100 лет как один день

Но счастливый и насыщенный

Удивительный и крайне редкий юбилей в последний день зимы отпраздновал единственный молчановский ветеран Великой Отечественной войны Николай Дмитриевич Зубов. 29 февраля ему исполнилось 100 лет!

Согласно паспорту до юбилея вообще-то еще три месяца, но фактически он родился именно в феврале. Это частое явление в те далекие годы. Как рассказывает сам Николай Дмитриевич, служитель церкви, который крестил детей и делал записи в документах, приезжал в маленькую чулымскую деревеньку Спиркино, где родился юбиляр, раз в полгода. В тот год он появился… только 25 мая. Теперь у Николая Дмитриевича два дня рождения – зимой и весной.

Маленький помощник

Семья Зубовых занималась рыболовством. На промысел обычно ходили все вместе. С семи лет к нему привлекали и Колю, которого отец брал с собой и на охоту.

В 1932 году семья переехала в Майково. Лошадь, на которой перевозили имущество, вместе со сбруей сразу же отдали в колхоз «Культурный животновод», где начали трудиться родители. Детей приняли в первый класс, несмотря на середину учебного года. Старшей сестре Николая на тот момент было уже 12 лет. Окончив четыре класса, она тоже начала работать в колхозе. И у Коли «университеты» закончились – с пятого класса нужно было ездить в школу в Тунгусово. Средств у семьи на это не было. К 1941 году он уже пахал землю на лошадях, а зимой уходил вместе с остальными на лесозаготовки.

Боевой путь

Весной 1941 года молодых парней, в том числе Колю Зубова, отправили в Красный Яр, в ФЗУ (школу фабрично-заводского учения). Здесь молодежь училась профессии лесоруба, трелёвке древесины на лошадях. А в июне началась война… Студенты срочно сдали экзамены и разъехались по леспромхозам. Николая Дмитриевича оставили в Красном Яру как отличника учебы.

– Зимой 41-42-го годов я попал на лесозаготовки в Чугойгу. Мы возили в Асино ценнейший груз – деревянные оружейные болванки для прикладов, – рассказывает ветеран. – А весной нас отправили в Суйгу на военные сборы…

В сентябре он получил повестку в военкомат. Томских призывников отправили на запад, где шли ожесточенные бои, но недалеко от Урала их развернули на восток: необходимо было сдерживать натиски японской армии, которая в случае падения Сталинграда, грозилась открыть второй фронт и помочь немцам.

Отучившись в полковой школе и став сержантом, Николай Дмитриевич попал на станцию Хоронор, что была расположена на монгольской границе. Здесь Зубов прослужил до 1945 года в минометном подразделении.

В августе 45-го миллионная Квантунская армия базировалась в Манчжурии. Освобождать ее отправили полк, где служил Николай Дмитриевич. Больше тысячи километров прошли советские войска вдоль Китайской стены с оружием в руках.

– Шли по пустыне Гоби, воды не хватало, – вспоминает старый солдат. – Пить хотелось постоянно. По пути встречались деревушки, жители которых были порабощены японцами, жили крайне бедно, дети ходили практически голыми и вечно голодными.

Николай Дмитриевич принял участие в освобождении города Чуфынь. Город был окружен рекой. Берега соединялись узким мостом, где не мог проехать танк.

– Один попытался – свалился в воду, экипажу мы помогли выбраться на сушу, – вспоминает ветеран.

Минометчики заняли сопки и начали обстрел города. Следом пошла пехота. Японцы сдались быстро, но минометную бригаду командиры оставили на позициях прикрывать своих. При взятии Чуфыня Николай Дмитриевич расстрелял все снаряды. Бой длился не больше 30 минут. В ходе операции около 600 тысяч японцев были пленены.

Вернувшегося в свой гарнизон Николая Дмитриевича направили в Школу младших авиаспециалистов (ШМАС), а в июне 46-го – в Корею. Здесь Зубов прослужил четыре года: два года на 38-й параллели и столько же в Пхеньяне. Служил мастером по вооружению, обслуживал самолеты: чистил орудия, заряжал, снимал заряды. За победу над Японией и Кореей награжден медалями.

Трактор на дровишках

– Однажды повез ветеранов в Ташкент, и так мне там понравилось, что решил перебраться туда на постоянное место жительства, – вспоминает ветеран. – Но малая родина не отпускала, и я вернулся в Молчаново, устроился в лес-промхоз.

Делом занялся «экзотическим» – помощник тракториста в Сулзате, он подносил к трактору корзину с чурочками, на которых тогда работала вся техника.

В 1953-м Зубова отправили учиться в лесотехническую школу, где он получил «корочки» электромеханика, чтобы работать на передвижных станциях. Вернувшись в Сулзат, обосновался на одной из таких – на электростанции ПС-12200, которая вырабатывала ток для электрических пил на валке леса. В бригаде трудились ссыльные бандеровцы, их женщины тоже занимались заготовкой древесины – были сучкорубами. На делянах вообще было многолюдно – приезжали колхозники из Тунгусово и Федоровки, трелевали лес на лошадях на речку Карайга, а затем уже сплавляли его дальше.

Екатерина Давыдовна. Она же Катрин

Здесь, на лесозаготовках, и познакомился Николай Дмитриевич со своей будущей женой Екатериной Давыдовной. Родом она была из ссыльных поволжских немцев. Звали ее Катрин Бальцер. Официально зарегистрировать брак влюбленным долго не удавалось, так как Катрин аж до 1956 года состояла на учёте в комендатуре. И только после реабилитации Катрин они смогли узаконить свои отношения. К тому времени у пары уже подрастала дочь.

– Как только стало возможным – Катрин сбегала в соседнюю Смолокуровку в сельсовет и зарегистрировала наш брак. Я был на работе, так что всё случилось без моего присутствия, – улыбается Николай Дмитриевич. Так Катрин Бальцер стала Екатериной Давыдовной Зубовой.

Чем только в жизни не пришлось заниматься Николаю Зубову. И где бы он ни трудился – всегда был в почёте и уважении. Заготавливал ли лес, строил ли дома, прокладывал ли лежнёвую дорогу (колея из выступающих или врытых вровень с грунтом деревянных продольных брусьев – прим. ред.), шоферил ли потом на ней за рулём лесовоза… Уже зрелым человеком окончил лесотехшколу по специальности мастер лесозаготовок, позднее трудился в «Сельхозхимию» экспедитором – возил из города запчасти на технику.

Неугомонный дед

Семья Зубовых воспитала пятерых детей – четырех родных дочерей и одну приемную. Они подарили Николаю Дмитриевичу девять внуков, у которых тоже свои семьи, дети и внуки.

Юбиляр в жизни всегда был живчиком. Около 30 лет был бессменным заседателем товарищеского суда. В 80 лет ходил на рыбалку. Гору Релка, возвращаясь с полным рюкзаком улова, преодолевал на раз-два, легко. Иногда писал в местную газету. Но страстью всей его жизни стали книги. Им читано-перечитано очень и очень много авторов…

Сегодня Николай Дмитриевич окружен любовью и заботой близких, частенько собирающихся в уютной квартире ветерана. 100 лет – не возраст, уверены родные. А потому желают своему герою только одного – здоровья!

Автор: Анастасия Овчинникова
Фото из архива семьи Зубовых с. Молчаново

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × четыре =