Лишить ума

О диагнозе наспех и презумпции «неверблюдности»

Приключившуюся с ней историю Татьяна Пастухова – в прошлом физик, научный сотрудник СФТИ, а ныне пенсионер и общественница – рассказывает живо, последовательно, с изрядной долей иронии. И это только усиливает ощущение абсурдности ситуации.

В сентябре прошлого года Пастухова была госпитализирована в терапевтическое отделение МСЧ № 2 по причине гипертонического криза. Лечащий врач Татьяна Кардополова Татьяне Васильевне понравилась – внимательная, разговорчивая, сразу и по делу назначила обследования, процедуры… Так бы и расстались почти друзьями, не загляни пациентка при прощании в свою выписку. Там среди сопутствующих патологий она обнаружила новый диагноз – «психоорганический синдром, формирующаяся деменция». То есть слабоумие.

Кто и на основании каких обследований поставил столь мрачный диагноз? Оказалось, запись в истории болезни сделал консультировавший Пастухову приходящий невролог из ОКБ Дмитрий Пичугин.

– Меня этот врач смотрел минуты три – постучал молоточком, рефлексы проверил, ни одного вопроса не задал – как он слабоумие-то разглядел? – недоумевает Татьяна Васильевна.

 

За время хождения «по тестам» и по приемным медицинских начальников у Татьяны Пастуховой скопились папки справок и официальных ответов на жалобы. Но все это почему-то не в состоянии перевесить четырех слов психиатрического диагноза, наспех поставленного в стенах МСЧ № 2

 

В рамках своей компетенции

Психиатрический диагноз Татьяна Пастухова сочла не только обидным, но и крайне неудобным:

– На первом же приеме участковый терапевт отреагировала на мои жалобы на головную боль направлением к психиатру…

Не смирившись с такой ситуацией, пациентка потребовала от руководства МСЧ-2 снять приговор невролога-полставочника как безосновательный и не соответствующий действительности. И получила отказ за подписью главврача Михаила Прокоповича: «Проверкой установлено, что невролог проводит осмотр пациентов и устанавливает диагноз в рамках своей компетенции. Диагноз устанавливается для дальнейшего наблюдения и выбора тактики лечения и никак не нарушает права пациентов. В вашем случае рекомендуем пройти дополнительное обследование у психиатра, после которого возможно внесение изменений в медицинскую документацию».

 

Хождение по тестам

– Я почитала в Интернете про деменцию, – рассказывает Пастухова. – Узнала, что первый ее признак – ослабление памяти. Чтобы не быть голословной в споре с медиками, решила протестировать память.

Татьяна Васильевна обратилась к клиническому психологу Комплексного центра социального обслуживания населения ТО. Исследование показало отличные результаты – более 80%: «Кривая запоминания (по А.Р. Лурия) свидетельствует о хорошей памяти, активности и заинтересованности исследуемого», – резюмировал специалист КЦСОН. Но на нежелание врачей МСЧ менять свое заключение это никак не повлияло. Тогда Пастухова записалась к психологу психодиспансера – «измерить» интеллект. Здесь результаты также оказались отличными: IQ 106 баллов куда выше планки в 70 баллов, под которой обитает слабоумие. Но и эта бумага не произвела никакого впечатления на врачей медсанчасти.

Возможно, «надетый» врачом-неврологом диагноз и снять должен невролог? Не без юмора рассудив так, Татьяна Васильевна отправилась на консультацию к профессору неврологической клиники СибГМУ Наталье Жуковой. Та подтвердила: «Данных за когнитивные расстройства и формирующуюся деменцию нет». Не помогло – медсанчасть стояла на своем. Профессорское мнение парировал главврач МСЧ-2: «При несогласии с установленным диагнозом рекомендуем пройти психиатрическое освидетельствование… Консультация Жуковой Н.Г. не является таковым, так как этот врач является не психиатром» (равно как и поставивший диагноз доктор Пичугин! – Ред.). Ничего менять в МСЧ не стали, даже получив справку из психодиспансера, где черным по белому написано: «Данных за деменцию нет. На учете у психиатра не состоит».

 

«Надеть» легко, снять трудно

Встревоженная таким упорством медучреждения Пастухова завалила обращениями самые разные инстанции – страховую компанию «Макс-М», горздрав, облздрав… После довольно продолжительной перепасовки жалоб она получила от начальника городского управления здравоохранения Сергея Андреева резюмирующий ответ: «Главному врачу МСЧ № 2 поручено на основании предоставленного вами заключения заведующего диспансерным отделением ТОКПБ Е.О. Старинской оформить медицинскую документацию в соответствии с установленным диагнозом. Управление здравоохранения приносит вам свои извинения за негативные переживания, связанные с обращением за медицинской помощью в МСЧ № 2». Следом Татьяне Васильевне пришло еще одно письмо из горздрава с несколько странной для руководящего органа фразой: «В случае если данное поручение не исполнено, вы имеете право для решения данного вопроса обратиться в суд».

 

Полный регресс!

Скверный диагноз не снят до сих пор, несмотря на то что невролог Дмитрий Пичугин фактически отказался от него в своем ответе на обращение Пастуховой: «Во время стационарного лечения… на основании осмотра… выставлен рабочий (не окончательный) психоорганический синдром… что позволило своевременно внести соответствующую коррекцию в лечение (сосудистая, ноотропная терапия). Синдром выставлялся в острый период заболевания, при нестабильной гемодинамике с тенденцией к значительному повышению артериального давления, что имело схожую клиническую картину (с данным синдромом). Принимая во внимание результаты проведенного лечения в МСЧ № 2, психологом, можно говорить о полном регрессе данного синдрома, что позволяет полностью снять данный синдром с сопутствующего диагноза».

 

Суд да дело

1 февраля 2011-го Татьяна Пастухова, которую ситуация борьбы за себя здоровую с каждым днем тревожила все больше и больше, получила повестку в Октябрьский районный суд по делу о признании ее недееспособной по причине психического нездоровья. Заявление подала сестра, проживающая в Новосибирске. Между ней и Татьяной Васильевной уже несколько лет длится имущественный спор о родительском наследстве – квартире. В 2004 и 2007 годах Советский и Октябрьский суды уже разбирались в проблеме, и она до сих пор не решена.

 

Комментарий

Заместитель главврача МСЧ № 2 Светлана Бекетова:

– Это не психиатрический, а смешанный психоневрологический диагноз. Причины возникновения такой патологии разные и привести они могут как к неврологическим, так и к психическим отклонениям.

Психотерапевт, ставя диагноз, основывается на результатах тестов и беседы с пациентом, невролог анализирует данные анамнеза, неврологические реакции и дополнительные методы обследования. Диагноз «психоорганический синдром, формирующаяся деменция» больной поставил консультировавший Пастухову невролог Дмитрий Пичугин. И хотя он беседовал с Татьяной Васильевной, он ни в коем случае не оценивал психическое состояние пациентки, а только ее неврологический статус, основываясь в первую очередь на данных анамнеза, объективного осмотра и параклинических методах исследования. И, кстати, для дальнейшего наблюдения и лечения мы направили Пастухову не к психиатру, а к неврологу. Должна заметить, что врачебные диагнозы не обсуждаются и не отменяются даже в суде.

О судебном процессе мы узнали, когда получили запрос от судьи. Мы направили в суд медицинскую документацию пациентки. Никто из посторонних или родственников за данной информацией ранее к нам не обращался.

Ставить знак равенства между понятиями «деменция» и «недееспособность» и лишать гражданина дееспособности только на основании этого диагноза, безусловно, нельзя. Не могу утверждать со стопроцентной уверенностью, но думаю, что для принятия решения суд назначит судебно-медицинскую экспертизу.

 

Мысли по поводу

Инесса Юшковская, корреспондент

Не будем строить догадки о причинах упорного нежелания врачей МСЧ снять наспех наброшенный и уже опровергнутый рядом специалистов диагноз.

А вот история о волшебно излеченном за две недели в медсанчасти «слабоумии» энергичной и ироничной пенсионерки-общественницы, активной участницы нескольких языковых и культурных клубов и объединений заставляет поставить ряд неприятных открытых вопросов. Один из них может коснуться буквально каждого: обязан ли гражданин в подобных ситуациях доказывать в суде, что он «не верблюд»?

 

День культуры Литвы в Пушкинской библиотеке: кроме своего доклада Татьяна Пастухова представила публике свой экслибрис «Посвящение Черленису»

 

Татьяна Пастухова увлекается историей, языком и культурой Испании, особенно любит XV–XVI века. Постоянная ведущая испанского клуба, посещает курсы немецкого разговорного языка, с удовольствием занимается в студии старинного танца. Она организатор, составитель и ведущая праздников и тематических вечеров в Пушкинской библиотеке, инициатор и автор выставок-лекториев в школах. Обществом литовской культуры, фондом им. Макушина и советом ветеранов Октябрьского района выдвигалась нынче на конкурс «Человек года».

2 мысли о “Лишить ума”

  1. татьяна заранее разработала план,как избавиться от матери и захватить всё наследство.превратила на весь Томск свою мать-психически больной.Нормальный человек будет бегать по судам и трести умершей матери памятью,что больная.Оскорбляла всё время сестру.Бегала по всяким клубам и рисовала и плясала,и пела,а потом забрала всё наследство заявляя такую плату как будто за уход за матерью.Представляете какая гадость-это отклонение от норм человека,мерзость,дикость.И врачи не зря поставили диагноз,им не было смысла «обижать» Пастухову,она придумала матере диагноз-получила сама.

  2. в здравом уме человек не будет годами удерживать чужое имущество.Сколько же надо этой тётё,чтобы насытиться,и ведь охота везде разносить мерзкие придумки по всем местам.Придумывать про врачей и сестру бред-не воруй,не пакости, живи ,уважая родных.Годами придумывать,как отобрать и очернить.Зачем родную мать признала через суд недееспособной,а чтобы спекулировать этим.Возвращается,что матере сделала.А родительским распоряжаться нет права,если у родителей есть дети другие.Это и есть болезнь совести и ума.Врачи не ошиблись и нормальный человек не будет бегать докозывать,что нормальная

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.