Алексей Пронькин: Наше кредо – не карать, а предупреждать

Пронькин

Несмотря на то что Контрольно-счетная палата Томской области существует уже больше десяти лет, о ее деятельности томичи знают немного. Это первый визит ее нынешнего руководителя Алексея Пронькина к журналистам «Томских новостей». Дело не в закрытости организации, а в характере ее работы – проведении сложных аналитических мероприятий, целью которых является экспертиза использования бюджетных средств. А это требует тишины, спокойствия и сдержанных эмоций.

– Известно, что судьба палаты в Томской области складывалась непросто…

– Решение о создании палаты было принято в 1996 году, но официально она заработала в 2002-м. Почему так долго? Здесь все просто. Какому чиновнику понравится существование еще одного контролирующего органа? Естественно, противников было много, устраивало наличие внутреннего контроля – самого себя проверять. По времени обсуждения и накалу полемики это был рекордный законопроект.

Изначально в соответствии с названием палата контролировала эффективность использования бюджетных средств. Вначале КСП была при Думе, а с появлением Федерального закона о контрольно-счетных органах стала отдельным органом.

Изменились и функции – больше в сторону аудита, в частности аудита эффективности государственных программ. По этому варианту пошли многие субъекты РФ – с 2014 года все обязаны формировать бюджет на основе государственных программ по развитию регионов. Но мы от слова «контрольный», если нас не поправят депутаты, отказываться не будем. Как проводили контрольные мероприятия, так и будем проводить.

– Как подбирался коллектив и просто ли было найти столько принципиальных профессионалов?

– Это очень сложный процесс. Костяк у нас всегда сохраняется, но есть и ротация – кто-то подходит для этой работы, кто-то нет. Работа сложная, на виду, не допускаются даже малейшие подозрения в ангажированности. Сотрудники приходили из разных организаций, но не все смогли работать при такой степени ответственности. Первый руководитель палаты Сергей Никитенко даже как-то признался, что потерял многих друзей по привычным занятиям в жизни – рыбалке, охоте и т.п.

Аудиторы в палате – поистине уникальные специалисты. Имя вышедшей на пенсию Галины Баневич многих напрягало, когда узнавали, что именно этот аудитор идет к ним с проверкой. Потому что ее проверки иногда заканчивались снятием первого руководителя. И ныне есть очень грамотные аудиторы, например Наталья Дайнеко – одна из сильнейших финансовых аналитиков в стране, имеет квалификационный аттестат аудитора и немалые заслуги.

– Как быстро палата заявила о себе?

– Думаю, когда проанализировали реализацию программы «Народный счетчик» в 2004 году. Количество нарушений, выявленных Контрольно-счетной палатой, ошеломило законодателей, а депутат Евгений Рубцов даже воскликнул: «Почему мы этот орган не создали раньше?» На предписание с требованием возместить бюджетные средства в сумме 15 675 тыс. рублей поступило извещение от ОАО «Томск-энерго», в котором оно гарантировало возвращение этой суммы в срок до 1 января 2005 года и слово сдержало.

– Были ли еще подобные нарушения?

– Программ, которые на 100% финансировались бы из областного бюджета, больше не было, а интересных моментов много. Например, недавно мы решили проверить, как используются субсидии на социальное развитие села. Выяснили, что при строительстве водоочистной станции в Молчановском районе 4,5 млн рублей были потрачены на оплату невыполненной работы. В другом районе оплатили установку теплового узла, но сделать его «забыли». Может, потому, что строили примерно так же, как и фондохранилище библиотеки им. А.С. Пушкина, когда было выявлено основное нарушение – отсутствие разработанной и утвержденной должным образом проектно-сметной документации, что не позволило полноценно реализовать проект. Объект документально был введен в эксплуатацию и даже передан на баланс библиотеки, но не использовался, так как отсутствовало необходимое оборудование, системы отопления, кондиционирования и т.п. На основании итогов этого и аналогичных проверок аудитор предложил разработать и утвердить нормативный документ, закрепляющий критерии подготовки Томской области к участию в федеральных целевых программах, одним из которых должен быть запрет на подачу заявок на строительство объектов при отсутствии проектной документации, должным образом разработанной и проверенной госэкспертизой.

– Часто ли бывает, что палата находит нарушения, но никаких действий по этому поводу не предпринимается? Вам не обидно?

– Конечно, обидно. Но в рамках полномочий, которые у нас есть, мы нередко не можем что-либо предпринять, только устанавливаем факты – нет рычагов! Я, как бывший следователь прокуратуры, если вижу признаки преступления, направляю материалы в правоохранительные органы. И хорошо хотя бы то, что в рамках нынешнего закона их обязали отвечать палате. Конечно, в ответ иногда приходит отказ в возбуждении уголовного дела…

– В чем же тогда эффективность вашей работы?

– Наше кредо – не карать, а предупреждать. Мы не фискальные органы, карать – не наша задача. Полномочия, которые у нас есть, заставляют людей, принимающих решения, реагировать на нарушения в отношении тех, кто преступает закон. Если нарушитель не сел на скамью подсудимых, то это не значит, что он продолжит работать на прежнем месте. Его могут уволить, а с ярлыком в наше время трудоустроиться сложнее.

С прошлого года появился еще один рычаг – административная ответственность. Мы вправе составлять административные протоколы, которые рассматривают в контрольно-ревизионном управлении и комитете финансового контроля областной администрации. А уж они накладывают штрафы, и немалые. И в 2013 году мы составили протоколов меньше, чем в предыдущем, но это говорит о том, что, во-первых, порядка становится больше, во-вторых, допустившие нарушения были уволены или уволились. Результат налицо.

– А кто составляет план проверок и в каких сферах происходит больше всего нарушений?

– В основе плана – анализ ситуации из процесса наших проверок: по итогам 2014 года намечаем, что посмотрим в 2015 году. Где-то зацепили, появилась ниточка, значит, формируем проверку. Смотрим СМИ. Взаимодействуем с правоохранительными органами, просим от них информацию, если необходима проверка. Работаем с депутатами и администрацией. Они дают поручения. Кстати, КСП есть во всех районах области, за исключением Молчановского. В конечном итоге план утверждается на коллегии палаты и подписывается руководителем. Потом мы его отправляем в Думу, администрацию области и размещаем у себя на сайте.

Если смотреть по отраслям, то больше всего нарушений в строительстве. На бумаге забор есть, на деле – нет.

– Бывают у вас ошибки?

– Бывают. Чтобы их избежать, в работе палаты сложилась хорошая система, касающаяся организации финансового контроля. Она состоит из двух этапов: мы составляем акт, включаем в него все выявленные нарушения и отдаем проверяемому субъекту. Он смотрит, если с чем-то не согласен, пишет возражения. Затем в ходе обсуждения аргументации сторон формируется окончательный вариант и оформляется отчет, за который уже мы несем ответственность.

Но не могу не упомянуть и про два (к сожалению, пока только два) замечательных примера, когда аудитор написал благодарственные письма за грамотное распоряжение бюджетными средствами руководителям кожно-венерологического и онкологического диспансеров. Они не только правильно и грамотно потратили деньги и оформили документы, но на эту сумму выполнили больший объем работ, чем было запланировано.

– Бывает ли, что аудитору предлагают взятку?

– Таких случаев не было ни разу.

– Как организациям эффективней использовать средства?

– Приведу пример. Мощный потенциал – госзадание для автономных учреждений. Как сформулирован заказ, так и деньги тратятся. Если нет четких критериев, то в сельском клубе может, например, появиться «Лендкрузер». Я утрирую, но это вполне возможно, ведь вроде бы ничего не нарушено. Проверили ДК «Авангард», Русско-немецкий дом и Татарский культурный центр. Под госзадание выдаются конкретные деньги, но, рассуждают они, раз дали, значит, можно в ресторане встречать делегации. Но в 2013 году многие департаменты серьезно взялись за наведение порядка. Создали нормативы и ввели критерии эффективности для своих учреждений. Теперь и проверять стало намного проще, и отчитываться легче.

– Пытаются ли влиять именно на председателя палаты с просьбой что скрыть, утаить, не заметить?

– За полтора года, что я работаю, не было ни одного звонка, ни одного нажима, просьбы. Мы ведем проверки в соответствии с утвержденным планом, который опубликован на нашем сайте. Все отчеты со всеми выводами, выявленными нарушениями и так далее, то есть всю информацию о деятельности палаты, размещаем на сайте. Заходите, смотрите, читайте. Мы – открыты.

Справка «ТН»

Главное отличие Контрольно-счетной палаты (КСП) Томской области, созданной в 2002 году, от других подобных организаций в том, что она была организована для внешнего аудита использования средств бюджета и областной собственности. C 2002 по 2012 год палатой было проведено 268 контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, в ходе которых проверено 579 организаций разного уровня, хозяйствующих субъектов, использовавших средства областного бюджета, выявлено 3 342 нарушения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *