Лакомая земля

Очередному чиновнику мэрии предъявлено «земельное» обвинение

Сергея Бекишева, 12 лет проработавшего в мэрии и последние годы возглавлявшего отдел оформления прав на земельные участки для индивидуальных нужд населения департамента архитектуры и градостроительства, задержали 9 декабря. Операция прошла в рамках уголовного дела, возбужденного по ч. 4 ст. 159 (мошеннические действия).

По оценке ОБЭП, Сергей Бекишев, имея доступ к локальной базе департамента архитектуры и градостроительства мэрии, внес в электронную версию изменения: присвоил муниципальной земле статус пожизненного наследуемого владения. По версии следствия, именно эти изменения, датированные 1992 годом и относящиеся к двум участкам в поселке Просторном, позволили сначала мошенническим образом зарегистрировать право собственности на землю, находящуюся в оперативном управлении муниципалитета, а затем продать ее.

– По оперативным данным, а также показаниям свидетелей, документы были представлены в Управление Росрегистрации по ТО в конце 2008 года, – рассказывает и. о. главы ОБЭП Алексей Рындюк. – Кстати, в тот же день в Росрегистрации осуществили государственную регистрацию права на один из участков на некоего гражданина Б. Есть ли нарушения со стороны сотрудников УФРС? Пока не усмотрели: регистраторы не обязаны перепроверять каждый пакет документов, если он не вызывает вопросов. В данном случае документы пришли в УФРС, на первый взгляд, чистыми – с необходимой сопроводительной документацией, позволяющей зарегистрировать права собственности. Затем участки от имени формальных собственников и при использовании доверенностей были перепроданы. То есть документы были направлены в Росрегистрацию из корыстных побуждений: от продажи муниципальной земли выручены деньги, не попавшие в бюджет. Кстати, рыночная стоимость каждого из участков на 2008 год достигала более 1 млн рублей.

Один из участков (ул. Онежская, 37) Сергей Бекишев приберег для себя. Другой в качестве вознаграждения достался группе лиц, которая, получив от Бекишева нужные документы, дальше занималась оформлением земли. Роль группы существенна: нужно было найти подставных лиц, согласных продать свои паспортные данные для появления на свет фиктивных документов, передать бумаги в УФРС и затем осуществить фиктивную цепочку перепродаж. Причем в подборе подставных лиц были свои сложности: надо было найти таких людей, чей возраст на 1992 год был бы не меньше 18 лет.

Сегодня эти граждане проходят по делу как свидетели. Кстати, и гражданин Б., ставший «владельцем» земли на ул. Онежской, 37, и подставное лицо по второму участку доверили свои паспортные данные за скромную плату – 100 тыс. рублей.

13 декабря суд удовлетворил санкцию на арест подозреваемого, и из ИВС Сергей Бекишев был переведен в СИЗО. Адвокаты (их у Бекишева три) собираются обжаловать это решение. Арестованный против себя не свидетельствует.

 

УГОЛ ЗРЕНИЯ

Неля КОСТЯЕВА

Сито для локальной базы соблазна

История Бекишева явно не первая и, видимо, не последняя в схеме земле­увода муниципальной собственности. О проблемах механизма с внесением изменений в локальную базу данных мэрии, откуда документы, позволяющие стать собственником земли, попадают в УФРС, не раз говорили и оперативники, и первые лица городской администрации, год назад обратившиеся за помощью в милицию. Но идет время, а ситуация прежняя – перед локальной базой соблазна постоянно кто-то не может устоять.

Корень проблемы в глобальном смысле, безусловно, в коррумпированности власти. Но это и задача глобальная.

Корень локальной проблемы – в земельной базе мэрии. Горячие головы считают, что нужно ликвидировать этот кладезь информации: это база для внутреннего пользования и не является официальной – таковой признаются документы Кадастровой палаты Томской области. Но, с другой стороны, мэрии база нужна: она позволяет формировать участки и готовить их к торгам. То есть нужно ставить вопрос о том, на каком сите просеивать вносимые изменения в земельный документооборот, и это, по оценке специалистов, большой и больной вопрос.

Как пояснил Виталий Файт, глава Кадастровой палаты по ТО, палата узнает о внесенных изменениях именно из Росрегистрации. А туда документы попадают из мэрии, как показывает практика, зачастую уже с липовыми данными: сита между мэрией и Росрегистрацией нет, а кадастровая палата, с чьей базой можно было сличать базу мэрии по существующему на федеральном уровне механизму, им быть не может.

В сухом остатке: контролером может стать только сама администрация, которая бы могла принять какие-то меры. Может, например, счетной палате пару раз в неделю делать резервные копии базы, а потом их просто сравнивать?

Иначе ситом так и будут оперативные подразделения УВД и ФСБ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *