Ученые из Карлсруэ обследуют в Томске деревянные дома

Словосочетание «деревянный фонд» вызывает самые разные ассоциации. Это и настоящие памятники, кочующие по календарям и открыткам, и новоделы, сверху донизу увешанные современной резьбой. А еще – пожары, обрушения, скандалы вокруг расселения из ветхого и аварийного жилфонда… В этом случае звучит презрительное: «Деревяшки». Но вот что удивительно: на протяжении уже нескольких лет в наш город упорно приезжают немецкие ученые – как раз эти самые деревяшки изучать.

 Неказистые или престижные?

Делегации из университета Карлсруэ обследуют старые неказистые дома, к которым в советские времена градоначальники не подпустили бы иностранца на выстрел. Зачем?

Постоянный участник этих исследований архитектор Ханнес Эккерт однажды объяснил немецкий резон:

– В современном мире деревянные дома имеют огромное будущее: они теплые, удобные, экологичные. Работа в Томске позволяет выяснить, как эти постройки ведут себя в условиях экстремальных температур, что нужно предпринимать для их лучшей сохранности. Ведь в Германии жить в деревянном доме считается престижным.

Ради этого Эккерт и компания спускаются в подвалы и поднимаются на чердаки, обходят квартиры, придирчиво осматривая здания изнутри и снаружи. В понедельник, 15 августа, немцы проводили свое экспресс-обследование на ул. Войкова, 15.

 В атмосфере бесхозяйственности

…Чтобы оказаться на чердаке, надо встать на хлипкую табуретку. Затем шагнуть на короткую крутую лестницу, аккуратно влезть в проем, привыкая к темноте. Весь этот путь ученые уже проделали. Их слышно издалека: как всегда больше и авторитетнее всех говорит Ханнес Эккерт. Довольный, он бродит между массивных балок, без конца что-то объясняя своим спутникам. Кажется, он не замечает ни пыли, ни грязи, ни птичьего помета под ногами. Через десять минут спускаемся в одну из квартир. Хозяин относится к визиту легко: у него выходной. По этому случаю гости – один беспробудно спит на диване, двое других сидят на кухне. Соотечественники… Брезгливый взгляд натыкается на паучьи сети под потолком, древние обои, обвалившуюся штукатурку, какие-то тряпки. И запах… Чуть позже Эккерт обозначит все это коротко: «Атмосфера». А пока ему не до деталей быта. Важнее состояние пола, потолка, стен, проводки, дверей, окон, подоконников… В оценочном листе – десятки пунктов. Жилец – грузчик с Центрального рынка – ждет от исследовательской работы вполне конкретных результатов:

– С нашей крышей давно пора разобраться, на… Как тополя попадали, их убрать-то убрали, а крышу не отремонтировали! Из ЖЭУ приехали, шифер бросили, а его ветром сдуло, на… Теперь потолок мокнет, штукатурка падает. Нам бы крышу сделали, а остальной ремонт мы бы как-нибудь сами – уже и материалы все есть. Я ведь переезжать отсюда никуда не хочу! Деревяшка теплее, она дышит, здесь организм совсем по-другому себя чувствует, на..!

Закончив осмотр, Эккерт делится впечатлением:

– Когда в такую квартиру заходит неспециалист, то ему кажется: все плохо. На самом деле конструкция, стены – все в порядке. Проблема этих домов в том, что они перенаселены. Там, где по инженерному решению спроектирована одна квартира, сейчас их две. Это дому не на пользу. Жильцы? Нет, не шокируют. В Германии есть такие же… не самые обеспеченные люди. Но здесь, в Томске, они дружелюбнее. Не возникает тех сложностей, как у нас на родине. Просто заходим и работаем. Чувствуем ли интерес властей? Да, пожалуй. Нынешним летом это проявилось в том, что к нам приставлены стажеры – сотрудники районных администраций. За две с половиной недели, которые мы проведем в вашем городе, им предстоит овладеть методикой экспресс-обследования, чтобы в дальнейшем использовать ее на деревянном фонде уже без нашей помощи.

 

А дальше что?

Одна из стажеров – Марина Харитонова, консультант жилищно-коммунального отдела администрации Октябрьского района. За три дня совместной работы она вполне оценила ее суть и перспективы:

– Сейчас обследуем десять домов в Ленинском районе, потом разобьемся на группы и начнем работать по всему городу. Раньше, когда мы осматривали здания, обращали внимание на три вещи: крыша, перекрытия, стены. Это позволяло решить судьбу дома: ремонт, признание аварийности или снос. У немцев цель осмотра – возможность сохранения. Мы обследуем масштабно, они – более щепетильно. Обращают внимание на все мелочи – вплоть до дверной ручки или задвижки форточки. Отмечают фурнитуру, уплотнитель, звукоизоляцию, вентиляцию, жалюзи, ставни, решетки, декоративные элементы, наружное освещение, замки, водосток, слуховые окна, печные трубы, снегозадержатели… Но чтобы столь подробный осмотр не стал пустой тратой времени и сил, пора задаться вопросом: а дальше-то что? Освоим мы это экспресс-обследование; объясним суть метода специалистам управляющих компаний… А дом, подобный этому, на Войкова, за год собирает тысяч 35. За такие деньги дерево содержать никто не будет. Нужно разрабатывать статьи финансирования, какие-то программы. Иначе все повиснет в воздухе! Это в деревне хозяева следят за своим домом, а в городе только и думают: «Скорей бы снесли и дали квартиру!» Менталитет надо менять. Люди должны понимать: это их собственность, им здесь жить…

 

Вместе с немецкими специалистами деревянные дома осматривают томские стажеры из числа сотрудников районных администраций. За две с половиной недели им предстоит освоить метод экспресс-обследования, чтобы в дальнейшем применять его на практике

 

Профессор Ханнес Эккерт томские деревянные дома обследует не первый год. Цель – не только оценить состояние дома, но и найти возможности его сохранить

  

Быт жителей деревянных домов не шокирует немцев. Они деликатно замечают: «Атмосфера!» – и продолжают исследование

 

Метод экспресс-обследования включает десятки пунктов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *