Борис Мальцев: Держать темп!

Утекающая Сибирь, футбольный театр, заснувшая агломерация, невыполненный план строительства жилья – в гостях у «ТН» спикер областной Думы Борис Мальцев.

Заснувшая агломерация

— Борис Алексеевич, недавно журнал «Эксперт-Сибирь» опубликовал статью о попытках создания агломераций в Сибири. Цитата: «В декабре прошлого года муниципальные власти Томска, Северска, Томского и Шегарского районов при поддержке депутатского корпуса договорились начать подготовку к объединению территорий в рамках агломерации. Стороны сформировали рабочую группу для подготовки четырехстороннего меморандума об объединении, который подпишут главы стремящихся к объединению муниципалитетов, а также губернатор Виктор Кресс. Этот документ определит основные положения для начала подготовки референдума и разработки нормативно-правовой базы будущего территориального образования».

Авторы этого текста далеко от Томска, а мы близко: уже давно не слышно о деятельности этой самой рабочей группы…

— Увы, это так. Мы не можем похвастаться темпами, которые показывает Красноярск, где уже создана специальная корпорация по созданию агломерации, объявлен всероссийский конкурс на разработку программы действий. Мы, в принципе, тоже определились, что надо объявлять конкурс на создание программы, и я ждал, что исполнительная власть вот-вот придет в Думу просить деньги на его проведение, но на каком-то этапе все опять заглохло…

— Разве может закрытый город входить в агломерацию? Не искусственная ли конструкция? Может, поэтому все тормозится?

— Во-первых, Северск все равно будет открыт – страна не настолько богата, чтобы содержать за колючей проволокой 15 тысяч рабочих и еще 100 тысяч жителей. Во-вторых, ничего искусственного: авторы «Эксперт-Сибирь» правильно подчеркивают – томская идея создания агломерации очень органична. И жизнь это подтверждает каждое утро: сплошной поток машин от Северска до Томска. От КПП до психбольницы три минуты езды – это же по европейским меркам парк внутри города.

— Значит, проблема в том, что участники рабочей группы не слишком-то «стремятся к объединению».

— Да, этот так… Вот, к примеру, все лето СМИ рассказывают о проблемах транспортной доступности Корнилово: да что мы делаем – это же, по сути, Томск! Зато по дороге в Тегульдет мост длиной в 5 километров построили – после этого хоть на кубометр стали там больше добывать леса? Надо концентрировать деньги и усилия, а мы их часто распыляем… Кроме агломерации нет другого стратегического пути, мы все равно к этому придем, только придется наверстывать упущенное сегодня.

В общем, нужен новый толчок, и сделать его может только губернатор: собрать глав Томска, Северска, Томского и Шегарского районов и стукнуть кулаком по столу.

Утекающая Сибирь

— Две недели назад полпред президента в СФО Анатолий Квашнин провел совещание, посвященное корректировке стратегии развития Сибири. Вы вошли в состав рабочей группы по разработке этого документа. Стратегия была принята в 2002 году. Что изменилось за шесть лет, почему возникла необходимость корректировки?

— Прежняя стратегия носит во многом декларативный характер, и потому не подкреплена реальными деньгами. И это в отличие, например, от стратегии развития Дальнего Востока, под которую средства выделены. И Анатолию Квашнину надо отдать должное: он упорно хочет добиться реальной стратегии, подкрепленной финансовыми ресурсами.

Полпред же по-государственному мыслит: он много ездит по регионам и видит, что происходит – люди из Сибири продолжают утекать. (Томская область – исключение, за счет хорошей миграции удается балансировать на одном уровне.) При этом американцы уже вслух сказали: мол, несправедливо, что этот кладезь всех полезных ископаемых достался русским. Китайцы вслух ничего не говорят, но внимательно присматриваются. В общем, нужна четкая стратегия развития Сибири, подкрепленная финансами.

Непростые годы

— Не кажется ли вам, что трехлетнее планирование бюджета не очень-то реально, потому что все зависит от цены на нефть, которую прогнозировать крайне сложно?

— Не надо преувеличивать долю нефтяных денег в нашем бюджете: если в 1996 году они составляли 28 процентов, то сейчас — 14. Для нас гораздо важнее подоходный налог, который дает в совокупный бюджет области 37 процентов. Поэтому мы 10 лет и боремся за то, чтобы зарплаты были выше. И немалого уже добились: 500 предприятий Томска (не нефтяники и не газовики) платят среднюю зарплату выше 16 тысяч – не нефть, а они кормильцы бюджета.

— Правительство объявило об увеличении социального налога с 2010 года.

— Это не есть хорошо – может сказаться на темпах роста зарплаты, существует опасность, что заработная плата еще больше уйдет в «тень».

— Финансовый кризис уже серьезно отражается на рынке строительства жилья?

— Недавно разговаривал с банкирами. Они говорят – количество кредитов на покупку, например, машин не уменьшилось, а на покупку жилья снизилось раз в пять. Полагаю, люди ждут, что цены на жилье пойдут вниз. Не думаю, что это произойдет – строители просто сократят объемы, какие-то объекты законсервируют в стадии незавершенки. Объемы уже упали: сильно сократилось потребление железа, кирпича, бетона. Думаю, план на этот год в 500 тыс. кв. м жилья будет очень тяжело выполнить, а на следующий год сокращение может быть очень серьезным. Понятно, что это чревато некоторым ростом безработицы, сокращением поступлений в бюджет. Думаю, этот кризис – на 2-3 года. Но катастрофы нет и не будет.

— Многие строители уже призывают власти финансировать строительство государственного жилья.

— Не думаю, что это возможно в больших объемах.

— Депутаты гордумы устроили полемику по поводу того, что Томску нужно гораздо больше денег на выполнение функций областного центра. Ваше отношение?

— Не люблю коллег-депутатов критиковать, но какие функции областного центра городские власти выполняют? Театр драмы, филармония, ОКБ, тубдиспансер и так далее – областные или городские расходы? То есть вопрос стоит так: давайте передадим все эти учреждения городу и, соответственно, дадим деньги на выполнение этих областных полномочий. И бюджет Томска сразу станет огромным. В Новосибирске, на бюджет которого ссылаются томские депутаты, так и сделали. Но у нас-то депутаты гордумы хотят по-другому: чтобы все эти расходы областной бюджет финансировал, а город бы получил деньги на некие столичные функции. В общем, зря они бучу затеяли: на свои обязательства Томск получает денег достаточно.

Не спорт, но театр

— Недавний «пожар» на борту «Томи» всколыхнул многих людей. Что дальше будет с «самым дорогим бюджетным проектом области» в нынешних непростых условиях?

— У меня нет сомнений, что «Томь» останется в высшей лиге, и пока высшее политическое руководство области считает, что этот проект надо сохранить. На такую позицию нас люди настраивают. Ведь в прошлом году почти 200 тысяч жителей области посетили стадион и еще 600 тысяч человек посмотрели по телевизору матчи «Томи». Знаете, недавно в одном спортивном издании я прочитал, что Томск — единственное место, где футбол – театр. И я с этим полностью согласен: для наших людей это прежде всего не спорт (не результат), а зрелище. Ну где еще томичи могут посмотреть на игроков мирового класса?

И вообще, это уже и социальный проект. Однажды в поликлинике медсестра спрашивает: «Борис Алексеевич, что же с «Томью» будет?» Я ей говорю: «А вам-то какой интерес?» — «Ну как же, у нас все девчонки незамужние на футбол ходят — там же столько мужчин»…

— Матримониальный проект…

— Не смейтесь – все это по-житейски очень понятно. Кстати, новый тренер «Томи», который по всему миру работал, сказал, что его просто поразило количество женщин-болельщиц в Томске.

— Но все это удовольствие дорого стоит.

— Во-первых, все хорошее стоит дорого. Во-вторых, мы платим не так и много – бюджет клуба всего 25 млн. долларов. Для сравнения: бюджет «Зенита» — 100 млн. плюс на покупку только одного игрока недавно выложили 30 млн. Вот и получается, что всего за 25 млн. долларов мы целый год привозим в Томск игроков мирового уровня.

— Что ж, успокоим болельщиков бюджетом клуба следующего года?

— Мы ставим клубу задачу самостоятельно заработать 200 млн. рублей (в этом году выходит на 150). Естественно, не за счет цен на билеты. Это первое. Второе – думаю, миллионов на 150 бизнес раскошелится (в этом году приближается к 100). Где найти остальные деньги – большая головная боль.

— Какой бизнес поддерживает социальный проект?

— Есть компании, которые и по 20 миллионов дали. Названия раскрыть не могу. Скажу только, что это исключительно местные, томские, бизнесмены. А структуры вертикально интегрированных компаний («Томскнефть», СХК, «Транснефть», «Востокгазпром» и т.д.) – увы, ни рубля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.