Мечты и реальность «Меркурии»

Как благотворительный фонд меняет отношение взрослых к детству

Все начинается с истории… Тот, кто захочет познакомиться с томским благотворительным фондом «Меркурия», обязательно спросит: «Что за ошибка в названии? Почему не «Меркурий», а «Меркурия»?» – и услышит удивительную историю рождения названия, в котором нет никакой ошибки.

Светлый взгляд на мир

Официально фонд был зарегистрирован в 2015 году, хотя до этого не один год существовал как общественная организация. Но требовалось придумать название, но это никак не получалось. До тех пор пока не был организован спектакль для маленьких детей об удивительной сказочной героине Мерцане, которая прилетает на Землю и творит добро. После постановки у детей спросили, как зовут ту прекрасную героиню, которая помогает землянам. И одна из зрительниц, совсем маленькая девочка Люба оговорилась и вместо Мерцаны тихо произнесла: «Меркурия». «Стоп! – сказали взрослые дяди, просматривая видео. – Это как раз то, что нам нужно». Женский образ, который несет добро, знания, обновление.

А с логотипом тоже вышло интересное приключение. Заказали ребрендинг известной дизайнерской фирме. Она его изготовила. Заказчикам понравилось все – идея, цветовая гамма, кроме главного – изображения единорога. Заказчик работу не принял, и пролежала она невостребованной два года. Пока однажды директор фонда Станислав Сова не обратил внимание на художественные работы одной из подопечных фонда и не предложил ей попробовать поработать над логотипом. И все сошлось! Девушка уловила то, что надо, и теперь единорог получил свою законченную форму.

Все эти реальные и в то же время сказочные истории интересны потому, что подтверждают мысль: в детей надо верить! Именно это и является главным принципом в деятельности «Меркурии».

Где то золото?

– В своей работе мы выбрали два основных направления, – рассказывает директор фонда Станислав Сова. – Первое касается непосредственно ребенка, второе направлено на формирование окружающей среды независимо от того, в какой семье ребенок растет – приемной, кровной, воспитывается в условиях детского дома. А вместе все это называется изменением отношения к детству.

Начинали с самой уязвимой категории: детей, у которых нет родителей. Сегодня фонд сотрудничает со всеми центрами в области, где воспитываются ребята, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. А главным проектом стал проект «Наставник», в реализации которого мы преуспели и даже делились опытом на федеральной площадке.

Кто такой наставник? Каждому можно вспомнить свое личное взросление. Это друг, старший товарищ, к которому можно обратиться с тем, о чем можешь поговорить только с самыми близкими. Увы, не все папы и мамы обладают педагогическим даром. А наставник найдет подход, вникнет в проблему, которая волнует подростка. Это взрослый, которому не безразлично, что происходит с ребенком. Он не подменяет родителей, но в то же время направляет ребенка, влияя на становление его характера, обу­чая жизненным навыкам и даже помогая в выборе профессии. И, если связь между ребенком и наставником устанавливается, это, как правило, надолго.

Сейчас с подопечными фонда в контакте с подростками находятся более 100 наставников. В работе по наставничеству применяются самые современные методики. А начинали буквально с нуля. Размещали билборды на улицах, расклеивали объявления на домах, крутили ролики в торговых центрах, приглашали через объявления в СМИ и соцсетях. Все эти практики продолжают использовать и сейчас, но уже как дополнение к раскрученному проекту.

– Мы своих наставников намываем, как золото. Когда заходили в город Асино, где мы тогда только ни побывали, – вспоминает Станислав Сова. – Ходили по библиотекам, музеям, производственным коллективам. Пусть там собиралось пять человек, но мы все равно старались донести суть нашей идеи в надежде, что они поделятся информацией с другими. И, когда откликнулся первый, второй, третий желающий, мы поняли, что достучались. И дело пошло.

Но сначала только в Томске. Следующим шагом стало продвижение проекта в районы – это эксклюзивный опыт на уровне Федерации. А там тоже проблема – найти наставников из местных. Где их взять, если, например, в селе Чердаты (160 километров от Томска, там находится Чердатский детский дом) всего 750 жителей? Особенно в условиях пандемии. Но нет худа без добра. С приходом COVID-19 фонд стал практиковать онлайн-проекты, проводя посредством Интернета встречи, консультации. Мы даже начали формировать пары: наставник – подросток – район – Томск. И это стало плюсом. Скажем, наставник – в Томске, а его подопечный – в Асине. Пока они общаются в дистанционном режиме, но вот подросток оканчивает девять классов, приезжает для дальнейшего обучения в Томск, а здесь его уже ждет наставник, который ведет по жизни дальше.

– Дистант оказался нам в подмогу как дополнительная технология, – говорит Станислав Сова.

Миссия фонда

Следующий шаг – стажировки ребят, профориентационный проект. В течение года с ребятами из старших классов проводятся тренинги, игры, выявляются их лидерские качества, способность работать в команде. Для них организуются экскурсии на предприятия, в учреждения, знакомства со структурой, рабочими местами и самими работниками. А уже летом проходят стажировки. Здесь их встречают наставники, которых выделяет организация. Это уже называется корпоративным наставничеством, когда фирма берет к себе стажеров, присматривается к ним, а потом может пригласить на работу. Со стороны фонда – это сопровождение устройства подростка в будущем. Задача – привить ему азы потребности в работе, объяснить, что, если хочешь иметь деньги, их надо научиться зарабатывать. Конечная же цель – чтобы подростки, выйдя во взрослую жизнь, были востребованы на рынке труда и стали конкурентоспособными.

Фонд расширяет свою аудиторию. Работает с детьми в трудной жизненной ситуации. Миссия фонда – изменить отношение к детству в принципе.

А почему работать надо только с детьми, а не с их родителями? В том числе и из благополучных семей? Для родителей, у которых есть трудности во взаимоотношении с кровными и приемными детьми, фонд стал организовывать встречи, тренинги, семинары с психологами. В работе «Меркурия» получила поддержку областного департамента по вопросам семьи и детей, других организаций, с которыми фонд находится в постоянном контакте.

Развитием работы фонда стал масштабный проект создания в Томске центра по работе с молодежью, который бы стал зоной свободного пространства не только для ребят, которые оказались в трудной жизненной ситуации, но и для всех желающих. Куда бы они могли приходить отдохнуть и получить новые знания, обучиться полезным навыкам. По размаху – это проект федерального уровня, если учитывать, что он предполагает не только просторное помещение, хорошее оснащение, привлечение высококлассных специалистов, но и изменение самой идеологии в воспитании детей, оказавшихся в разных жизненных условиях.

– Сейчас в нашем обществе активно поддерживаются успешные, талантливые дети из благополучных семей, – делится своими мыслями директор фонда Станислав Сова. – Но куда меньше уделяется внимания так называемым проблемным детям, которые в силу обстоятельств и не по своей воле оказались в детских домах, но которые при определенных условиях тоже могут стать успешными и полезными обществу. Мы готовы восполнить этот пробел, имея определенный опыт работы, овладев современными эффективными практиками коррекции поведения, формированию мотивации. То есть, работая с подростками, в воспитании которых допущены проблемы, в том числе и по вине общества, мы возвращаем нашему обществу здоровых, активных, мотивированных молодых людей, которые в будущем, возможно, станут локомотивом прогресса.

Задача, прямо скажем, амбициозная. Но сделан первый шаг – удалось подыскать просторное помещение. Ведутся переговоры с представителями власти, бизнеса, чтобы найти средства на ремонт и оснащение. А кадровый костяк уже есть – в фонде работают прекрасные специалисты.

Вкус праздника

Пока взрослые решают глобальные проблемы, дети, понятно, ждут новогоднего праздника. Но в «Меркурии» не все «как у людей». Как обычно отмечают Новый год? Праздничный стол, хорошее угощение. В канун Нового года приходит Дед Мороз и дарит воспитанникам мандарины с конфетами. Все это у ребят будет. Но в «Меркурии» хотят, чтобы каждый Новый год запоминался по-особенному и не ограничивался только мандарино-конфетным угощением, а чтобы каждый ребенок получал индивидуальный подарок. Разосланы 170 писем с пожеланиями детей, что они хотели бы получить в подарок, и уже есть желающие исполнить эти детские мечты.

Другая акция – «Благотворительность вместо сувениров» – тоже нашла поддержку. Некоторые организации согласились часть средств, запланированных на новогодний банкет, направить в фонд на системную работу с детьми в течение года. Взамен они получат классные елочные игрушки, изготовленные в «Мастерской Меркурии».

В планах директора – для подростков 12–17 лет снова организовать настоящее шоу с хорошим музыкальным сопровождением, танцами, фейерверком и проводить такой праздник каждый последующий Новый год! Когда-нибудь ковид ведь кончится. А нужно это для того, чтобы ребятам, многие из которых, кроме хмельного застолья родителей, ничего в жизни и не видели, не только запомнился этот день, а чтобы у них сформировался вкус к настоящему праздничному торжеству и который они передали бы своим детям.

Автор: Нина Губская
Фото из архива фонда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *