Выпал из гнезда

Британский томич Дмитрий Дроздов заново учился улыбаться и родину на расстоянии любить

 Томск – родное гнездо, – говорит Дмитрий Дроздов. – Только в нем стало тесно… Покорять туманный Альбион томский журналист, а ныне редактор лондонского журнала о недвижимости «OPP Russia» уехал лет пять назад, будучи в ужасной неуверенности. Теперь по-британски пижонистый, вечно улыбающийся, по поводу и без говорящий «Sorry!» молодой человек даже и не знает, стоило ли сомневаться.

Обангличанился

– Уехать я мечтал сразу после окончания журфака ТГУ. Казалось, что поступить в аспирантуру в Москве будет сложно, а других вариантов я будто не видел, – рассказывает Дроздов.

Варианты появились, когда Дмитрий узнал о ежегодных поездках студентов ТГУ в Шеффилдский университет на языковые курсы. Поехал и… просто заболел Британией:

– Она снилась по ночам! И стала казаться подозрительной сибирская привычка пить чай с молоком… Когда вернулся, все друзья сразу заметили, как я «обангличанился». Через год снова махнул в Англию. В Лондон.

Там поступил в колледж, нашел подработку в интернет-кафе и в русскоязычной газете «London INFO». И все бы хорошо, да заела тоска по родине. Дмитрий поехал в Томск погостить. А уехать не смог… В итоге в Лондоне обжился только с третьей попытки.

– Я бросил аспирантуру, работу и уехал в никуда, – вспоминает новоиспеченный британец. – Вот это подвешенное состояние – когда ты уже всего лишился, но еще ничего не приобрел – очень непростое. Но Лондон уже много столетий видит сотни тысяч иностранцев…

Правила жизни

Жить в Лондоне гораздо проще, чем в той же Москве. К такому выводу Дмитрий Дроздов пришел, освоившись в британской столице. Не нужно ни регистрации, ни прописки, только загранпаспорт. Довольно просто и с работой. Британия – страна интеллектуалов, поэтому коренные жители давно не занимаются «грязным» трудом. Мыть посуду, трудиться официантом, убирать дворы может любой иммигрант, причем за достойную зарплату. В это время можно совершенствовать свой английский, чтобы впоследствии устроиться на более престижное место.

– Главное – соблюдать этакий негласный свод правил жизни в Великобритании, и все будет нормально, – объясняет Дмитрий. – Есть традиции общества. Если ты ведешь себя достойно, к тебе будут обращаться «сэр».

«Вести себя достойно» – это везде, даже на автобусной остановке, соблюдать очередь. Если наступил на ногу или на ногу наступили тебе – обязательно сказать «Sorry». Вообще, «sorry» желательно говорить всегда и везде: когда проходишь через толпу, обгоняешь кого-то или просто хочешь спросить дорогу. А в конце обязательно – «Thank you». Это стандарт британского общения. Ну и, конечно, надо улыбаться.

– Вот это самое страшное, – говорит Дроздов. – Тебе улыбается продавец, водитель автобуса, швейцар… Но они тебе не обязательно рады. Это просто шаблон такой – ширма. И поначалу меня эта ширма жутко коробила, потому что искренне улыбаться сложно. У меня получалась какая-то гримаса – растянутые в натужной улыбке губы. А потом… Перестал замечать. Это стало для меня как рукопожатие.

Весело между культурами

Дмитрий Дроздов продолжает:

– Сначала мне надо было максимально влиться в английское общество, попытаться почувствовать его изнутри – его ритм. Поэтому я был открыт для всех традиций, старался подстроиться. А когда я прочувствовал британский стиль жизни, он мне показался скучноватым. Я же все-таки русский… Но скучно быть просто русским, скучно быть просто британцем. Весело существовать между культурами. Я отмечаю как русские, так и британские праздники. Сравниваю реакции людей, думаю, как в той или иной ситуации поступили бы «наши», а как — англичане. Это очень захватывающее занятие!

В Россию Дроздов приезжает совсем ненадолго – повидаться с родными и друзьями. И попадает в совсем другой, уже незнакомый мир.

– Любить родину для меня – это любить родные места: Томск, Сибирь, Байкал… – говорит Дмитрий. – Я патриот своего города, а любовь к родине – понятие для меня довольно абстрактное. Если я вижу, что моя родина обдирается денежными мешками из столицы, как же я могу любить, например, правительство своего государства? Сейчас я устраиваю свою судьбу, сейчас у меня есть уверенность в завтрашнем дне. А в России почувствовать ее было очень непросто.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 4 =