img_2415

Праздник советской молодежи – День комсомола – официально отмечался в СССР 29 октября. Огромная комсомольская организация сплотила в своих рядах лучших представителей молодого поколения своего времени. Мощнейшее молодежное движение активно участвовало в жизни страны в годы войны и в мирное время.

Ярчайшими страницами в истории комсомола послевоенного времени были международные фестивали молодежи и студентов. В преддверии дня рождения ВЛКСМ, которому в будущем году исполнится 100 лет, и в дни, когда в Сочи стартовал XIX (и третий в нашей стране) Всемирный фестиваль молодежи и студентов, гостями редакции стали ветераны двух предыдущих форумов – 1957 и 1985 годов. Этой публикацией «Томские новости» открывают цикл материалов, посвященных грядущему юбилею.

Песню дружбы запевает молодежь

В конце лета 1957 года в Москве состоялся VI Международный фестиваль молодежи и студентов – событие, ставшее знаковым для эпохи оттепели и последующих лет. В нем участвовало 34 тыс. человек из 131 страны. Томскую область там представляло несколько десятков человек, включая знаменитый хор Томского электролампового завода.

– В 1957 году я был первым секретарем райкома комсомола в Парбиге. От каждого района направляли на фестиваль по 15–20 человек, – вспоминает член президиума Cовета ветеранов работников госучреждений, член Cовета старейшин Томска Иван Старовойтов. – Это были комсомольские работники, секретари первичек, рабочие. Что запомнилось? Прежде всего теплая дружеская атмосфера внутри самих делегаций. Времена были непростые – только 12 лет прошло с окончания войны. Многие еще жили трудно. Шла борьба за освоение целины, было много делегатов-целинников. Помню особо теплое отношение к китайцам – на вокзале москвичи на руках выносили их из вагонов. И совершенно противоположное отношение к делегации Израиля – с ними даже в гостинице никто селиться не хотел. Ведь незадолго до этого Израиль напал на Египет (речь идет о Cуэцком кризисе. – Прим. авт.).

Очень сильное воздействие на Ивана Петровича оказал антивоенный митинг, в котором принимали участие две японские девушки из Хиросимы.

– На них было больно смотреть. Страшно обожженные лица. Тогда мы все поняли, как это жутко – ядерное оружие, – поясняет Старовойтов.

На комсомольца из Сибири большое впечатление произвела сельскохозяйственная выставка. Там были представлены все советские республики. Причем три разыграли свадьбы – армянскую, молдавскую и белорусскую. Со всеми национальными обрядами. Реальные ли были женихи и невесты, Иван Петрович, конечно, сказать не может. А вот по дороге из Москвы в Сибирь на одном поезде ехали делегации из Новосибирской, Омской, Кемеровской, Томской областей и Алтая, и омичи устроили самую настоящую свадьбу.

Шестьдесят лет миновало с той поры. Многое, конечно, из памяти стерлось. Но что Старовойтов отлично помнит, так это Хрущева, запросто здоровавшегося со всеми подряд на улицах столицы. Ивану Петровичу поручкаться с Никитой Сергеевичем не привелось. А вот первый секретарь Шегарского райкома комсомола тому руку пожал, чем потом очень гордился.

Были и забавные случаи.

– Идем мы с бакчарским секретарем Иваном Вихаревым по сельхозвыставке, а навстречу нам чернокожий парень. У нас в Парбиге таких, понятно, в глаза не видели. Я что-то такое Ване сказал, мол, смотри, какой черный. Хорошо, что негромко. Потому что он к нам подходит, руку протягивает и на чистом русском с нами заговаривает. Ох как мне тогда неловко стало, чуть было не оконфузились! – улыбается Иван Старовойтов.

Но больше всего он помнит ощущение всеобщей радости, братства и солидарности:

– Мне крупно повезло – я принимал участие в таком громадном всемирном форуме. Это впечатление на всю жизнь.

Как молоды мы были, как верили в себя

1957 год – это, конечно, очень далеко. А вот 1985-й – времена юности поколения, в массе своей еще не вышедшего на пенсию. Участники этого фестиваля уже не смотрели на иностранцев как на инопланетян. На форуме молодежи Томск культурный представлял уже не хор ТЭЛЗ, а ВИА и поэт Михаил Андреев. В воздухе уже что-то веяло, но «развитой социализм» казался незыблемым. И комсомольские активисты всей страны к проведению фестиваля готовились истово.

Гостями XII фестиваля стали 26 тыс. человек из 157 стран мира. Лозунг фестиваля – «За антиимпериалистическую солидарность, мир и дружбу». Талисманом выбрали Катюшу, а символика утверждалась в ЦК КПСС лично Михаилом Горбачевым. У гостей «Томских новостей» фестивальные сувениры сохранились, и они с удовольствием их демонстрировали.

В подготовке к крупному событию участвовала тогда вся страна, рассказывает Петр Кондаков, заместитель секретаря первичной журналистской организации ТГРК, член Совета старейшин Томска, в прошлом – секретарь Томского обкома ВЛКСМ.

– Все приехавшие на фестиваль делились на три группы: организаторы, участники и делегаты, – говорит Петр Павлович. – У них даже цвет формы был разный. Делегаты – официальные представители региона, организаторы – рабочая кость. Участники – где-то посередине. Я был участником.

Организаторов представлял Виктор Кулешов, ныне – директор Томского механико-технологического техникума.

– Начали мы работать в марте и закончили в сентябре. Ни о каких выходных и речи не было, – говорит Виктор Романович. – Мы были рабочими лошадками. Я отвечал за оформление клуба делегации СССР – этот театр Советской армии и Дом Советской армии с прилегающей территорией. Необходимо было построить работу так, чтобы ни в коем случае не встретились представители воюющих стран. Про сам фестиваль мне сложно что-то сказать. Я, честно говоря, даже не помню, был ли на закрытии и открытии, хотя коллеги говорят, вроде бы был. Но я многому научился за эти месяцы, пришлось работать и с ЦК комсомола, и с ЦК партии. Устали, как черти, но это было здорово. Надо было показать, что мы – молодежь продвинутая, много чего знаем.

– Томичам были доверены очень ответственные моменты, – добавляет Петр Кондаков. – Все знали, что сибиряки – ребята работящие и думающие. Нас признавали, слушали, уважали.

Культурный Томск в грязь лицом не ударил

– Официальная программа была огромной, это два тома, – включается в разговор Любовь Игнатова, делегат фестиваля, а сейчас заведующая библиотекой Томского механико-технологического техникума. – Причем мероприятия шли одновременно – в Доме Советской армии выступает Чепрага, в парке Горького – Леонтьев, в Лужниках – Пугачева… Мы бегали с одной площадки на другую, хотели как можно больше успеть. Спали по два-три часа в сутки! В основном общались, встречались с различными делегациями. Особенно мне запомнилось мое выступление в Министерстве культуры РФ. Огромный зал, представители всех стран мира и пять наших делегатов: я, певец Игорь Корнелюк, актер Андрей Ростоцкий и еще из Казахстана парень. Я волновалась страшно. Перед выступлением сидели в гостевой, там же был и великий Сергей Образцов. И он мне говорит: «Не переживай, дочка, ситуации бывают разные. Самое главное – всегда надо оставаться человеком». И так он это сказал, что я успокоилась, и все прошло хорошо.

Среди участников-томичей был и вокально-инструментальный ансамбль.

– Мы дважды переделывали программу, – вспоминает Петр Кондаков. – Сначала собрали ее из популярных песен зарубежных авторов. А потом решили: нет, лучше свое. Сделали попурри на тему русских и советских песен и не прогадали! Наш проект пользовался самым большим успехом. Было несколько концертных площадок, где мы должны были выступать, но после двух-трех сверхуспешных концертов ребята уже не ели, не спали и не отдыхали. И пели наши песни иностранцы вместе с нами.

Подводя черту под разговором, наши собеседники подчеркнули: главное достоинство фестивалей молодежи и студентов, как и всего комсомольского движения, – их искренность. «Там не было конъюнктуры». Советский Союз сумел убедить молодежь мира взглянуть на него другими глазами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

87 + = 88