От обучения к образованию

Томск может предложить России модели взаимодействия школы и вузов

Впервые на Томском инновационном форуме свое место среди пленарных заседаний и круглых столов заняли дискуссии, посвященные среднему образованию. Пути взаимодействия школы и вуза для воспитания инноваторов – людей с креативным мышлением искали на круглом столе «Преобразование школьного образования. Потенциал взаимодействия университетов и школ». А тем временем на дискуссии о школьном образовании в инновационной России обсуждали вопрос, «какие юнги нужны кораблю, который по-прежнему не знает, куда плывет?». К единому мнению участники так и не пришли…

 

Подготовили Ксения САЛЮКОВА и Илья ЮШКОВСКИЙ

ФОТО: МАКСИМ КУЗЬМИН

 

Что есть сейчас

Галина Прозументова, доктор педагогических наук, профессор, директор НОЦ «Институт инноваций в образовании» ТГУ: – Мне кажется, в Томске уже нет школ, не взаимодействующих с вузами: процесс везде налажен, но с разной интенсивностью и разными задачами. У лицея при ТПУ и Сибирского лицея конкретная задача – подготовить абитуриентов для конкретных вузов. «Открытый молодежный университет» Игоря Дмитриева создан при ТУСУРе, но работает на разные вузы. То есть ребят не просто готовят к экзаменам, но формируют проектные компетенции. Опыт школы № 49 – совместная исследовательская проектная деятельность школьных и вузовских преподавателей…

Татьяна Ковалева, профессор МПГУ, президент Межрегиональной тьюторской ассоциации: – Есть модели натуральные – их не надо особо рекламировать, они на виду. Например, сейчас демографическая яма, а вузы хотят привлечь сильных ребят – вот и создают площадки, на которых готовят себе студентов (а школам важен престиж). Но есть ростки, которые не так явно заметны, и прорасти они сами не могут – силенок не хватает.

 

Перестать ругать школы

Галина Прозументова: – На наших глазах возрастает ценность образования. А обучение терпит серьезную критичную рефлексию. В чем разница? Обучение строится на передаче навыков, знаний. Но сегодня таким образом уже не получается обеспечить ресурс на всю жизнь. Образование – это свободное движение, сетевые формы, тьюторство, индивидуализация. Наконец-то образование начинает рассматриваться как отрасль культуры, без которой инновационную экономику построить просто невозможно.

Татьяна Ковалева: – Сегодня в образовании задан жесткий искусственный ход – переход на инновационный формат жизни. На школу смотрят из изменившегося контекста и говорят: что-то школа плохо инновационный режим жизни задает. Но ведь школа, которую придумал в XVII веке Каменский, заточена как раз на передачу знаний, умений и навыков. Поэтому надо перестать ругать школы и создавать места, которые бы готовили детей к инновационной экономике. При этом важно понимать, что никогда такой задачи в истории России не было – для ее выполнения нужно придумать принципиально новые формы подготовки детей. Сегодня они произрастают, и их надо пестовать. В Америке стоит школе сделать что-то интересное, ее переводят на федеральное финансирование. Весь калифорнийский департамент образования бегает и ищет – вдруг в школе какая идея зародилась. А у нас инновации в образовании для чиновников – дополнительная головная боль, ее до последнего стараются не замечать.

 

А кадры кто?

Галина Прозументова: – В последнее время, к сожалению, произошла маргинализация учительского сословия – вытеснение учителей на периферию социального признания. Есть, конечно, у этого процесса и обратная сторона: в школе остаются люди, которые по-настоящему любят свою профессию. Но как никогда много и людей, которые просто отсиживаются и переживают социальные невзгоды. Зарплата никогда не была индифферентным моментом в выборе профессии. Нам приводят пример Сингапура – невероятный рывок в образовании. А первый шаг они совершили за счет того, что взяли в школы учителей из первой двадцатки студентов лучших университетов страны и дали им достойную зарплату.

Татьяна Ковалева: – Как только мы хотим положить какие-то модели в массовую педагогическую практику – нужно зайти в систему педагогического образования. Точно так же как не лучшие дети сегодня идут в пединституты, не лучшие ученые остаются в них профессорами. Культурная модель педагогического образования должна качественно измениться. Сегодня в любом регионе университет предметно занимает нишу пединститута и часто опережает его по всем параметрам. Пединституты на уровне государства должны сказать, в чем их фишка. И эта фишка, на мой взгляд, должна быть связана с качественными моделями другого образования.

