ВЕРНУЛИ ПАМЯТЬ

  • Участковые уполномоченные майор милиции Александр Ушков и лейтенант Сергей Волынко весело вспоминают, как они просеивали снег.

 Участковые сделали «чернобыльцу» новогодний подарок

 Со стороны происходящее выглядело, по меньшей мере, странно. Представьте: три человека, двое из которых в форме сотрудников милиции, а третий в штатском, практически на карачках ползают по сугробам во дворе дома и просеивают снег, – рассказывает старший участковый уполномоченный майор милиции Александр Ушков.

– Поразительно, но никто из людей, наблюдавших за невнятными телодвижениями нашей троицы, не вызвал милицию, – искренне удивляется коллега Ушкова лейтенант Сергей Волынко и немного наивно продолжает: – А я-то полагал, что именно этим дело и кончится.

Равис Карагаев, слушая забавный, на первый взгляд, рассказ участковых уполномоченных, улыбается. А в глазах – грусть.

Эта встреча была 31 декабря прошлого года…

…А несколькими днями ранее – 24 декабря – Равис Хусаинович обратился в милицию с заявлением о краже ордена Мужества. Его он получил за участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В Томской области только четверо ликвидаторов представлены к столь высокой награде – те, кто больше всего работал в зоне радиации. На счету Карагаева – 100 командировочных дней и 31 выезд в радиационную зону.

Куда же пропал орден Мужества?

 Рождественская история о просеянном снеге и ордене Мужества, нашедшем своего обладателя

 

«Товар»-то специфический

– Никогда даже не задумывался, что награды (орден Мужества и медаль участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. – Прим. авт.) нужно подальше спрятать. Напротив, они всегда лежали в барсетке, на видном месте, – немного смущаясь, будто чувствуя себя оплошавшим, вспоминает Равис Карагаев. – И 21 декабря, когда сын пригласил давнего знакомого, с которым когда-то работал, но последние годы не встречался, даже не подумал убрать ее в укромное место.

Карагаев с супругой решили не стеснять приятелей своим присутствием и уехали к родным. Парни выпили, разговорились, сын Рависа Хусаиновича с гордостью начал рассказывать об отце, показывать медаль и орден, которыми в семье очень гордятся. На следующий день знакомые простились…

– Пропажу ордена и медали спустя три дня обнаружила супруга, – продолжает Равис Карагаев. – Поговорили с сыном, и подозрения, кто позарился на мою память, появились сразу – больше чужих в доме не было. В опорный пункт милиции, что в соседнем подъезде, пошел только через три дня после беседы: все думал-думал, переживал… Но в глубине души верил, что пропажа найдется – это ж не телевизор, чтобы оставить себе или продать, «товар»-то специфический: в Томске мог всплыть только в двух местах, – называет магазины ликвидатор аварии на ЧАЭС.

Разобранный орден

Исходной информации было достаточно, да и, как говорят участковые, прониклись они.

– Я 11 лет служил, знаю, какую ценность представляет награда, – говорит Александр Ушков.

…Сначала розыск привел участковых в медвытрезвитель, однако там подозреваемого уже не было – отпустили.

– Зная, что парень из Мельникова, связались с коллегами – у меня брат участковым Шегарского РОВД работает. И они гостя Карагаевых нашли оперативно, – Сергей Волынко подчеркивает, что коллеги оказали им серьезную поддержку и содействие. – А вот диалог с задержанным складывался непросто: не брал, и все тут. И так целый день. Но к вечеру раскололся. Оказалось, сдал орден в «Букинист». Мы туда. В магазине, где орден приняли за 1 тыс. рублей, а продать планировали за 3–4 тыс., покупатель на награду, к счастью, еще не нашелся. Серебряный крест ордена мы изъяли, но он оказался без колодки: ее у нашего подозреваемого не приняли, потому что материальной ценности она не представляла. И вор ничего лучше не придумал, как выбросить ее в форточку.

– В одном из домов на пер. Кольцевом. С пятого этажа, – многозначительно дополняет майор Ушков.

Снег прослушивать

Участковые обратились в военкомат и выяснили – в лучшем случае восстановление награды возможно не ранее 23 февраля. И то, если Карагаев сразу подаст заявление. А милиционерам просто по-человечески хотелось сделать Равису Хусаиновичу новогодний подарок. И еще больше – попытаться найти родную колодку, чтобы вернуть обладателю его подлинный орден Мужества.

Поиск колодки в заснеженном дворе сравним, наверное, с поиском иголки в стоге сена. Ушков и Волынко рассматривали три варианта выполнения задачи. Технический – взять в РОВД металлоискатель. И два, скажем, фантастических – просеивать снег вручную или таять его паяльными лампами.

Решили начать с просеивания. Сито – пальцы. На улице – мороз.

Везет тому, кто сам везет. Минут через 20 колодка была в руках Александра Ушкова.

Медаль участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС у вора не приняли, пояснив, что никакой ценности для коллекционеров она не представляет. Так что эту пропажу сотрудники милиции нашли без труда: парень оставил медаль у знакомых в квартире на том же пер. Кольцевом.

Счастливое волнение

29 декабря радостную новость сообщили Равису Карагаеву. Повторное вручение ордена и медали провели 31 декабря: награды Равису Хусаиновичу вернул глава УВД области Виктор Гречман.

Церемония оказалась волнительной для обеих сторон. Генерал-майор Гречман на этот раз был немногословен, а Равис Хусаинович, хотя и заготовил заранее целую речь, вообще не нашелся, что сказать. Принял орден и в растерянности первое время даже не знал, куда понадежней его положить: в карман, на стол…

Участковых уполномоченных генерал обещал премировать.

 

Обвиняемому лишь 23 года, но он уже был судим – за кражу и грабеж. Последнее время – безработный, в Томск ездил за случайным приработком и, как говорит, на орден позарился от безденежья. Сейчас обвиняется по ст. 324 (приобретение или сбыт государственных наград). Варианты наказания: штраф до 80 тыс. рублей, исправительные работы сроком до года, арест до трех месяцев.

Пока обвиняемый отпущен под обязательство о явке и согласно санкции ежедневно держит телефонную связь с участковыми.

– Звонит каждый день: а куда он теперь денется с подводной лодки? У нас же свои глаза в Шегарке, – вспоминая брата-коллегу, шутит Сергей Волынко.

 

Украденные награды Равису Карагаеву вернул глава УВД области Виктор Гречман.

 

«Представьте: три человека — двое в форме сотрудников милиции, а третий в штатском, практически на карачках ползают по сугробам и просеивают снег…», — рассказывают подробности участковые.

 

Зона отчуждения

«Чтобы радиация не распространялась дальше»

 – В 1986 году меня, 22-летнего парня, вызвали в военкомат, затем в училище связи выдали форму и в составе 32 человек отправили на сборы. Никто из нас не знал, что мы едем на ликвидацию аварии на ЧАЭС…

Карагаев умолкает. Чувствуется, что каждая фраза о событиях почти 24-летней давности дается ему с трудом и даже с надрывом. Ликвидации последствий аварии Равис Хусаинович отдал 100 дней, оставивших неизлечимый отпечаток в его жизни. Из тех 32 томичей, с которыми Карагаев поехал на ЧАЭС, 17 уже нет в живых.

К ордену Мужества Карагаев был представлен около четырех лет назад. Награда полагается за максимальное количество выездов в радиационную зону: на счету томича 31 выезд, по сути, 31 рабочий день.

– Иногда в зоне радиации, надев марлевые повязки, мы проводили минуты, а иногда и часы: время зависит от дозы облучения – получил свои положенные 20 рентген и можешь быть свободен, – поясняет ликвидатор. – Мы мыли дороги, ведущие к ЧАЭС, пилили деревья, снимали верхний грунт, чтобы радиация не распространялась дальше – в жилые села и города. Остальные дни я работал на пожарной машине и каждый день выезжал на тушение пожаров.

 Наша справка

Орденом Мужества награждаются граждане за самоотверженность, мужество и отвагу, проявленные при спасении людей, охране общественного порядка, в борьбе с преступностью, во время стихийных бедствий, пожаров, катастроф и других чрезвычайных обстоятельств, а также за смелые и решительные действия, совершенные при исполнении воинского, гражданского или служебного долга в условиях, сопряженных с риском для жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *