Законная кома

Анастасия Муза до сих пор не может спокойно ходить мимо дома по ул. 79-й Гв. дивизии, 12/3. Именно в этот подвал в августе 2010-го упал ее 7-летний сын Данил

Так подвал выглядел в августе. Вскоре после трагедии его застеклили, хотя проектом это не предусмотрено

Упавший в подвал строящегося дома ребенок больше трех месяцев не приходил в сознание, но виновных прокуратура так и не нашла

 

Несколько дней назад родители забрали 7-летнего Данила Музу из больницы. Он не встает с постели, не разговаривает и не узнает маму и папу. Но больше помочь врачи не в силах.

В больницу Данил был доставлен с тяжелой черепно-мозговой травмой в августе 2010-го. Гуляя с другом возле дома, он упал в проем подвала строящейся многоэтажки. Высота – 3,5 м.

– Стройка не была огорожена! – возмущены родители мальчика. – А ведь она находилась всего в нескольких шагах от детской площадки. Да и вообще, упасть в подвал и покалечиться мог не только ребенок, но и любой взрослый.

Больше трех месяцев Данил не выходил из комы. Все это время врачи боролись за его жизнь, а родители – за справедливость. Пытаясь найти виновных, они обращались и к адвокатам, и в прокуратуру.

– Была проведена тщательная проверка. Однако следствие состава преступления ни со стороны застройщика, ни со стороны еще кого-либо не усматривает, поэтому в возбуждении уголовного дела отказано, – говорит заместитель прокурора Томска Александр Дутов. – Это был несчастный случай…

  

Нежелательный сосед

Строительство 6-этажки на ул. 79-й Гв. дивизии, 12/3, началось в 2007 году вопреки желанию жителей соседних домов. Людей не устраивало, что рядом с их детской площадкой появится еще одно здание. Соседи собирали подписи и даже судились с застройщиком – ООО «Фирма «КСП».

– Но разрешения на строительство они тогда все-таки добились, – рассказывает Алексей Муза, отец пострадавшего мальчика.

Начавшаяся стройка для жителей близлежащих домов сразу обернулась неудобствами. Через дорогу находится школа, а из-за ограды вокруг стройплощадки детям приходилось ходить на уроки буквально по проезжей части.

– Полтора года назад перед 1 сентября ограждение убрали. Объяснили, что кран с площадки вывезен, а значит, строительство почти закончено, – вспоминает Алексей. – Однако дом не сдан до сих пор. Этим летом там продолжали работать строители, и рядом же играли наши дети.

 

Между двух больниц

7-летнему Данилу приближаться к стройке родители запрещали категорически, не раз ругали. Но 25 августа будущий первоклашка взрослых не послушал. Вместе с товарищем они присели послушать музыку на бордюр вокруг подвального помещения новостройки. За спиной у ребят была ниша высотой 3,5 м. Туда Данил и упал.

– Мальчик, который был с ним, сразу позвал на помощь строителей. Они же вызвали скорую, – рассказывает детали Анастасия Муза, мама Данила. – Врачи сказали: если бы среагировали не так быстро, неизвестно, удалось бы спасти сына или нет…

В больницу мальчика привезли с тяжелой черепно-мозговой травмой и множеством других повреждений. Ему сразу сделали операцию. Но на свой первый День знаний Данил так и не попал. Больше трех месяцев ребенок пролежал в коме и до сих пор остается прикованным к постели.

– Из комы он вышел, но неизвестно, узнает ли он нас когда-нибудь вообще. Пока он даже не говорит, – с тоской замечает мама Данила.

Сразу после случившегося Анастасия и сама попала в больницу – она тогда была на последнем месяце беременности. Говорит, почти месяц провела между двумя лечебными учреждениями: в одном навещала сына, в другом лежала сама. Как только выписалась из роддома, тут же стала наводить справки об итогах расследования инцидента на стройке.

 

Элемент оформления

Милицию на место ЧП вызвали работники скорой. С родителей тут же взяли показания, потом они написали заявление о передаче дела в прокуратуру по ст. 216 УК РФ («нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью»).

– Позже следователь позвонил, сказал, что постановление отправлено по почте и что в возбуждении дела отказано: строители в случившемся не виноваты, – объясняет Анастасия. – Объяснил он это так: если бы ребенок на дерево залез и упал, на кого в суд бы подавали?

Строительные работы на ул. 79-й Гв. дивизии, 12/3, проводила подрядная организация ООО «Энергострой» – именно она отвечала за безопасность на стройплощадке. Однако, как установило следствие, стройка на момент несчастного случая стройкой уже не являлась. По документам, 24 августа (всего за день до инцидента) подрядчик передал здание заказчику – фирме «КСП», тем самым подтвердив факт окончания всех строительных работ. С этого момента дом полностью перешел под ответственность застройщика.

– Но и со стороны застройщика никаких нарушений не выявлено, – озвучивает итоги проверки заместитель прокурора Томска Александр Дутов. – Согласно проектно-сметной документации проемы подвала, куда упал ребенок, и не должны были ни остекляться, ни обрешечиваться. В том виде, в котором есть, они используются как элемент оформления.

 

Никакого интереса

– В основу любого СНиПа в первую очередь заложено требование безопасности. Соответственно, возникают вопросы к архитектурно-строительному бюро, которое выполнило проект здания, – отмечает Валерий Старовойтов, юрист, к которому обратились родители Данила. – Также смущают совпадения дат случившегося и неожиданного окончания строительства.

– Если стройка была окончена, тогда что на объекте в тот день делали рабочие? – задается вопросом недовольная расследованием Анастасия Муза.

В ноябре 2010-го родители Данила обратились с жалобой на имя прокурора Томска, потребовав более детальной проверки. Однако в возбуждении уголовного дела вновь было отказано.

– В ходе доследования мы потребовали более тщательно прояснить вопрос с теми, кто проектировал здание. Проверка показала, что вся документация в порядке, проект полностью соответствует существующим СНиПам и ГОСТам. Этот факт подтвердили и эксперты, – цитирует материалы дела Александр Дутов.

Согласно строительным нормам застройщик обязан обеспечивать безопасность на объекте непосредственно во время его возведения. Рабочие же на ул. 79-й Гв. дивизии, 12/3, в конце августа занимались сугубо внутренней отделкой дома и благоустройством территории. Это подтверждают документы.

– Заводить дело есть смысл, если следователю необходимы большие полномочия для выяснения обстоятельств. А в данном случае и так было проведено детальное расследование. Состава преступления нет, – резюмирует Дутов.

– Что же за СНиПы у нас такие, что строятся здания, где человек может покалечиться? – возмущена Анастасия Муза.

Подвальные проемы на ул. 79-й Гв. дивизии, 12/3, строители застеклили уже на следующий день после несчастного случая. Руководствовались уже, видимо, не законом, а здравым смыслом. К судьбе пострадавшего ребенка за все время, что прошло после инцидента, застройщик не проявил никакого интереса.

 

Анастасия Муза, мама пострадавшего мальчика: «Что же за СНиПы у нас такие, что строятся здания, где человек может покалечиться?»

 

До трагедии Данил Муза был жизнерадостным ребенком. Теперь он не встает с постели, не разговаривает и не узнает маму и папу. Врачи не берутся делать прогнозы об улучшении его состояния

 Кристина Лосева

Мысли по поводу

Александр Красноперов

А старушки все падали и падали…

Истории, подобные этой, сразу вызывают в памяти рассказы Даниила Хармса, гротескно-страшно передавшего всю алогичность, абсурдность, вывернутость общества, его привычку к жестокости…

«Если бы ребенок на дерево залез и упал»? – «Одна старуха от чрезмерного любопытства вывалилась из окна, упала и разбилась».

«Проемы подвала, куда упал ребенок, и не должны были ни остекляться, ни обрешечиваться»? – «Из окна высунулась другая старуха и стала смотреть вниз на разбившуюся, но от чрезмерного любопытства тоже вывалилась из окна, упала и разбилась».

«Подвальные проемы на ул. 79-й Гв. дивизии, 12/3, строители застеклили уже на следующий день после несчастного случая»…

Да, это природа творит полный опасностей ландшафт с эмоциональным безразличием. А человек, изменяя ландшафт, должен осознавать свою ответственность перед другими людьми – не только юридическую, но и гуманистическую. И жизненно важно не опоздать с проявлением этой ответственности.

«К судьбе пострадавшего ребенка за все время, что прошло после инцидента, застройщик не проявил никакого интереса»? – «Когда вывалилась шестая старуха, мне надоело смотреть на них, и я пошел на Мальцевский рынок, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль»…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *