Не театральный город – так на фестивале «Сибирский кот» окрестила Томск известная критикесса

Драмтеатр

Виктор Нилов

Удружил нам «Сибирский кот»! Однако о какой «катастрофе на подмостках» идет речь, если мы свято чтим театральные традиции? Если на нашей земле родился Иннокентий Смоктуновский? Если преданно служат томскому театру перспективные молодые и заслуженные мастера сцены? Если магия театра такова, что у многих томичей любовь к театру, искусству, Томску и Родине неразрывны? В городе проходят, пусть мало и не великие, но фестивали, устраиваются яркие бенефисы, и ряд по-настоящему хороших спектаклей сеют разум­ное, доброе, вечное. Может, театроведы просто обращают нас лицом в сторону прогресса? Они ведают, что в памятные времена Томск называли чуть ли не сибирским МХАТом. А вот нынче, по мнению части критики, наш город съехал куда-то на обочину, что вполне соответствует одному из самых низких в Сибири уровню театрального финансирования. Деньги на театре не самое главное, однако без них, увы, и шагу не ступишь.

Критики оценивают театральную жизнь из столичных высоток. Дай-подай им шедевры и вокруг – споры-страсти, приглашай именитых режиссеров и актеров. Подавай критикам «тотальный» театр с его современнейшим арсеналом выразительных средств и спецэффектов, будь в мейнстриме! А потому ну никак нам не отмахнуться от нелицеприятной заезжей критики. Тем более что есть в ней своя сермяжная правда, да и губернатор уже упомянул по весне в отчетной речи о самонаде­янности в сфере культуры.

Поговорим о смысле жизни?

В культурном мире театр стоит на очень высоком месте испокон веков, а в России особенно. Меняет, скажем, культурный человек место жительства – интересуется: «А какие в городе театры и университеты?» Загляните в энциклопедии – во всех статьях о городе театр непременно прописан. И возвышается он почти всегда на центральной площади. Считается, каковы общество, город, губерния, таков там и театр. И, напротив, зачастую по театру судят о городе и губернии, более того – о государстве. На театральном языке можно напрямую говорить со зрителем о смысле жизни и о многом другом животрепещущем.

Высококультурный мир знает: желает общество развиваться, а не деградировать – театр всем миром содержится. Именно так и не иначе – содержится! Просвещенное общество в курсе – любые деньги на театр окупаются сторицей. Помогают театру не только критикой, советами, но и материально. Знают: художественный театральный продукт продается зрителю много ниже своей себестоимости. Иначе театру пришлось бы брать ориентир по большей части на бульвар.

Когда культура бьется-колотится в сфере услуг для потребителей, шедевры на подмостках проклевываются крайне редко и лишь там, где просвещенные власти и общество уделяют театру максимум любви и внимания. Но часто ли мы видим томских чиновников в театре на спектаклях? К большому огорчению, в минувшие два десятилетия не осознавали высокопоставленные чиновники, ректоры, меценаты, как жизненно необходим хороший театр для нашей жизни.

Культура «делает людей народами»

Об этом весьма кстати напомнил в феврале президент Владимир Путин, выступая в Пскове на заседании Президиума Президентского совета культуры и искусств. А, как твердо уверены преданные поклонники Станиславского и Немировича-Данченко, главным культурным достоянием города и области твердо выступают театр, филармония, библиотека, музей, наука, вузы.

Конечно, сценические шедевры можно посмотреть в Москве, Париже, в том же Новосибирске, но для нашего процветания шедевры жизненно необходимы в самом Томске. А коли не рожает их нынче в достатке земля Томская, то и дожили мы до негативного отзыва театральной критики.

В годы Великой Отечественной в Томске действовал Национальный театр Белоруссии (имени Янки Купалы), выполняя по совместительству функции томского городского театра. Томск обеспечил успешную работу белорусского театра, и в суровые годы войны встречи с высоким искусством помогли томичам сделать все возможное и даже невозможное для помощи фронту и Победы. Платя добром, белорусский театр помог Томску стать в 1944 году областным центром и создать почти с нуля в 1945-м репертуарный областной театр. Разве можно распылять, а по сути, предавать столь славный театральный потенциал с бесценным международным нюансом?

Театралы рады, что в юбилейные для региона дни Национальный академический театр Белоруссии гостил в Томске.

Без театра бакалавр не бакалавр

Не желая жить в городе не театральном, свою лепту в общее культурное дело вполне можем внести и мы, зрители. Чем сыпать соль на раны или, хуже того, стенать после премьеры по поводу не классической интерпретации классики, есть смысл поддержать талантливых режиссеров в их смелых экспериментах. По большей части из экспериментов и вырастают желанные шедевры. Давайте упрочим надежды, учредив Фонд содействия театру. Каждого, хотя бы малого благотворителя, разместим тут же на сайте – и выяснятся истинные театралы. Немалая поддержка театру от преданных зрителей и тогда, когда они добиваются массовых театральных выходов своего предприятия, особенно молодежи и студентов. Скажите, что это за бакалавры и магистры, если они не проторили в театр дороги? По залам студенческого города Томска хорошо видно, что молодежь тянется к театру, – надо помочь ей в этом, не жалея денег! А уж просвещенные театром магистры и бакалавры ответят затем добром и расскажут повсюду, какой наш исторический город Томск культурный и театральный. И поспешит к нам народ с инвестициями из городов, государств и весей учиться и просвещаться. И будут, не удержусь, чтобы не сказать, весьма поражены, обнаружив в истории Томска славные театральные фамилии: Станиславский, Чехов, Массалитиновы, Шостакович, Эрдман, Кадочников, Смоктуновский, Денисов, звезды оперы и балета Измайлова и Мясникова, народные артистки Союза, коренные томички.

Славная история не позволит нам расписаться в нетеатральности. Не позволит! И в этом случае поспешит народ в Томск радоваться театру, филармонии, органу, капелле, джазу… Есть у нас, есть чем гордиться, и театр должен быть всему этому богатству под стать и в авангарде! Чтобы область, упаси бог, не пролетела бы как фанера над Парижем, погоняемая тенденцией театрального оскудения под горькие слезы истинных поклонников Мельпомены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.