Дорога к жизни

Жители Стрежевого и Александровского района считают себя обреченными из-за недоступности специализированной медпомощи, которую оказывают только в Томске. Тем временем их проблема уже решена на региональном уровне

 

Письмо в редакцию

«Кто поможет мне не увеличить статистику смертности?»

«Прочитала в вашей газете публикацию «Со смертью наперегонки» (№ 14 от 13 апреля. – Ред.) – тревожная статья, тревожные цифры. Если пишете, значит, неравнодушные вы люди. Да и как можно оставаться равнодушным, когда это может случиться с каждым, причем внезапно…

Именно так это случилось со мной: работала, потом побывала в санатории, и вдруг: страшный диагноз, срочная госпитализация, самолет по санзаданию в Томск, и вот я – онкобольная в отделении гематологии ОКБ…

Замечательное отделение, замечательные врачи и весь медперсонал. Мне стало лучше, настроение поднялось, захотелось опять жить, строить планы на будущее, но…

По моему заболеванию требуется ежемесячное лечение в Томске. Химиотерапия. Пенсии хватает только на дорогу туда и обратно. Сначала мне помогло мое бывшее предприятие, затем три раза оплатила дорогу соцзащита, а теперь отказали, потому как доходы превышают уровень прожиточного минимума. Если от моей пенсии (17 тыс. рублей) отнять этот уровень – не хватит денег на билет, если купить билеты на самолет (14–16 тыс.) – не будет уровня. Вот и получается: или я полечу в Томск и подлечусь, но умру от голода, или наемся, но умру от заболевания.

Кто поможет мне не увеличить статистику смертности? Я не знаю, куда стучаться. Мне всего 58 лет, я полна оптимизма, но внезапная беда и бедность не дают покоя и держат в постоянном стрессе».

Татьяна Тищенко, Стрежевой»

 

Комментарий

Какова цена вопроса?

Игорь Чернышев, председатель комитета по труду и социальной политике Законодательной думы Томской области:

– Необходима система, которая позволила бы не разово решать проблему конкретного обратившегося больного, а автоматизировала бы помощь всем нуждающимся, работала бы без унизительного хождения пациента по инстанциям с протянутой рукой. Ведь получение бесплатной и доступной специализированной помощи – это конституционное право гражданина.

Проблема в том, что слово «доступность» федеральные законодатели, а следом и чиновники от здравоохранения понимают по-своему: переступит больной порог клиники – мы его помощью обеспечим. А вот дорога – его личное дело. Но сумеет ли северянин добраться до этого спасительного порога?

Мы бились над этой острейшей проблемой несколько лет. Ранее областным депутатам удалось решить вопрос по больным туберкулезом: закон о том, что всем им положен бесплатный проезд к месту лечения и обратно, был принят еще в 2001 году. Но более пяти последующих лет обладминистрация не могла создать соответствующих нормативных актов – дело просто спускали на тормозах. Пришлось в 2007-м дополнительно вносить в закон конкретные сроки разработки этих документов. С той поры он и заработал.

С этого года решена и проблема северян, больных социально значимыми заболеваниями (онкология, психиатрия, наркология). Впервые в областном бюджете появилась отдельная строчка о компенсации проезда таким больным для получения специализированной медицинской помощи в муниципальных образованиях, где отсутствует круглогодичное наземное сообщение (Стрежевой и Александровский район). На это выделено 2 млн рублей. Сегодня отработан алгоритм получения талона или компенсации за проезд: начинать надо с лечащего врача и решения комиссии при главвраче больницы, которая подтверждает необходимость направления пациента в Томск.

Закон о бюджете принят в январе, с 1 февраля появилось постановление о порядке его реализации. Данный механизм распространяется на правоотношения с 1 января. Но, к сожалению, Татьяну Тищенко обрадовать пока не могу: на ее диагноз это положение не распространяется. Будем искать механизм оказания помощи ей конкретно.

Выделенная сумма, судя по всему, вдвое меньше, чем требуется больным Стрежевого и Александровского района. Но это не фатально: если увидим, что средств недостаточно, будем выходить в Законодательную думу с предложением увеличить бюджетные ассигнования. Мы постараемся, чтобы такая строчка в областном бюджете была всегда или был найден другой, более эффективный механизм с учетом внесенных изменений в Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании». Год поработаем – увидим, какова цена вопроса.

 

Мысли по поводу

Инесса Юшковская, корреспондент:

А как же остальные?

Итак, онкогематологический диагноз Татьяны Тищенко по какому-то недоразумению выпал из утвержденного перечня онкологий в областном документе, которым руководствуется стрежевской муниципалитет. Депутат Чернышев намерен в ближайшее время обратиться с запросом в областной департамент здравоохранения, чтобы недоработка, если таковая есть, была устранена. А Татьяне Илиадоровне, пока суть да дело, пообещали в порядке исключения оплатить нынешние перелеты уже в конце мая.

В сухом остатке две новости – хорошая и не очень. Хорошая: кое-какие деньги для северян, которым требуется специализированная медпомощь, у области есть, и механизм, пусть и несовершенный, запущен. Плохая: систему, «действующую автоматически», не вынуждающую граждан обивать пороги с протянутой рукой, выстроить не получилось.

Не только пациенты, но и врачи-онкологи (!) о положенной больным компенсации до сих пор толком не знают – это раз. Бесплатный проезд распространяется не на все группы заболеваний, а только на социально значимые – это два. Субсидия доступна только жителям Александровского района и только на авиаперелеты – три.

А остальные? Сможет ли ежемесячно кататься на «химию» житель, например, Каргаска? Автобус до Томска – 613 рублей. А жителю, к примеру, Усть-Тыма, прежде чем на этот автобус сесть, нужно доплыть до Каргаска на «Ракете» за 700 рублей. Итого туда и обратно – 2,6 тыс. с хвостиком.

Так доступно ли специализированное медицинское обслуживание жителям глубинки? Говорят, один онкогематологический больной из Стрежевого покупает квартиру в Томске. Иначе не выжить…

 

Кстати

По новому закону об ОМС любой гражданин России с полисом ОМС может обратиться за помощью в любое медучреждение. В Нижневартовске (90 км от Стрежевого) есть прекрасный онкоцентр. Но для бюджета Томской области обращение туда стрежевчанина окажется довольно обременительным – медпомощь там в 3–4 раза дороже, деньги за лечение регион заплатит соседям в рамках межтерриториальных расчетов.

Можно также застраховаться в Нижневартовске, в этом случае лечение стрежевчанина не будет стоить томскому бюджету ничего, за обслуживание в стрежевской районной больнице будет рассчитываться фонд ОМС ХМАО. Вопросы насчет правил страхования и прав застрахованных можно задать по тел. (8-382-2) 418-275.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *