Танго после бомбежки

Военный врач Вера Малахова принимает поздравления с 90-летием

 Сила духа

На той безумной войне выжить было просто немыслимо. Не раз и не два военврач Вера Малахова думала: «Все, этот бой точно последний». Дважды была ранена, и серьезно, дважды контужена. Страшно было, она не скрывает: страшно попасть в плен к немцам. А про то, кому сколько отмерено, старалась не помышлять. Что там загадывать: война.

Смерть косила знакомых, друзей. Под Сталинградом у нее на руках умер от ран муж, врач санитарной роты Георгий Хухлаев. Но саму Веру Ивановну судьба уберегла. Тогда не задумывалась: выжила, и ладно. Случайность. А потом, вспоминая кровавое месиво той далекой войны, решила: видать, неспроста. Там, на передовой, спасла столько жизней, что удивляться не приходится. Солдатскими, как говорится, молитвами дожила до победы.

Долгая жизнь вместила многое. Всякое было потом, радости и огорчения. Но сколько бы лет ни прошло, главным событием для нее была и остается война.

В День Победы достает из шкафчика китель с капитанскими погонами, увешанный боевыми орденами и медалями, и идет потихоньку на праздник, даже если днем раньше не могла встать с постели. Сила духа у Веры Ивановны поразительная. А вернувшись, может снова упасть: что ж вы хотите, годы. Вчера, 30 сентября, ей исполнилось – сколько бы вы думали? – ровно 90 лет.

В самое пекло

Росла слабой, больной. Все детство таблетки, микстуры. Может, поэтому и решила стать врачом, помогать другим преодолевать хвори.

Семья была обычной, как все, а вот деда, Степана Федоровича Несговорова, знали в Томске многие. Он был краснодеревщиком, каких поискать. Украшал резьбой наличники. Домов с его деревянными узорами сохранилось немало.

Окончание мединститута совпало с началом войны. Молодые врачи быстро получили дипломы — и в военкомат: кто на Западный фронт, кто на Дальний Восток. А ей выдали предписание: прибыть в госпиталь № 1505, что на площади Соляной. Город стал принимать эшелоны с ранеными и остро нуждался в медперсонале.

Не думала о такой последипломной практике: работали без отдыха по 18 часов. А раненых везли и везли, но это было только начало. Для томичей это было эхо войны. Уже в начале 1942 года в составе 284-й стрелковой дивизии военный врач Вера Малахова отправилась на Брянский фронт. И угодила в самое пекло.

Кровопролитные бои шли, не кончаясь. Здоровые мужики-медики валились с ног, не выдерживали, а она, хрупкая, переносила все молча, без жалоб. Спасала и спасала на передовой чужие жизни. Под пулями и снарядами. Бинтовала, накладывала зажимы – оказывала первую помощь. Время измерялось минутами.

Сама получила ранение: левую руку разворотило осколками. Крупный вытащили, а мелкий остался в руке. До сих пор не дает покоя.

Инициалы на Рейхстаге

Память избирательна. Кто знает, отчего, но одни раненые запомнились – голоса, лица, а другие нет. Хотя мудрено было запомнить: их было тысячи.

– Помню бойца: он называл меня «сестрица». Откуда ему знать, что я врач, – все в одинаковых белых халатах. У него была сквозная рана, довольно тяжелая. Он подарил мне планшетку – вон там где-то лежит, недавно доставала, – Вера Ивановна показывает, где.

Другой научил обращаться с аккордеоном: инструмент входил тогда в моду. До войны музицировала на фортепиано, уроки быстро усвоила. С той поры, когда наступало затишье, садилась играть: вальс, танго. Или брала в руки гитару и пела: бойцы любили такие минуты.

Только нечасто это случалось. Особенно тяжело было при наступлении: раненые шли потоком. Днем и ночью. С пулевыми ранениями, осколочными, контуженные. Запас лекарств иссякал. Но самое страшное – не хватало перевязочного материала. А тут речь шла о минутах: не сделай вовремя перевязку – умрет от потери крови.

Столько повидала в первый же год войны – другой во всю жизнь не увидит. Казалось, труднее быть просто не может. Это выше человеческих сил. Оказалось, может: наступила Сталинградская битва. Сражались за каждый клочок земли, народу полегло – не счесть. Много пало сибиряков: мы знаем, как бесстрашно, безоглядно они воевали.

После Сталинграда из обломков доблестной 284-й дивизии, воевавшей в составе 62-й армии генерала Чуйкова, была создана 79-я гвардейская. А первым председателем совета ветеранов дивизии стала потом Вера Ивановна.

Между прочим, это она настояла, чтобы одну из томских улиц назвали именем той героической части. Хлопотали, конечно, и другие, но она больше всех. Много раз после войны те, кому посчастливилось выжить, встречались: в форме, при орденах.

Иногда на встречи однополчан приезжал Василий Иванович Чуйков. В маршальском кителе, с двумя звездочками Героя. «А вас я, кажется, помню, – говорил Малаховой, – такая проворная, худенькая, как воробей». Говорил с уважением: худенькая, а поди ж ты, дошла до Берлина. И запечатлела на стене Рейхстага свои инициалы…

Мечты и будни

Фронтовики – особый народ. Запас жизнелюбия в них неиссякаем. Уцелел – надо жить, создавать снова семью, думать о детях.

В 1946-м Вера Ивановна вернулась в Томск. Вышла замуж, родила сына – он живет теперь в Подмосковье. Устроилась в 1-ю поликлинику заведующей кабинетом лечебной физкультуры. Массаж, гимнастика, дыхательные упражнения. В общем, помогала людям встать на ноги после операции или травмы.

Работала врачом областного диспансера, развивала и совершенствовала методы лечебной физкультуры. Преподавала в училище. Знакомые удивлялись: годы вас не берут, Вера Ивановна, вы все такая же бодрая. А что удивляться – не давала себе расслабиться, вот и все. Как на фронте.

Сама занималась физкультурой. Ходила на лыжах, уже будучи в возрасте, когда другие передвигаются с тросточкой. Оставшись одна, не махнула на себя рукой, не впала в печаль, а стала жить еще более насыщенно. Концерты, экскурсии, встречи в ветеранском клубе. Увлеклась книжным делом, посещала клуб книголюбов «Мечта».

– Там мы и познакомились, – говорит томичка Татьяна Чернышева, занимающаяся литературным трудом. – Она сразу обратила на себя внимание: крайне любознательная. Собирала книги, выписывала газеты, много читала. И еще знаете что? Она удивительно светлый человек. Даже не верится, что прошла огонь и воду и столько всего натерпелась.

Другая черта, которую все подмечают: неприхотливость. Казалось бы, заслуженный человек – просить не нужно, сами помогут. Но нет, отказывается. Совет ветеранов Кировского района дважды подступал, чтобы сделать в квартире ремонт. Как только ни уговаривали – впустую. Неловко ей, когда вокруг суетятся. Самой похлопотать за других – это да, а для себя… Много ли мне нужно, говорит.

Окружающие знают «странности» Веры Ивановны. Смирились. Такая натура: все для других. И жаловаться не привыкла – это тоже с войны. Всегда помнит: есть люди, которым тяжелее. Так чего плакаться…

Надо дожить, дотянуть до очередного победного 9 Мая. И тогда – какие там годы, где ее хвори? Встает, облачается в капитанскую форму, прячет седины под беретик и идет потихоньку на праздник. Бодрая и подтянутая, как в пору фронтовой юности.

Всеволод ЗИМИН

На снимке из архива В.И. Малаховой – встреча ветеранов 79-й гвардейской дивизии: она и маршал В.И. Чуйков. Снимок 35-летней давности – 1974 год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *