Время взросления

Управляющий Томским филиалом ОАО «Пром­связьбанк» Андрей Сальников – об уроках кризиса, ответственности, роли денег в экономической истории и ирреальности реального сектора

Иная действительность

– По результатам отчетности по международным стандартам в 2010 году Промсвязьбанк заработал почти 2,5 млрд рублей чистой прибыли и продемонстрировал 14%-й рост кредитного портфеля, что превышает средние темпы по банковской системе. И средства на депозитах и текущих счетах клиентов увеличились. Все это говорит о том, что негативные тенденции преодолены, банк и его клиенты вышли из кризиса? С какими потерями и приобретениями?

– Думаю, что все мы должны понять: сегодня мы существуем совсем в иной реальности, чем до кризиса, экономика предприятий и банков развивается совсем по-другому. Годы безудержного оптимизма, когда всем казалось, что все будет расти как на дрожжах (доходы, цены, благосостояние), позади. Наша рыночная экономика слишком молода и неопытна – думаю, именно поэтому она так провалилась в годы кризиса.

В начале 2000-х предприниматели брали деньги не задумываясь. Им казалось – любой их проект обречен на успех. В 2008-м наступил момент трезвости, взрос­ления. Сейчас, чтобы убедить предпринимателя взять кредит, нужно потратить много усилий. Банкам это работу, с одной стороны, облегчает, а с другой стороны, осложняет. Конкуренция заметно ужесточилась.

«Разбираться с токсичными активами начали вовремя»

– А к чему эта наивность и недальновидность бизнеса привела финансовые структуры? Как пережил кризис ваш банк? Как реагировал на вызовы времени?

– В 2007–2008 годах у нас появлялись новые продукты и направления в работе. Мы набрали хорошие темпы развития – и вместе со всеми заемщиками и партнерами «влетели в кризис». Естественно, банк столкнулся с проблемной задолженностью, к масштабу которой никто не был готов.

– Такое все банки переживали!

– Однако переживали по-разному. Многие поступили просто: все свои проблемы переложили на далекое будущее.

– Вы говорите о реструктуризации долгов?

– Это можно назвать реструктуризацией, но я это называю нежеланием решать проблемы здесь и сейчас. Мы же стали разбираться с проблемами, что называется, в текущем моменте.

– Но если бизнес рухнул? Тут, как ни крути, деньги не появятся, чтобы платить…

– Реальные трудности испытывали менее половины наших клиентов, остальные просто не хотели отдавать деньги банку: мол, почему я должен платить, когда другие не платят? И чем дальше развивался кризис, тем больше было таких вот прибеднявшихся. Процентов 60 бывшей нашей клиентской базы, как оказалось, относились к категории недобросовестных плательщиков.

– И каков итог?

– Большинство своих трудностей на сегодняшний день мы урегулировали – и это главное, что сегодня отличает Томский филиал Промсвязьбанка от многих конкурентов.

– Урегулировали без потерь? Выходит, Промсвязьбанк ощутил оздоравливающее влияние кризиса?

– Безусловно, кризис хорошо нас встряхнул… На сегодня у нас есть определенный уровень проблемных активов, но он во вполне допустимых пределах. Если первый квартал 2010-го Томский филиал Промсвязьбанка завершил с убытком, то аналогичный период 2011-го – уже с прибылью, которую не стыдно показать не только коллегам по банку, но и конкурентам. В 2011-м мы также планируем достичь роста выше среднего по рынку.

Про Томский филиал Пром­связьбанка коллеги говорят: «Ему повезло». Я же отвечаю – мы своевременно начали заниматься токсичными активами, последовательно, а и иногда и жестко урегулировали объем посткризисной проблемной задолженности.

«Я сторонник ответственности»

– Я сторонник ответственности. И не раз публично говорил: все призывы к инвестициям и разговоры о благоприятном инвестклимате бессмысленны, пока местное бизнес-сообщество имеет репутацию не вполне надежных и ответственных партнеров. Федеральные банки не будут сюда вкладывать серьезные деньги. К сожалению, у нас не возведено в абсолют понятие долга. Это главная проблема российской экономики. При таком раскладе нормальных, неспекулятивных инвестиций в страну не дождаться.

– Не боитесь, что ваши клиенты на вас обидятся?

– Те, о ком говорится выше, уже не наши клиенты. Мы свою клиентскую базу за это время обновили практически на 90–95%. Оставили в своем портфеле только компании, с которыми нашли общий язык. Банки в период кризиса оказались самыми гибкими структурами, с которыми можно было договориться, прийти при желании к конструктивному решению. Те, с кем мы нашли общий язык и совместные решения, остались с нами работать. Мы им деньги начали давать, чтобы они свои проблемы решали.

Главные точки роста

– А как изменилась структура кредитного и депозитного портфелей банка с докризисного времени? Какие направления считаете приоритетными?

– На момент входа в кризис (конец 2008-го) пятую часть кредитного портфеля Томского филиала Промсвязьбанка составляли займы физлиц. Основная часть заемщиков – крупные томские компании. Стоимость банка также вырастает, когда у него хороший портфель по малому и среднему бизнесу. Так вот, с этим сегментом мы работаем с 2007 года и в отличие от других ни на день не прекращали кредитование этих клиентов в кризис, хотя наша кредитная политика и стала более консервативной. Предприятиям малого и среднего бизнеса Промсвязьбанк уже выдал более 77 млрд рублей, только наш Томский филиал в прошлом году прокредитовал их почти на полмиллиарда – это в 2 раза больше, чем в 2009-м.

Полтора года наш банк не кредитовал физических лиц, сейчас мы возобновили эту деятельность. Появилось много новых продуктов: оттачиваем свой интернет-банкинг, с апреля запустили удобную ипотеку. Мы полагаем, что розница и МСБ – две главные точки роста для нас.

– Но малый бизнес – это так сложно, неустойчиво, рискованно…

– Я бы так не сказал. Если не брать стартующий бизнес (а старт-апы – это вообще не банковская история, для них есть инвестиционные компании, специализированные фонды, агентства), то в целом малый бизнес – это довольно устойчивая среда. Разориться может один-другой предприниматель, но в своей массе малое предпринимательство не умрет никогда.

Спрос на инвестиции растет

– Официальная статистика утверждает, что вновь появился спрос на инвестиционное финансирование. Бизнес готов модернизировать оборудование, покупать недвижимость…

– Поэтому мы разработали новые продукты для малого и среднего бизнеса – с суммой до 120 млн рублей и сроком кредитования до 10 лет. Сейчас средний срок кредита составляет два года, а мы хотим, чтобы он увеличился до 3,5 года. Вообще же наша цель – выдавать кредиты со средним сроком 5–7 лет. К концу года планируем увеличить вдвое средний лимит утверждаемого кредита (сейчас это 3 млн рублей).

Сейчас основной упор мы делаем на такие инновационные для российских корпоративных клиентов продукты, как факторинг (отмечу, что тут Промсвязьбанк является абсолютным лидером в России).

– Что это такое?

– По сути, это финансирование безо всякого обеспечения, под честное слово предпринимателя, переуступка дебиторской задолженности. Банк покупает задолженность предприятия, которая должна быть оплачена покупателем его продукции. Замечу, что пока в Томске эта услуга не очень развита, потому что здесь не так много поставщиков чего бы то ни было…

– Но она должна быть интересна предприятиям?

– Особенно тем, кто работает, но находится в сложной финансовой ситуации. Однако, работая по факторингу, банк должен быть уверен, что покупатель с его клиентом рассчитается за отгруженную продукцию.

У нас есть клиент, находящийся в стадии банкротства, но при этом он производит и продает продукцию. Ни один банк в РФ денег ему не даст. А мы финансируем каждую партию его продукции, отгруженную потребителю, потому что она востребована. В итоге благодаря факторингу обеспечивается текущая деятельность предприятия.

Мало проработанных проектов

– Почему большая часть банковских ресурсов все еще не используется экономикой?

– Финансировать нечего. Мы же не спонсоры, а инвесторы. Инвестиции предполагают возвратность средств, чего никак не хотят понять бизнес и власть.

Недостаточно здравых, проработанных проектов с хорошей экономикой, включающих в себя господдержку (которая сегодня есть, но используется не слишком эффективно). К сожалению, сегодня единицы предпринимателей инициируют значимые проекты, рассчитывая запустить их и продолжать ими заниматься, у большинства – психология временщиков…

– Наша банковская система еще очень молодая…

– И самая здоровая!

– Почему она при своей исторической неопытности такая гибкая и умная?

– Потому что она вынуждена более тесно общаться с внешним миром. Банки научились правильно жить, восприняли жесткую реальность и законы финансового рынка, поскольку начинали с внешних рынков заимствований. Эти знания мы активно продвигаем в реальный сектор, потому что верим в завтрашний день нашей экономики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *