Бизнес
2 17.10.2013

Томская IT-компания снабжает программами мировые корпорации

Статей на сайте: 492

Ноль инвестиций. Ноль сбережений. Только свои головы, своя идея: трехмерная интерактивная платформа, на базе которой можно строить различные системы виртуальной реальности; лаконичная и эффективная, что редкость даже на мировом рынке, поэтому на ней реально сделать бизнес. «Это вам не картошку в вакуумные пакеты на буржуйском оборудовании упаковывать! Вот она – драгоценная надбавленная стоимость, продукт интеллектуального томского труда», – такую емкую характеристику дали компании Unigine («Юниджайн») на одном из специализированных программистских форумов. Меньше года потребовалось, чтобы идею превратить в коммерческий продукт, с тех пор прошло семь лет.

– До сих пор каждый день – борьба, – улыбается генеральный директор «Юниджайн» Денис Шергин. – Не бывает так, что ты что-то гениальное придумал и – бац! – проснулся богатым и знаменитым. Рост компании пропорционален труду, который мы ежедневно в нее вкладываем.

Десять центов за пучок

…Девять вечера, мы только что закончили разговор, но Денис Шергин домой не собирается:

– Надо, – говорит, – еще синхронизироваться с американцами.

12-часовой рабочий день для него – норма, 14-часовой – в порядке вещей. Четырехдневный отпуск, проведенный летом на Алтае (из них два дня в дороге за рулем), – нечаянно образовавшаяся брешь в жестком рабочем графике. Двухнедельный отпуск на Бали был первым за семь лет. Впрочем, работать в классическом офисном режиме с девяти до шести Денис не хотел никогда:

– Я однажды устроился в офис и выдержал всего три дня. Потом решил – нет, только свой бизнес.

Фирма по веб-программи-рованию, которую Шергин открыл еще студентом радиофизического факультета ТГУ, была вполне успешной:

– На хлеб с маслом хватало, – улыбается Денис. – Но стало скучно, и я задумался о смене направления.

И счастливый случай: университетский товарищ, тоже радиофизик, Александр Запрягаев как раз искал менеджера для коммерциализации своих разработок. Когда-то Александр увлекся компьютерной 3D-графикой, освоил ее самостоятельно, устроился на удаленную работу в немецкую компанию,  чей продукт был связан с виртуальной реальностью. И все это время разрабатывал свой проект, который потом стал основой фирменной 3D-платформы Unigine.

– Сначала я помог сделать ему сайт, где мы бесплатно выкладывали демо-версии с исходными кодами. Хотели существовать на донейшны (пожертвования), но их было так мало, что не хватало даже на оплату хостинга, хотя трафик был приличный, – рассказывает Денис. – В 2004 году появилась идея продавать программу, без каких-либо инвестиций, с нуля. Почти год сидели по домам и «заворачивали» ее в коммерческую упаковку. Ведь одной оригинальной идеи мало – программа должна быть хорошо протестирована, снабжена документацией, примерами использования, должна регулярно обновляться, иметь техническую поддержку, лицензионную структуру, готовые маркетинговые материалы. Пока всего этого нет, это не продукт. Рыночная стоимость идеи – десять центов за пучок. Идея ничего не стоит, стоит реализация.

Руки золотые

В 2006-м, когда «Юниджайн» открыла свой офис, в нем сидели три фулл-тайм-сотрудника, из них двое – Денис и Александр. К концу года их стало семь. Сейчас – 25.

– Команда не должна расти быстрее, чем в 1,5 раза за год. Я считаю, что одномоментный приход большого количества новых людей размывает сложившиеся ценности, принципы, атмосферу в коллективе, – считает Денис.

Еще более прозаичная причина медленного роста – кадровый голод. Денис резко грустнеет, когда мы начинаем говорить об этом…

– Потенциал нашего продукта эксплуатируется недостаточно. У нас есть деньги, чтобы нанять хороших сотрудников и расти гораздо быстрее, но мы не можем их найти. Приходится очень квалифицированными головами решать те задачи, которые можно доверить чуть менее опытным инженерам.

ТУСУР? Мехмат ТГУ? Денис усмехается: их образование без опыта коммерческой разработки ничего не стоит.

– Выпускников мы брать перестали. Несколько студентов пытались выучить, но тщетно. Их потолок очень низок. Есть задачи, которые ты просто физиологически не можешь решить, – Денис бросает взгляд на палатку, лежащую рядом с его рабочим столом (поездки на скалы – редкая отдушина для него), и приводит образное сравнение: – Это как в скалолазании: есть маршруты и задачи такой категории сложности, которые не всем дано осилить, сколько ни тренируйся. В университете не научат коммерческому (промышленному) программированию. Там дадут Computer Science-базу, это клево, когда она есть. Но это не дает возможности разрабатывать сложные вещи.

– Отчасти мы сами виноваты, – немного подумав, добавляет Денис. – Много людей среднего уровня бывали у нас на собеседованиях, делали тестовые задания, не проходили и потом говорили в своей тусовке: «Ой, не ходите в «Юниджайн», там адовы требования!» Из-за этого некоторые классные ребята даже не пробуют свои силы – боятся. У одаренных людей самооценка всегда занижена. В итоге мы перевозим в Томск ребят из Новосибирска, Омска, Красноярска. Зарплата у нас чуть выше рынка, вот сейчас висит вакансия программистов, зарплата 50– 70 тысяч, соцпакет. Хотя основной мотиватор переезда – качество проекта.

Птица высокого полета

Платформа Unigine используется в тренажерах для обучения машинистов американских, австралийских, российских железных дорог (с ее помощью в виртуальной реальности воссозданы тысячи километров реального пути поезда). ГСКБ «Алмаз-Антей», одно из крупнейших в мире предприятий «оборонки», специализирующееся на разработке зенитных ракетных комплексов и перспективных видов вооружения, выбрало программу томичей для разработки визуализационной составляющей аналитического программного комплекса. Microsoft пользовалась продуктами Unigine для демонстрации новых визуальных возможностей Windows 7 (в офисе Дениса Шергина лежит открытка от директора Microsoft Стива Балмера, благодарящего томичей за бесценную разработку).

– Прорваться к покупателю, конечно, было сложно: конкурировать пришлось не на российском, а на мировом рынке (у нас даже русскоязычного сайта до сих пор нет), – вспоминает Денис Шергин. – Чтобы продать первые коммерческие версии программы, мы сделали цену на порядок ниже среднерыночной.

– Первые наши покупатели – это небольшие разработчики игр, ведь изначально была идея сделать именно игровой движок, это потом стало понятно, что продукт востребован на других рынках. Сейчас мы регулярно ездим на профильные выставки мирового уровня – игровые, симуляторные. Это помогает влиться в ту индустрию, на которую ты работаешь, получить инсайдерскую информацию, понять мировые тренды. Иначе в Сибири, в изоляции, сложно сделать что-то адекватное.

Как потопаешь…

– Нельзя сказать, что у нас супергениальная идея и все круто взлетело – нет, продажи растут пропорционально нашим усилиям, – подчеркивает Денис. – Работаешь над продуктом – зарабатываешь деньги, не работаешь – не зарабатываешь. Время идет — проблемы остаются, только масштаб их меняется: раньше не хватало 10 тыс. долларов, теперь 100. Бизнес – это вообще сплошная полоса героизма. Каждодневная борьба за выживание, особенно на ранних этапах.

Дважды «Юниджайн» была на грани банкротства. Персональных долгов было столько, что спать не получалось. Пытались получить кредиты, но безуспешно – для банка интеллектуальная собственность ничего не стоит.

– Как выкручивались?

– Ох, не спрашивай…

Последний такой кризис был 1,5 года назад, когда «Юни-джайн» завершала работу над военно-морской стратегической игрой Oil Rush («Нефтяная лихорадка»). (Релиз этой игры, кстати, томские эксперты назвали одним из самых интересных событий на томском рынке IT в 2011 году.)

– Чтобы поставлять технологии разработчикам игр, нам нужно самим разрабатывать игры. Чтобы понимать, что требуется на рынке симуляторов, мы должны сами разрабатывать симуляторные программы, сейчас вот работаем над симулятором гражданского вертолета, – объясняет Денис Шергин. – Игру Oil Rush мы делали прежде всего для того, чтобы показать потенциальным клиентам возможности нашего основного продукта – 3D-платформы. Но разработка затянулась, бюджеты «проелись», а поскольку все силы компании были брошены на игру, основной продукт стал существовать постольку-поскольку, его продажи упали…

– Но мы сделали несколько правильных шагов: максимум выжали из существующей  базы, постарались более агрессивно работать с потенциальным клиентами. Оптимизировали все до позеленения, – говорит Денис Шергин. – Не бывает так, что ты что-то гениальное придумал и – бац! – проснулся богатым и знаменитым. Вернее, бывает (Facebook, Angry Birds), но только как случайное исключение, джекпот: превратить эти успехи в систему не получается даже у их авторов.

Основной продукт компании «Юниджайн» – высокотехнологичная интерактивная 3D-платформа Unigine для создания разнообразных систем виртуальной реальности: компьютерных игр, обучающих программ, медицинских симуляторов и т.д.

 

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

2 Responses to Томская IT-компания снабжает программами мировые корпорации

  1. еркин

    какова стоимость интерактивной 3D-платформы Unigine
    и как посмотреть ее работу ?

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

64 − = 61