 

Программа на вырост

Галина Прозументова: – Томску необходима программа использования потенциала вузов и школ для изменения качества образования. Во-первых, надо поддержать учреждения, которые выращивают инновации в образовании. Во-вторых, из ряда образовательных инициатив можно сделать несколько региональных проектов по прорывным направлениям. И, наконец, самая болезненная вещь – в управлении образованием практически отсутствуют механизмы поддержки инноваций: мы сталкиваемся с тотальным административно-бюрократическим стилем.

Татьяна Ковалева: – Смычка школы и вуза становится базовой. А модели в российском пространстве не наработано. И это может стать особым проектом Томска – предложить России несколько продуктивных моделей, как в современном пространстве могут взаимодействовать вуз и школа.

 

Как в тумане

«Какие юнги нужны кораблю, который по-прежнему не знает, куда плывет?»

 

Школе нужны реформы

Александр Гордон, телеведущий, модератор круглого стола: – Сегодня школьное образование отличается от классического, которое давало человеку представление о мире, в частности о добре и зле. Классическое образование уступило место утилитарному. Сегодня молодой человек получает знания только для того, чтобы заработать деньги, поэтому он подчиняется социальному рынку, который диктует свои условия.

Дмитрий Песков, руководитель проекта «Метавер» (Москва): – Сегодня дети выходят в виртуальный мир со своими друзьями, с подружкой из Китая, с другом из Бразилии, они проходят онлайн-квест на английском языке. Это совершенно новый тип социализации.

 

Школе не нужны реформы

Исак Фрумин, научный руководитель Института развития образования НИУ ВШЭ, ведущий специалист Всемирного банка: – Оставим школу в покое, пусть она учит писать и читать. Ведь есть целый ряд важнейших интересов и навыков, которые дети получают вне школы. Так, может, стоит перестать взваливать на эту давно перегруженную баржу все новые задачи. А формированием креативности, здорового образа жизни, духовно-нравственным воспитанием будет заниматься кто-нибудь другой?

Ахтам Чугалаев, директор школы (Ижевск): – Мы стали подопытными кроликами – сколько над нами проводят экспериментов.

Татьяна Ковалева, профессор МГПУ: – Перестаньте представлять школу как главный элемент системы образования. Есть ведь разные форматы образования, мир не сошелся на школе.

 

Проблемы школы

Ахтам Чугалаев: – Одни учителя работают, потому что фанатики своего дела, другим попросту деваться некуда, у третьих за спиной состоятельный муж. Может, действительно закрыть все педагогические вузы, потому что толку от них никакого? Согласно новой системе оплаты труда ставка учителя составляет 3,7 тыс. рублей…

Александр Гордон: – Если деньги, потраченные только на проектирование Сколково, направить на образование, это решило бы проблему 50 тыс. школ на несколько лет вперед.

Евгений Кузнецов, директор департамента развития и коммуникаций ОАО «РВК»: – Мы тратим бюджетные деньги на образование, но греем глобальные рынки – поставляем мозги в Америку, Китай, Европу. Молодые специалисты уезжают, потому что наша экономика не дает им рабочих мест и не создает условий. Можно придумать систему возврата своих денег. Например, ввести образование за кредит. Но для этого надо признать, что образование – это отрасль. Если образование – инфраструктура, то у него должны быть совсем другие задачи. Например, дать равные шансы детям разных сословий получить хорошую работу.

Исак Фрумин: – По итогам начальной школы наши дети одни из самых грамотных в мире – конкурируют с детьми из Гонконга и Сингапура. То есть наша система образования остается неплохой для индустриального государства. Но если со знаниями более-менее хорошо, то со способностью применять их в новой обстановке, совмещать знания из разных областей, чтобы ориентироваться в мире, – все значительно хуже. И вот тут надо что-то менять.

Александр Гордон: – Есть социальный заказ и общий тренд движения школьного образования, но у нас об этом знают только два человека, и те между собой не договорились. Пока мы сами не решим, куда плыть, попутного ветра не будет, а о частностях можем рассуждать сколько угодно.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *