Как разрешить педагогические и социальные проблемы мигрантов?

В начале лета руководитель городской национально-культурной автономии «Узбекистан» Хамза Хамроев принимал поздравления. Его организация стала одним из победителей областного конкурса некоммерческих проектов. Назывался он расплывчато: «Сохранение и развитие дружеских отношений между гражданами Республики Узбекистан и Российской Федерации». А смысл имел конкретный – работа с трудовыми мигрантами. Элементарный ликбез: обучение приезжих основам русского языка, объяснение им традиций, законов, норм поведения на нашей территории.

Разрабатывался проект фактически под одного человека – магистра образования, бывшего преподавателя Ошского государственного университета, а ныне жителя Томска Садыка Сабирова.

О войне и зарплате

История его появления в нашем городе трагична – в прошлом году Садык Алимжанович бежал с семьей из Киргизии. Вспомним: «В ночь на 11 июня 2010 года в городе Ош на юге Киргизии начались столкновения между киргизской и узбекской молодежью, которые в итоге вылились в массовые беспорядки. Затем волнения перекинулись на Джалалабад. Временное правительство объявило в Оше и Джалалабаде чрезвычайное положение, направило в регион подразделения силовых структур и бронетехнику. По официальным данным, в ходе беспорядков были убиты более 300 человек, по неофициальным – гораздо больше…»

12 июня 2010 года дом Сабировых сгорел дотла. К счастью, семья уцелела. Спустя два месяца Садык увез жену и четверых детей в Россию, подальше от межэтнических конфликтов. Преподаватель английского и русского языков с 20-летним стажем решил, что сможет устроиться в сибирском студенческом городе. И действительно нашел работу: Сабирова приняли в ТУСУР старшим преподавателем английского. Но на 0,25 ставки. Плюс кое-что зарабатывает репетиторством. Но сумма так незначительна, что отец четверых детей постеснялся ее назвать…

Дети без языка

Параллельно, узнав, что в городе существует национально-культурная автономия «Узбекистан», Садык Сабиров пришел знакомиться с Хамзой Хамроевым. Точки соприкосновения нашли очень быстро.

– Чтобы от меня была какая-то польза нашей диаспоре, мы решили организовать для узбекских детей курсы русского языка, – вспоминает Садык Алимжанович.

– Раньше у нас не было возможности преподавать русский язык, – поясняет Хамза Умарович, – не было учителя, одновременно владеющего русским и узбекским. А потребность была, и немалая: приезжали семьи с детьми, некоторые оставались в Томске. Естественно, вставал вопрос об определении ребятишек в русскоязычные школы. И тут начинались проблемы: во-первых, наших детей брали в учебные заведения только по месту прописки, несмотря на то что родители снимали квартиры в других районах города. Как возить или отпускать школьников, особенно младших классов?

– Другая, еще более острая проблема в том, что сегодняшние мигранты не могут двух слов связать по-русски, – продолжает Хамза Хамроев. – И подростки, которые были вполне успевающими учениками у себя на родине, вынуждены сидеть с малышами 3-4-х классов. Заниматься с ровесниками невозможно – нет языка… И вместо нормальных уроков – дискомфорт, насмешки, скука, нежелание посещать школу в принципе. Да и учителя им не рады – не укладываются в общие стандарты требований. Как учить? В итоге детей мигрантов перепихивают из школы в школу, лишь бы не брать на себя головную боль. А ничем не занятые подростки потенциально готовы уйти на улицу… И это уже будет проблема не только ребенка, но общества.

Универсальный солдат

И вот в прошлом преподаватель английского на факультете мировых языков Ошского университета взялся учить детей сооте­чественников русскому.

– Курс мы начали еще в декабре, – рассказывает Садык. – Уроки проходили в Доме дружбы. Пришли не только школьники, но и студенты, которые хотели «подтянуть язык». Я работал как «универсальный солдат» – помогал ученикам с математикой, химией, биологией, тем же английским… Ведь задания в учебниках написаны по-русски! Я давал элементарный курс – коммуникативный – 72 академических часа. Потом шел базовый – 100–120 часов.

Кроме этих уроков Сабиров занимается и со взрослыми, приезжающими в Томск на сезонные заработки. На этих уроках прежде всего осваиваются темы «Знакомство» (как зовут, откуда приехал, профессия), «Семья», «Денежное обращение», «Банк». Все, что может пригодиться в непростой и напряженной жизни гастарбайтера.

– Но в первую очередь я им всегда говорю: «Улыбка – это ваша визитная карточка». Слово «пожалуйста» должно присутствовать в каждом вопросительном предложении. Русские – приветливый народ, всегда оценят вежливое обращение, – считает преподаватель.

Кроме малолетних и взрослых учеников, с которыми Сабиров занимается на общественных началах, Садык Алимжанович нередко посещает РОВД в качестве переводчика:

– Случается, могут и среди ночи поднять. Еду. Это ничего. Это лучше, чем невиновного сделать виновным или наоборот. Слишком много фактических ошибок допускается из-за языкового барьера.

И эту работу преподаватель тоже ведет бескорыстно, в рамках стремления приносить пользу диаспоре.

В ближайшие дни

Садыка Сабирова знают в областном департаменте образования. Специалистами уже обсуждался вопрос о выделении ему специальной ставки. В идеале, по мысли преподавателя, в Томске надо создать языковой центр для помощи разным категориям мигрантов – и тем, кто приезжает на месяцы, и тем, кто хотел бы остаться надолго.

Стараясь удержать ценного специалиста, Хамза Хамроев выступил с некоммерческим проектом и выиграл грант в 375 тыс. рублей. Однако пока центр «Узбекистан» денег не получил.

– Из-за технических проблем со счетом этой организации средства до сих пор не перечислены, – поясняет Виктор Лелик, консультант департамента по информационной политике и работе с общественностью. – Однако сейчас проблема решена, договор подписан. В ближайшие два-три дня деньги, предназначенные для организации курсов языка и культурного ликбеза, поступят на счет «Узбекистана».

Решать сообща

– Мы знаем эту проблему, она имеет не только педагогический, но и социальный смысл, – говорит Надежда Лахтикова, консультант комитета развития образовательных систем областного департамента общего образования. – И решать ее надо комплексно, не только на уровне узбекской диаспоры. При встрече с Хамзой Хамроевым была достигнута договоренность о совместных действиях. Для начала нам необходимо иметь четкие цифры – количество детей-мигрантов, живущих на территории области. Это позволит принять экономически обоснованное решение о выделении ставки на базе одного из учебных учреждений. Но до сих пор эти данные в департамент общего образования Хамроевым не предоставлены.

Кроме того, мы предложили связаться с Богашевской школой, где уже есть опыт подобной работы, созданы индивидуальные программы для детей-мигрантов нерусской национальности, учебные планы. Томский район готов оказать методическую поддержку, оборудовать кабинет. Какие шаги предприняли Хамроев и Сабиров со своей стороны? Мы пока не знаем, департамент в известность не поставлен. Могу сказать одно: двигаться в этом направлении надо вместе, а не ждать, пока мы решим все организационные вопросы, – завершает Надежда Лахтикова.

Помогите устроить

А к Садыку Сабирову перед 1 сентября уже обратились 12 семей из числа вновь прибывших в Томск: «Помогите устроить детей в школу…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − три =