Кто в лесу шишка?

 

  • Начальник Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области Андрей Трубицын
  •  

    Новый Лесной кодекс должен изменить не только структуру отрасли, но и сознание людей

    Лесной службе России уже более 200 лет. За это время она пережила 18 реорганизаций, 12 (!) из которых пришлись на последние полвека. Причем самым революционным стал Лесной кодекс, вступивший в силу с 1 января 2007 года. Именно он впервые ввел в лесную отрасль понятия «долгосрочный договор аренды», «субаренда», «инвестиционная привлекательность»…

    Отом, как на практике работает новое законодательство, читателям «ТН» рассказывают начальник Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области Андрей Трубицын и руководитель ОГУ «Томское управление лесами» Игорь Кибиш.

     

  • Руководитель ОГУ «Томское управление лесами» Игорь Кибиш
  •  

    Системный переворот

    – Давайте начнем с самого актуального вопроса: какие плюсы привнес новый Лесной кодекс в область лесных отношений?

    Андрей Трубицын: – До принятия нового Лесного кодекса лесоуправление было централизовано в Москве. Использование лесного ресурса в качестве инвестиционного инструмента было ограничено. Право аренды лесного участка не могло быть использовано в качестве залога или вклада в уставный капитал, отсутствовала субаренда.

    Новый Лесной кодекс передал полномочия в сфере лесных отношений в регионы и установил в качестве основной формы лесопользования аренду участка на срок до 49 лет. Право частной собственности после долгих споров законодатели отбросили, что исключило возможность «приватизации» леса иностранными компаниями, как, кстати, и аренду. Арендатор теперь может использовать участок в качестве залога, сдавать его в субаренду, переуступать права. К тому же государство решило: раз предприниматели могут пользоваться правом аренды с точки зрения залоговых инструментов, то и все лесохозяйственные работы на арендуемых лесных участках перекладываются на них. Все это при грамотном исполнении должно привести за собой долгожданные инвестиции в лесную отрасль, привлечь в нее крупных, а главное, порядочных и ответственных бизнесменов, которым нужны были определенные гарантии. Лесной бизнес чрезвычайно капиталоемкий, долгоиграющий, и в части инфраструктуры он действительно требует огромных финансовых вложений.

    Игорь Кибиш: – В новом Лесном кодексе заложено изменение системы управления лесным хозяйством: контроль, управление и хозяйственная деятельность отныне разделены, что тоже имеет свои плюсы. Лесничества теперь не могут выписывать на себя лесорубочные билеты, как это было ранее – сами выписываем и сами же контролируем. Теперь все строго: если поставлен ты в качестве стража закона в лесу, прежде всего, исполняй его сам. Возможно, теперь расхожая фраза: «Лесное дело – воровское» канет в Лету.

    – Регионы получили полномочия, деньги и собственность. Можно ли сказать, что они выиграли с вступлением в силу нового Лесного кодекса?

    А.Т.: – Внешне – да. Однако год работы показал, что бюджет Томской области скорее проиграл, чем выиграл. Дело в том, что арендная плата складывалась из двух частей: минимальной – ее утверждало государство, и той, которую устанавливал регион. Минимальная часть уходила в федеральный бюджет, а все, что сверху, – в областной. В новом Лесном кодексе заложено не впрямую сказанное, но впрямую исполняемое положение, по которому ставки арендной платы субъект Федерации устанавливать не может. Консолидированный бюджет области теряет от этого около 300 млн. рублей.

    Три ветви власти

    – 2007 год был переходным – отрасль жила по новому лесному законодательству. Можно ли говорить о каких-то итогах?

    А.Т.: – Все планы на минувший год выполнены: федеральное имущество принято на баланс региона, Агентство лесного хозяйства по Томской области ликвидировано, люди переведены в новые областные государственные учреждения – лесхозы, создано ОГУ «Томское управление лесами» как своеобразный преемник бывшего лесного агентства.

    И.К.: – Были, конечно, свои сложности. Если сам кодекс вступил в силу 1 января 2007-го, то подзаконные акты к нему продолжают выходить до сих пор – возникали ситуации, когда приходилось «домысливать», как применять ту или иную норму права. Самым трудным оказалось перестроить сознание людей, которые 30 лет работали по одному законодательству, а тут оно изменилось на 80 процентов. Например, с 2007 года лес стал платным абсолютно для всех, новый Лесной кодекс запретил даже органам власти брать под себя лес, выписывать так называемые лимиты, что немаловажно. Кому-то было сложно мириться с таким положением дел, кто-то пытался прожить переходный период как последний год своей жизни… Бюджетные средства в 2007-м распределялись еще по старому принципу: на исполнение полномочий часть средств поступала из федерального бюджета. Сейчас же хозяйствующие структуры должны будут зарабатывать себе на хлеб сами. Раньше кое-где в области наблюдалась такая картина: некоторые лесхозы примерно 60 процентов финансовых средств зарабатывали самостоятельно. Но как они это делали в отсутствие техники, заготовительных и перерабатывающих мощностей? Понятно же, что шла продажа леса «у пня». Новый Лесной кодекс такую систему ведения хозяйства запретил, что понравилось далеко не всем.

    – С 1 января 2008 года система управления лесными хозяйствами меняется дальше…

    И.К.: – Да. В области создано 21 лесничество – именно они теперь будут управлять лесами на территориях. Вместе с Томским управлением лесами они представляют управленческий аппарат. Лесничества не имеют права зарабатывать деньги. У них есть смета, бюджет, заработная плата сотрудникам и четко сформулированные функции.

    Имущество и оставшийся персонал 26 государственных и 15 сельских лесхозов слились в одно юридическое лицо – ОГУ «Томские леса», имеющее 17 филиалов с общей численностью сотрудников 800 человек. Это чисто коммерческая структура, которая должна будет зарабатывать сама за счет выполнения конкретных лесохозяйственных работ: посадки, прореживания, отжиги, прокладка дорог, противопожарных полос, лесовосстановление… Лесничества теперь только готовят документацию для данных видов деятельности.

    А.Т.: – С 1 января 2008 года в структуре Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики появилось новое звено – Комитет государственного лесного контроля. В его состав войдет 21 госслужащий, большая часть из которых будет работать в условных командировках на местах, обеспечивая должный порядок в лесах. Это отдельная вертикаль, которая не будет подчиняться ни главам муниципальных образований, ни лесничествам, а будет входить в структуру администрации Томской области. Впервые за много лет госконтроль выведен в отдельное направление, и мы наконец-то уходим от системы, когда лесная служба сама планировала свою работу, сама выполняла, принимала ее и сама себе за нее платила. При таком положении дел она не могла контролировать других, потому что в ответ могла получить и, кстати сказать, получала классический вопрос: «А судьи кто?»

    Кто в лес, кто по дрова

    – Насколько охотно теперь идет в лес частный бизнес?

    А.Т.: – Томская область – третий в СФО и восьмой в России регион по многолесности. Правда, у нас остро стоит вопрос транспортной доступности лесов. Основные претензии частного бизнеса сосредоточены вокруг железной дороги Томск – Асино – Белый Яр. Очень важно рационально использовать весь ресурс. Сейчас мы просим крупных декларантов изложить свои позиции на бумаге и только после этого начнем компоновать участки под аренду. Причем основным приоритетом у нас будет пользоваться население: 200 кубометров леса, положенные на человека, должны быть максимально доступными. Второй приоритет – предприятия малого бизнеса с объемом заготовки до 30 тыс. кубометров. Для них мы условно очерчиваем лес в районе населенных пунктов. Крупному бизнесу остается выбирать из оставшегося, благо, у нас запас около 2,6 млрд. кубов. Однако с каждого претендента на получение долгосрочной аренды мы будем требовать декларацию о намерениях и обоснование инвестиций – эти документы позволят и бизнесу, и власти ясно представить перспективы проекта.

    – А где гарантия, что арендаторы попросту не вырубят лес и не бросят свои участки?

    А.Т. – Технология работы в лесу будет прописана на третьем этапе реформы, который начнется 1 января 2009 года. Каждое лесничество будет иметь свой регламент работы с описанием всех лесов, арендованных участков и лесохозяйственных работ на них. На основании этих регламентов будет разработан лесной план Томской области на 10 лет. Как только Министерство природных ресурсов утвердит эти документы, мы перезаключим договоры аренды, указав в них все конкретные работы, продекларированные арендатором. Новый договор автоматически станет предметом залога, и в случае если хоть один его пункт будет нарушен, арендатору грозит разрыв договорных отношений.

    – Порядок использования лесов для обычных граждан тоже изменился?

    И.К.: – Для населения практически все осталось прежним. Раньше были лесобилеты, ордера, теперь их сменили на договоры купли-продажи… Поменялось, по сути, лишь название документа. Причем процедура его получения облегчена даже для жителей отдаленных деревень. Заключить договор купли-продажи можно с лесничим – с этого года он наделен таким правом. По заявке муниципального образования мы направляем участкового лесничего для заключения договора даже в самые отдаленные места, туда, где нет соответствующей административной единицы. Теперь не граждане идут к леснику, а лесник должен идти к гражданам.

    Записал Максим ЛИННИК

     

    Кстати

     

    – Заготавливать ягоды и грибы для собственных нужд человек по-прежнему может в неограниченных объемах, – объясняет Игорь Кибиш. – Если речь идет о бизнесе – это совсем другое дело.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *