Чай «с последствиями»

Почему насилие над женщиной считают нормой даже «нормальные» мужчины?

25 января суд кассационной инстанции вынес обвинительный вердикт троим мужчинам. Всем – под тридцать. Все – состоявшиеся, имевшие жизненные перспективы люди. Один – предприниматель, второй – инженер, третий – психолог исправительного учреждения. Осуждены по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ (изнасилование группой лиц по предварительному сговору).

Процесс шел три года. Вину подсудимые не признали.

Гособвинители прокуратуры Октябрьского района Евгений Гуслов и Олеся Захарова в выводах солидарны: адвокаты намеренно затягивали судебное разбирательство, чтобы их клиенты как можно позже попали в колонию.

Секс предполагается

В середине сентября 2006 года две девушки познакомились в Горсаду с молодым человеком. Симпатичным. Обаятельным. И к тому же, несмотря на свои 24 года, занимающим хорошую должность – психолог колонии. Поболтали, обменялись телефонами. В конце сентября новый знакомый позвонил: получил очередное звание! «Приезжайте. Посидим недолго… И провожу, конечно…»

Приехали. Мужчин в квартире оказалось трое. Гостьям они налили пива, себе – водки. Общение от дружеского трепа быстро перешло в более тесную «обнимательно-раздевательную» стадию. Но девушки не были готовы к такому развитию событий: вырывались, плакали и пытались звать на помощь. Впрочем, для троих пьяных парней это не стало ни физическим, ни моральным препятствием.

С одной, что помладше, насильники даже снизошли до нравоучений: «Ты должна была предполагать, что придется заниматься сексом!»

…Девушки ушли только утром. С синяками и ссадинами. Как и было обещано, их проводили до остановки.

Милиция разберется

Они не хотели ни рассказывать мамам, ни писать заявлений. Но молчать было невозможно. Узнав о несчастье, мстить обидчикам отправился молодой человек старшей из подруг. Девушка поехала с ним.

…Разборки в подъезде оказались шумными, жильцы даже слышали выстрел. Дело кончилось появлением милиции; всех участников «мужского разговора» задержали и отправили в Октябрьский РОВД. Там и всплыла причина драки. Объяснения в райотделе логически завершились написанием двух заявлений об изнасиловании.

Было возбуждено уголовное дело.

Камера спасла

Материалы уголовного дела занимали 14 томов. Судебное разбирательство длилось три года. Начинался процесс с семью адвокатами, но до его окончания дошли только трое – по одному на каждого подсудимого. Учитывая объем и сложность обвинения, его поддерживали два помощника прокурора. Два фигуранта – Евгений Белов и Денис Городецкий (имена изменены) находились во время разбирательства под стражей. Брат Д. Городецкого Валерий был отпущен под подписку о невыезде, поскольку изначально дал признательные показания.

– Весь допрос Валерия Городецкого фиксировался на видеокамеру, – рассказывает государственный обвинитель Евгений Гуслов. – И именно это спасло дело, став центральным доказательством. (За четыре дня, которые прошли с момента насилия, его первоначальные биологические следы были утрачены. Оставались ссадины, но это были уже косвенные свидетельства.) Кроме записи мы располагали только показаниями потерпевших против показаний подсудимых. А они, надо сказать, защищались весьма квалифицированно.

Сам Валерий Городецкий, сознавшись в преступлении, на суде отказался от своих слов. Спорить с вещественным доказательством было сложно, но молодой человек привел в свое оправдание веские аргументы. Следователь, по утверждению Городецкого, оказал на него давление: избивал, задавал вопросы «внушающего характера», даже заранее написал на листочке, что именно надо говорить «на камеру». Он, Валерий, не мог ему противостоять, поскольку имеет проблемы с психическим здоровьем и еще в детстве состоял на учете в психоневрологическом диспансере… (Соответствующие справки прилагались.)

– В связи с этим, – говорит помощник прокурора, – Городецкому была назначена психолого-психиатрическая экспертиза. Выводы специалистов были однозначны: «Хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает. В момент совершения правонарушения находился в состоянии простого алкогольного опьянения, поэтому мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими».

Видеозапись также получила оценку в судебном заседании. На ней видно, что подсудимый вполне ориентируется в окружающем, поддерживает полноценный контакт со следователем. Признаков нерешительности, неуверенности, тревоги, свидетельствующих об оказании давления, не выявлено.

Защитники указали еще на один процессуальный недочет: допрос проводился 4 октября, а протокол допроса адвокатом подписан только на следующий день. Не означает ли это, что он вообще не присутствовал на данном следственном действии? Тогда добытому доказательству грош цена, оно недопустимо.

…Но камера запечатлела не только признание Валерия Городецкого. В записи видно, что адвокат находится рядом с ним от начала до конца допроса.

«Просим сурово наказать…»

И все три года, пока шел процесс, практически на каждое заседание приходили потерпевшие. В этом в общем-то не было необходимости. Девушки уже дали подробные и последовательные показания, но подсудимые снова и снова настаивали на их вызове в суд. Раз за разом задавали вопросы, от которых бросало в краску и выступали на глазах слезы.

Избрав позицию полного отрицания вины, парни держались ее до конца: «Оболгали нас? Теперь ходите, слушайте!..»

– Веронике Говоровой (имя изменено) восемнадцать исполнилось во время суда, она была изнасилована несовершеннолетней, – дополняет государственный обвинитель Олеся Захарова. – До этого у девушки не было контактов с мужчинами, она мучительно стеснялась и плакала.

Несмотря на замечания судьи, в перерывах ее пытались поддеть язвительными репликами: «Что ревешь? На суд давишь?» и так далее…

Но все-таки девушки продержались до самого финала. И попросили сурово наказать своих обидчиков, приговорив их к реальному лишению свободы.

Помощники прокурора попросили по 9 лет заключения для всех участников преступления. Суд остановился на 6 годах для Е. Белова и Д. Городецкого и на 5 годах для В. Городецкого (семья, дети, первоначальное сотрудничество со следствием).

Некая злая ирония заключается в том, что именно ему предстоит отбыть полный срок. Остальным зачтется время пребывания под стражей, и из колонии они смогут выйти даже раньше Валерия. Когда прозвучал приговор, осужденные попросили: «Вы его к нам в клетку лучше не сажайте…»

 

PS.

Пресс-служба УФСИН уточняет: специалист, о котором идёт речь, отработал в ИК4 три с половиной месяца сажёром по должности «старший психолог». Не успел пройти аттестацию, уволился по собственному желанию 23 октября 2006 года.   

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *