это, естественно, плюс к тем миллионам, которые умерли, как умерли бы и в мирное время.) А за 16 лет, с 1992 по 2007 год (более поздних данных не нашел) убыль составила 12,3 млн человек. Примерно 700 тысяч в год. Разница почти в 10 раз.

Но арифметика – это слишком просто: не будем наживаться на полемическом преувеличении Ilya (хотя считаю его совершенно недопустимым). Усложняем задачу до алгебраических формул: берусь объяснить, что уже к середине 1970-х популисты могли бы кричать о «социальном геноциде» (если бы им позволили).

Спасибо Леониду Ильичу?

Есть два главных показателя, которые характеризуют уровень рождаемости.

Первый: коэффициент суммарной рождаемости (КСР, другое название – коэффициент фертильности) – среднее число рождений на одну женщину. И формула такова: как только КСР падает ниже 2,2, это означает начало процесса депопуляции. В СССР КСР опустился ниже порогового значения в 1964 году и с тех пор снижался. Это процесс, характерный для всех индустриально развитых стран, но в 1960-е годы Россия была в авангарде снижения рождаемости. В 1970 году КСР – 2, в 1980-м – 1,86, в 1990-м – 1,89.

Второй маркер – нетто-коэффициент воспроизводства населения – показывает, сколько девочек из поколения дочерей приходит на смену одной женщине материнского поколения. И как только это число опускается ниже единицы, можно утверждать: смертность превышает рождаемость, поколение себя не воспроизводит. В СССР нетто-коэффициент упал ниже единицы в том же 1964-м.

Предъявляем обвинение Леониду Брежневу, который как раз в 1964-м стал генсеком?

Увы, Леонид Ильич рапортовал, что в стране развитого социализма население увеличивается. И не врал: рождаемость превышала смертность.

Как так?

Искореженные временем

Посчитаем. Коллективизация, голод и массовые репрессии 1930–1940-х унесли жизни минимум 10 млн россиян. (Многие эксперты называют цифру вдвое большую.) До этого были Первая мировая (минус 8 млн) и Гражданская война (от 8 до 13 млн жизней и массовая эмиграция – 3–5 млн) плюс Вторая мировая война, и получаем цифру потерь свыше 60 млн человек.

А теперь вопрос: что происходит с демографической статистикой, если гигантское количество людей, которые были рождены в 1910-1930-е и в идеале должны умереть в своей постели в пожилом возрасте в 1950-1980-е, уже учтены в боевых и лагерных потерях – молодыми? Особенно помогли советской статистике мужчины, родившиеся в 1916-1920 годах…

Словом, демография – наука, которая оперирует столетиями. А одной из важнейших причин увеличения или сокращения населения является его возрастной состав – 70-летние умирают не в пример чаще 30-летних, а рожают последние гораздо чаще первых; больше молодых – больше рождений, больше пожилых – больше смертей. И демографы давно доказали: если бы возрастная пирамида населения России не была искорежена событиями первой половины ХХ века, то превышение смертности над рождаемостью обнаружилось бы в 1969 году. Но у нас процесс старения населения, характерный для всех развитых стран, долгое время оставался скрытым – в 1970-1980-е годы население было очень молодым по сравнению со странами, которые не пережили такие социальные катаклизмы.

А к началу 1990-х в силу удаления от былых трагедий возрастная структура стала более нормальной, и процесс старения проявился. И виноваты в этом, разумеется, исключительно реформаторы 1990-х и консерваторы первого десятилетия нового века.

Демографический вызов

Безусловно, социально-экономические обстоятельства 1990-2010-х годов внесли свою лепту и в увеличение смертности (особенно мужчин трудоспособного возраста), и в снижение рождаемости (пик пришелся на 1999 год – коэффициент фертильности 1,16). И в последнее десятилетие этот процесс лишь слегка замедлился (в 2007-м коэффициент фертильности – 1,41, в 2008-м – 1,40, в прошлом – 1,35). И на предстоящие десятилетия Россия перед лицом крайне серьезных демографических вызовов: в дальнейшем сокращении населения (прогнозы разных институтов отличаются лишь степенью пессимизма) будут виноваты… ?

Сим завершаю. Формат газетной статьи не дает возможности перейти к азам высшей математики – понятию «демографический переход» и т.д. Для тех, кто хочет разобраться, хорошей литературы немало (в том числе и про духовность с нравственностью, и про желательные и нежелательные действия власти). Например, можно рекомендовать вышедший в конце прошлого года «Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации», а также разные сайты – Института демографии Высшей школы экономики (demoscope.ru) и Единой коллекции цифровых образовательных ресурсов (лауреат премии Правительства РФ за 2008 год) – school-collection.edu.ru.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *