На одном языке с Сократом

Говорит и думает академик Чойнзонов

Разве можно рассказать что-то новое и неожиданно интересное о человеке, о котором ты уже неоднократно писала в газетах, которого знаешь не первый десяток лет, с которым постоянно сталкиваешься в общественном пространстве региона, о котором в интернете – изобилие информации? Можно! Для этого достаточно взглянуть на него по-иному. Например, через призму медиапроекта, придуманного нашим губернатором, – «Лучший миллион Томской области». Немудрёная форма, родившаяся у Владимира Мазура на моих глазах – во время дней Томской области на международной выставке-форуме «Россия» на площадке ВДНХ, – позволяет еще раз внимательно взглянуть на самое ценное богатство области – наших людей.

В.В. не побоялся тогда перегрузить свою речь-презентацию о регионе десятками фамилий земляков, сделавших Томскую область тем, чем она сегодня является: территорией интеллекта, территорией серьезнейших достижений в самых разных сферах жизни, территорий поистине больших возможностей. Фамилия академика Чойнзонова тогда прозвучала одной из первых.

Свидания под облаками

В какой-то момент мы с Евгением Цыреновичем стали просто молча смеяться, в очередной раз встретившись взглядами на высоте девять тысяч километров.

– И что вам дома не сидится, товарищ академик? – не могу удержаться от этого вопроса.

То он летит в Кремль, на вручение Государственной премии РФ в области науки и технологий (так и не признался, что ему тогда один на один сказал Владимир Путин, с восхищением пожимая руку онкологу, спасшему сотни и сотни жизней). То торопится в Министерство науки и высшего образования по делам Томского национального исследовательского медицинского центра, создателем и вдохновителем которого был в числе других наших медицинских светил. То который уже раз просматривает в самолёте своё выступление на симпозиуме, посвященном «органосохранным операциям в сочетании с интра-операционной лучевой терапией».

Каждый академик когда-то был пацаном. Но с Чойнзоновым это слово как-то не очень вяжется. Рос в сельской местности, в большой семье. Вот где, казалось бы, пацанство и вольница во всех смыслах. Но не тут-то было. Каждый из шести детей Чойнзоновых имел свою чёткую зону ответственности. Кто-то был «главным по тарелочкам» – за чистоту посуды отвечал. Кто-то следил за чистотой пола в комнатах. На Женьке были снабжение дома водой и дровами. Что бы ни происходило вокруг, какая бы погода не лютовала за окном, в доме всегда стояла фляга, доверху наполненная водой, и печки всегда были тёплыми. Так что собранность и ответственность академика имеют корни в далёком детстве. И в школе он отличался особенной любознательностью. Если бы не советские перекосы в части разнарядок – сколько кому и каких медалей положено, – быть бы Жене Чойнзонову золотым медалистом.

Отец – председатель колхоза, домой приходил только ночевать. Семью «держала» мама. При ней не забалуешь. Но с каким трепетом вспоминает Евгений Цыренович о своей матушке:

– Ей бы образование серьезное да стартовых возможностей побольше – честное слово, она могла бы в правительстве страны руководить экономическим сектором. И дело совсем не в том, что она с лёгкостью в уме умножала-делила трёхзначные цифры. Она была хозяйкой в самом глубоком смысле этого слова – умудрялась кормить и содержать в очень приличном состоянии большущее семейство. А отец частенько говорил: не стал бы агрономом, учителем математики бы в школе с удовольствием работал.

Философ, как же ты прав!

Медицину как жизненный путь Женя выбрал еще в детстве, когда его донимали ангины.

– К докторам, как сейчас на работу, ходил, – улыбается академик. – Пока один из них не сказал, что надо просто удалить миндалины! И действительно – дело сразу пошло на лад.

Мама ему тогда выдала: «Учиться на доктора надо. Сам всегда здоровым будешь, нас стареньких станешь лечить». Лет пять прошло после её слов, и вот он – семнадцатилетний студент, с лёгкостью поступивший в Томский медицинский институт.

Город его очаровал сразу:

– Всё вокруг кипит. И столько молодёжи! – мгновенно лет на 50 молодеет Чойнзонов.

К молодёжи он всю жизнь относится с трепетом, пиететом, даже с восторгом. И всегда защищает, хвалит, подбадривает:

– Наша молодежь прекрасна, я всегда стою на этих позициях – в личных спорах, на официальном уровне. Не хуже прошлых поколений, а порой даже лучше современные парни и девушки. В нашем научно-исследовательском институте онкологии мы создали две молодежные лаборатории. Обе возглавляют очень молодые доктора наук. В их орбите крутятся студенты СибГМУ, ТГУ. Очень люблю бывать у них – такой заряд энергии получаю от кипящей их жизни, от их горящих глаз!

На днях кафедра онкологии СибГМУ, которую он возглавляет, провела крупномасштабное мероприятие – студенческую научную олимпиаду. Из 12 вузов России съехались в Томск студенты. Вот уж где Евгений Цыренович душу отвёл – с каждым норовил пообщаться и обязательно заводил разговор о Томске. Он всегда тщательно подходит к организации подобных событий – не только до мелочей научную их часть с командой прорабатывает, но и стремится максимально похвастать томскими культурными, туристическими, архитектурными изюминками.

– Я тем самым завлекаю молодежь – пусть приезжают к нам учиться и работать, – признается академик. – Да и сам я никогда не сопротивляюсь, если кто-то из моих лыжи из Томска навострил. Молодость без жажды новизны не молодость. Уехавшие – это не потерянные кадры. Это в самом хорошем смысле мировой «рассадник» нашего томского научного мировоззрения и разработанных у нас методик. В России сейчас делается всё, чтобы молодые ученые имели возможность работать, не просто защитить диссертацию, а сказать в науке своё слово. И ведь говорят!

Покопавшись в своём портмоне, Евгений Цыренович протягивает потрёпанную бумажку, сложенную вдвое. Аккуратным почерком давным-давно академик записал слова Сократа, сказанные философом 500 лет до нашей эры: «Нынешняя молодежь привыкла к роскоши. Она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших. Дети спорят с родителями, жадно глотают алкоголь, язвят учителям…».

– Показываю это своим оппонентам, когда спор о нынешней молодёжи заходит. Как правило, после этого дебаты прекращаются и комментарии, как говорится, излишни. Главное, чтобы рядом с молодыми по жизни учителя достойные были.

Командный игрок

О своих учителях академик говорит с придыханием. В студенчестве, как водится, сначала подрабатывал санитаром в «третьей горке». Потом «пошёл в гору» – регистратор, медбрат.

– Горбольница №3, которая сейчас носит имя блестящего врача Бориса Альперовича, для меня стала своего рода трамплином в хирургию. Да там каждый второй был моим учителем, открывал мне премудрости врачевания.

Но особенно он дорожит отношениями с академиками Гольдбергом, Потаповым, Васильевым.

– Я до сих пор с волнением вспоминаю этих замечательных людей, – говорит онколог с мировым именем, переводя взгляд на портреты своих учителей в его кабинете. – И испытываю от этих воспоминаний восторг, точно такой же, какой студентом испытывал при встрече с академиком Торопцевым. Идёт он по коридору института – строгий, подтянутый, в пенсне, я в стенку от переизбытка чувств вжимаюсь, сердце куда-то вниз летит…

Сейчас сердца студентов, да и нередко научных сотрудников, так же летят куда-то при встрече с академиком Чойнзоновым – от волнения, от признания его заслуг – ни много ни мало – перед человечеством.

– Всю жизнь на своём пути я встречаю людей, которые мне дают много нового – информацию, эмоции, чувства. Все это позволяет приносить пользу людям. Будучи председателем Общественной палаты Томской области, тесно общался, например, с председателем Законодательной думы региона Борисом Алексеевичем Мальцевым, с чернобыльцем Анатолием Васильевичем Долговым, с экологом Сергеем Ивановичем Жабиным, которого с нами уже нет. Это удивительные люди, умеющие заражать своими благородными идеями. Помощь обманутым дольщикам, помощь жителям Красной Горки, дома которых шли под снос из-за соседства с газопроводом, да мало ли проблем, которые в команде с деятельными людьми удаётся решать.

Слово «команда» в наших разговорах звучит от академика постоянно. У него это пунктик, основа чойнзоновской философии. Команда НИИ онкологии, команда общественников, команда земляков, команда родственников…

– Я командный игрок, – улыбается Евгений Цыренович, – в этом моя сила.

* * *

В семейном чате родни академика без малого 20 участников. Им есть что обсудить: одна из его сестёр – заслуженный врач РФ, кардиолог, жена – терапевт, дочь – психиатр, одна из племянниц – доктор наук, инфекционист, а племянник Евгений вообще дорогу дяди выбрал. Онколог, он сейчас заместитель главного врача республиканского онкодиспансера в Улан-Удэ. Уж им-то всегда есть о чём поговорить. Да и родственники, не имеющие отношения к белым халатам, в этом роду очень активны. И, как в детстве, у каждого участника чата – своя зона ответственности. Сейчас академик Чойнзонов отвечает за дни рождения дорогих ему людей. Вовремя поздравить, найти самые тёплые слова, а при возможности (все разбросаны по миру) организовать торжество. И он – член команды «Лучший миллион Томской области» – очень серьёзно относится к этому делу. Впрочем, как к любому другому в своей жизни…

Автор: Вера Долженкова
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 1 =