Уроки катастрофы

Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чемерис убежден, что японцы напрасно пренебрегли их опытом

История, увы, не страхует от ошибок. Казалось бы, техногенная катастрофа, случившаяся 25 лет назад на Чернобыльской АЭС, должна была научить весь мир, как надо действовать в случае повторения подобного ЧП. Ан нет. Когда волна накрыла «Фукусиму-1», японцы, по словам Анатолия Чемериса, стали работать без учета уже имеющегося опыта. И зря.

 

Ясное небо

– Пока мы с мая по декабрь 1986 года сооружали объект укрытия над четвертым реактором АЭС, – рассказывает Анатолий Чемерис, – над ним ни одной тучи не появилось. Те тучи, которые шли на Чернобыль, наши специальные подразделения «садили», не допуская до взорванного реактора. Над Чернобылем всегда было ясное небо. Это первое. Второе: тучи, которые прошли над Чернобылем, мы догоняли и тоже «садили» на землю. Это предотвращало распространение радиоактивного загрязнения. На «Фукусиме-1» ни того ни другого не было сделано.

Третье. Мы организовали специальную систему полива воздуха сульфитно-спиртовой бардой. Эскадрилья за эскадрильей шли и этим составом очищали воздух от изотопов. Следующие эскадрильи распыляли латекс, который создавал пленку на поверхности барды, она закреплялась по земле и не давала распространяться радиоактивным изотопам. Через 20 дней все повторялось. В Японии ничего подобного тоже не сделали. Загрязнение у них шло и в океан, и на землю.

 

Неограниченные полномочия

– Организаторам ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, – продолжает Чемерис, – дали неограниченные полномочия. Для выполнения работ мы могли привлечь любую организацию страны, любого специалиста. Нас снабдили телефонами правительственной связи, и если, например, нам требовалось 120 тонн свинца, то достаточно было снять трубку, и дежурный ЦК КПСС сразу же давал поручение министерствам и ведомствам. Уже на следующий день свинец начинал поступать. Понадобились бульдозеры с тысячекратной защитой – через восемь дней мы их получили из Челябинска. Краны с тысячекратной защитой пришли из Ленинграда, 4,6 тыс. тонн специальных металлоконструкций – из Макеевки, автобусы – из Ташкента. Вся страна мгновенно откликалась на наши заявки. У японцев такой всеобщей мобилизации не было.

 

Преемственность

– Когда чернобыльская авария случилась, персонал дежурной смены, рискуя здоровьем и жизнью, сумел перекрыть водород от турбины, разъединить управление третьего и четвертого блоков (у них был общий щит управления) и тем самым предотвратить взрыв на третьем блоке. Они пробили отверстие в резервуаре под реактором, пять человек нырнули в горячую радиационную воду, открыли задвижки и не допустили еще один взрыв на четвертом блоке.

Мы со своими мощными проектными институтами, НИИ, производственниками постепенно заменяли эксплуатационников. При этом они передавали нам свой опыт. А в Японии эксплуатационный персонал сразу вывели и заменили свежими силами. Соответственно, потеряли время и преемственность.

 

Защита со всех сторон

– Под разрушенным реактором мы построили защитную плиту охлаждения и ликвидировали утечку топлива из станции в землю. Вокруг реактора возвели стену – 70 см шириной, 30 м глубиной, 2,3 км длиной. В конечном счете весь четвертый блок закрыли сплошной железобетонной рубашкой – саркофагом. То есть перекрыли все пути выхода из станции загрязненных веществ. Японцы не сделали ничего подобного. Меня очень беспокоит, что они не смогут удержать топливо, тем более что в него они добавляли таблетки для боевого оружия (из урана и плутония). Если эти элементы спустятся вниз и объединятся, Японии мало не покажется.

 

Вмешалась политика?

– Проект «Фукусима-1» делали американцы. Они предусмотрели сохранение герметичности станции при сейсмической нагрузке, а вот при цунами – нет. У них герметика была рассчитана только на 5-метровую волну. А когда хлынула 10-метровая, электроснабжение прекратилось, насосы остановились. Можно, конечно, восхититься тем, что при таких тяжелейших условиях они сумели восстановить электроснабжение и охлаждение. Но как развернутся события дальше – непонятно.

Мне очень обидно, что японцы не использовали наш опыт. Возможно, сыграла свою роль политика. Но какая может быть политика, если на карту поставлена судьба всей страны?

 

Справка «ТВ»

Анатолий Чемерис, полковник запаса, президент союза «Чернобыль» Томской области, председатель совета старейшин при мэре Томска. Окончил ТИСИ по специальности «строительство атомных станций» и Ленинградский инженерно-экономический институт по специальности «организатор строительного производства». В 1986-м в должности начальника СМУ-7 управления «Химстрой» (фактически – начальника специального подразделения Минсредмаша) был направлен в Чернобыль для организации работ по ликвидации последствий аварии.

 

На фото из архива Анатолия Черемиса, сделанном в мае 1986-го, основные генеральные руководители восстановительных работ. В их числе и министр Ефим Славский, который, обратившись к коллегам, дал поручение: «Вам предстоит до конца года закрыть саркофаг четвертого блока»

ФОТО: МАКСИМ КУЗЬМИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.