«Мы сделали прогон»

Александр Макаров рассказал присяжным о строительстве  

Завершено рассмотрение 4-го эпизода по «делу Макарова». Помимо самой фактуры этот эпизод интересен тем, что с него началось уголовное дело против мэра Томска — именно в связи с этим сюжетом Александр Макаров и его сватья Нина Егоренкова были взяты под стражу 6 декабря 2007 года.

28-29 мая свои показания давал Александр Макаров. В совокупности допрос обвиняемого длился около четырех часов. Первая часть — с участием адвоката Игоря Трубникова – была отрепетирована заранее: защитник сказал о подготовке к заседанию, употребив театральный термин: «Мы сделали прогон». Ответы на вопросы гособвинителя Елены Караваевой бывший мэр давал, естественно, экспромтом.

Исходная точка

Нина Егоренкова принимала участие в долевом строительстве гаражного комплекса по ул. Предвокзальной, 4. Работы вело ООО «На Обрубе» — владельцы Владимир Дунаф и Павел Питерский. Егоренкова сотрудничала с ними и раньше, даже перевела на Дунафа земельный участок, на котором и развернулась пресловутая стройка. Согласно материалам обвинения, в феврале 2006 года Егоренкова потребовала у партнеров безвозмездно передать ей семь гаражных боксов (по 300 тыс. рублей каждый). Получив отказ, пригрозила отобрать участок, снести гаражный комплекс и вообще приостановить деятельность общества «На Обрубе» на всех объектах. Затем, с июня 2006 года, она требовала уже 3 млн рублей.

Необходимую документальную поддержку, по версии обвинения, Егоренковой обеспечил Александр Макаров. В начале июня 2006 года он, как мэр Томска, распорядился подготовить проект постановления, а в сентябре подписал постановление «о предварительном согласовании Егоренковой места размещения гаражного комплекса по ул. Предвокзальной, 4». Согласно этой бумаге земля должна была опять перейти Егоренковой.

Все это, утверждает сторона обвинения, полностью блокировало деятельность Дунафа и Питерского по завершению оформления документации на землю и строительство и сделало невозможным ввод в эксплуатацию гаражного комплекса — гаражи переводились в разряд самовольных построек и подлежали сносу. Другими муниципальными актами приостанавливались работы фирмы на ул. К. Маркса, 23 и Загорной, 2.

Параллельно, утверждает сторона обвинения, Егоренкова, используя свои связи в милиции, инициировала проверку финансово-хозяйственной деятельности общества «На Обрубе», угрожая незаконным возбуждением уголовных дел в отношении Дунафа и Питерского в случае невыполнения ее требований. В итоге 6 декабря 2006 года предприниматели вынуждены были отдать Егоренковой 3 млн рублей (в ее офисе по пр. Фрунзе, 242).

Сторона защиты отвергает все обвинения, утверждая, что в действиях Макарова и Егоренковой никакого вымогательства и угрозы уничтожения какого-либо имущества не было.

«Концентрация нарушений»

Адвокат Игорь Трубников выстроил вопросы так, чтобы дать своему подзащитному возможность рассказать об общей строительной ситуации в городе, обозначить политический фон, на котором развивались события. В итоге Александр Макаров, казалось, почувствовал себя в родной стихии публичного политика.

Строительство капитальных гаражей на Предвокзальной, рассказал Александр Сергеевич, планировалось с 2002 года. Дело хорошее, нужное для города, и мэр был только за. Но весной 2006 года к нему начали обращаться обманутые дольщики, вложившие деньги в этот комплекс. Один из них – директор ЗАО «Метанол» Алексей Постоев. Мэр распорядился провести проверку, собрать информацию о деятельности ООО «На Обрубе»:

— Выяснилось, что Дунаф нарушил сразу несколько законов. Ему не была выделена земля, с ним не были заключены арендные договоры, ему не было выдано разрешение на строительство. Он не имел права привлекать средства населения. Руководители ООО «На Обрубе» брали деньги с дольщиков, но, по словам Постоева, не хотели отчитываться ни за один рубль. Общая сумма вложений – порядка 12-14 млн рублей. Я отправил Постоева к юристам – консультироваться, писать официальное заявление. Но в дальнейшем так его и не получил.

Такая же история, утверждает Макаров, повторилась на ул. Карла Маркса, 23: проверка показала, что незаконно снесен памятник архитектуры (Гороховские склады), у ООО «На Обрубе» нет арендных договоров, разрешения на строительство, лицензии на работу с памятниками культуры.

— Я знаю многие фирмы, которые в той или иной степени нарушали Градостроительный и Земельный кодексы, — подвел черту Александр Сергеевич. — Но здесь дело в концентрации: три стройки у Дунафа было, и ни одной он не вел законно.

А самовольные постройки, напомнил бывший мэр, подлежат сносу: причем если до 1 сентября 2006 года их еще можно было узаконить, то после изменений в Гражданском кодексе РФ это становилось практически невозможным…

«Фигура речи»

На следующий день Александра Макарова допрашивала гособвинитель Елена Караваева. Сначала сторона обвинения выясняла, насколько нарушения, допущенные застройщиком, были характерны для Томска и как с ними боролись:

— Александр Сергеевич, можете привести хоть один пример сноса самовольной постройки – жилого дома, гаражного комплекса?

— Могу. Был снесен гаражный комплекс на 5-6 боксов на Томске-II — там прокладывали теплотрассу.

— На Предвокзальной – десятки боксов. Давайте говорить об объектах с совпадающими масштабами.

— Что за вздор! Я что, бегаю боксы считаю? Дунаф в глазах администрации был уголовник, которого вы защищаете…

— Значит, вопрос был не в здании, а в личности?

— Вопрос не только в личности, а в том, что эта личность нарушала все установленные законы. Никто не инициировал этот снос, не подгонял бульдозер, никто руки не связывал и не запрещал дальнейшее строительство.

Другой большой блок вопросов касался взаимоотношений Макарова и Егоренковой: сколько раз и с чем она приходила в мэрию, кто ее консультировал, как эти визиты влияли на движение документов, что выяснили специалисты, что рассказывала Нина Павловна?

— От кого вы услышали, что между Егоренковой и Дунафом есть конфликт?

— От Егоренковой. Наверно, в июне 2006-го. Сказала, что есть договор о совместной деятельности, который Дунаф не выполняет.

— Напомню разговор, который состоялся 20 июля. Егоренкова – о Дунафе: «Надо все отменять и отбирать». Вы: «Я занимаюсь сейчас». Егоренкова: «Надо отменять и забирать все».

— Это просто фигура речи. Мэр не может «отобрать все», а только требует навести порядок.

— Ваши слова: «Я не сегодня-завтра соберу людей, чтоб духу его даже не было».

— Правильно. Я проводил совещание по незаконному строительству, захвату земли, незаконному привлечению дольщиков. Такие дунафы в городе еще были. Много чести ради него одного собирать совещание.

— А вам не доложили, что уже подготовлен проект постановления о предоставлении Дунафу земельного участка в аренду на 11 месяцев? Практически все согласования были уже пройдены.

— Я узнал, что готовилось такое постановление и были предварительные документы только в сентябре 2006 года, когда изменения в Гражданском кодексе о самовольщиках уже вступили в силу.

— Потом, когда вы стали разбираться и выяснили, что, оказывается, были документы, но они с мая по сентябрь пролежали в администрации — Дунафу их не подписывали – интересовались, в связи с чем?

— Не подписывали, значит, у специалистов были замечания. Надо спрашивать у них.

— Еще к разговору от 20 июля. Егоренкова вам рассказывает: «Я сейчас через ребят все это дело сделаю. Вопрос решался так: возбуждать или не возбуждать дело против Дунафа. Лену… я попросила, она сказала: «Сейчас будет уголовное дело против Питерского, с которым он (Дунаф. – Прим. авт.) работает. Я договорилась со следователем прокуратуры, он сказал – могу привлекать, могу не привлекать… Но, если он отдаст гаражи, могу не привлекать».

— Ну обратилась Егоренкова в милицию, ну и что? Естественно, человек ищет помощи в самых разных кругах.

— Чего требовала Егоренкова?

— Чтобы Дунаф выполнял условия договора, который с ней заключил, только и всего.

— Если бы не было этой конфликтной ситуации с Предвокзальной, 4, слова «жулик», «вражина» в отношении Дунафа появились бы в вашем лексиконе?

— Появились бы — в связи с его нарушениями на Карла Маркса, 23 и жалобой Постоева.

Вердикт покажет

Допрос был многоаспектным, и сейчас, естественно, невозможно сказать, какая из сторон была убедительнее – где и какие галочки поставили для себя присяжные.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *