Бизнес
09.12.2016

Андрей Сальников о том, как коммерческий банк служит себе и людям

Статей на сайте: 75

Фото: Артем Изофатов

_j0a0788

В прошлом году Промсвязьбанк – один из крупнейших российских частных банков, входящий в топ-10 страны и топ-500 мировых кредитно-финансовых организаций, – отметил 20-летие. Годом раньше 10 лет исполнилось его томскому офису. 2016-й войдет в историю как год, в котором томский офис ПСБ достиг исторического максимума по прибыли. И это, мягко говоря, в непростых экономических реалиях. О том, как живется сегодня банковскому сектору в целом и Томскому офису ПАО «Промсвязьбанк» в частности, рассказывает Андрей Сальников – региональный директор и хороший друг «Томских новостей».

Выпали в прибыль

– Андрей Викторович, что происходит с российским банковским сектором?

– В 2016 году банковская система в целом демонстрирует позитивную динамику, чего не скажешь об общих макроэкономических показателях. ВВП продолжает снижаться: по итогам этого года аналитики Промсвязьбанка прогнозируют минус 0,8% к прошлогоднему показателю. Потребительский спрос до сих пор не восстановился. Например, в розничной торговле, по нашим оценкам, общая динамика стабилизируется на уровне минус 5%. ЦБ хоть и снижал в течение всего года ключевую ставку, инвестиционный спрос также довольно слаб, скорее всего, это связано с существующей долговой нагрузкой бизнеса, здесь мы ожидаем минус 3,9%. Таким образом, за первое полугодие общий для страны кредитный портфель по корпоративным клиентам сократился на 6,2%. Для сравнения: розничный портфель уменьшился лишь на 1%.

– Прошлое интервью нашей газете – по итогам 2015 года – вы закончили примерно таким утверждением: оживление экономики в России начнется, когда мы получим доступ к мировым финансам. Этого не произошло, но…

– Но и оживления не произошло.

– Как тогда у вас получается наращивать прибыль?

– Российская банковская система в 2016 году действительно заработала порядка 900 миллиардов. Остановился рост портфеля просроченной задолженности. Мы перестали тратить свою прибыль на затыкание дыр после невозвратов кредитов. Ведь когда банку не вернули заем, он вынужден из своих доходов эту просрочку закрывать. Соответственно, у него в прибыли ничего не остается. Результаты третьего квартала и в целом девяти месяцев мы оцениваем как стабильные. Банк продемонстрировал 17% роста основных доходов в отчетном квартале и также сохранил высокую стабильную долю доходов от безрисковых комиссионных операций – более 30% операционной выручки за девять месяцев. Стабилизация макроэкономических показателей в отчетном периоде положительно сказалась на сумме расходов по резервированию: их объем сократился более чем на 20% по сравнению с прошлым годом.

– Задолженность клиентов банкам уменьшилась?

– Просроченная задолженность – да. То есть заемщики стали платить более стабильно. Это один из мощных маркеров, показывающих, что стагнация, или рецессия, как ни назови, остановилась. Люди более-менее научились жить в новых условиях: предприниматели – работать, граждане – экономить. И привыкли к тому, что зарплата не растет.

Стабильные «малыши»

– Как вы считаете, власть адекватно реагирует на текущую экономическую обстановку и ее изменения? Или все же отстает?

– В последние 1,5–2 года правительство совершает в целом правильные шаги. Один из важных моментов – сформирована инфраструктура поддержки малого бизнеса. Ее можно критиковать, но она есть и работает. И это не голословное утверждение: мы плотно сотрудничаем с предпринимателями, поэтому хорошо представляем, как работает эта инфраструктура. Проблема не в ней, бизнес привык работать по-серому, используя различные схемы, не платя налоги… И это мешает в полной мере воспользоваться господдержкой. А это и компенсация процентной ставки, и льготная система налого-

обложения для инвестиционных проектов… Там масса всего, но, чтобы этим пользоваться, нужно отвечать определенным условиям. Не все готовы к этому. И не все умеют это делать. Но в целом большая работа была проделана и на законотворческом уровне в РФ и в регионах. Например, у нас есть Гарантийный фонд Томской области – очень эффективная и полезная структура, с которой мы успешно сотрудничаем. Что касается других вопросов, связанных с внутренней экономической политикой, мы также видим: ситуация в целом по России серьезно изменилась в лучшую сторону.

– Все, что вы говорите, касается и Томской области?

– В том числе. У нас неплохие результаты в привлечении местного малого и среднего бизнеса к обслуживанию крупных недропользователей. Здесь надо отдать должное и региональной власти: большое количество малых компаний сегодня вовлечено в работу таких корпораций, как «Транснефть», «Роснефть», Газпром… Собственно, эти «малыши» представляют наиболее стабильную часть регионального рынка.

– И какова роль банков в этой системе?

– Как раз банки в нее активно вовлечены. Госкорпорации и крупные недропользователи требуют финансовых гарантий. Это может быть и гарантия для участия в тендере, и гарантия выполнения условий контракта. Есть еще гарантия по гарантийным обязательствам и так далее… Перечень можно продолжать долго. Есть два федеральных закона – 44-й и 223-й, в соответствии с которыми эта система работает. То есть мы клиенту верим, понимаем, что у него за бизнес, и можем дать гарантии даже без обеспечения. Таких у нас достаточно много.

– И бывает, что пролетаете?

– Ну а как иначе могут работать банки? Если мы принимаем какой-нибудь риск и неправильно его оцениваем, то, конечно, пролетаем.

– Вам за это прилетает из Москвы?

– За это не хвалят.

Больше, чем карта

– В Интернете пишут: на смену банковским картам приходит комплексное обслуживание. Это как?

– Обычная пластиковая карта, дебетовая или кредитная, без дополнительного функционала – вчерашний день. Сегодня к картам привязаны либо наборы услуг, либо программы лояльности, либо страховые продукты. Активно внедряются дистанционная юридическая помощь, оформление налоговых вычетов, консультации по вопросам недвижимости и бухучета…

– Ну а шенгенские визы зачем стали выдавать?

– Не то чтобы выдаем, просто нашли партнера – самого серьезного оператора в России, который организует визовые центры. А так как в Томске этой услуги в принципе нет, за шенгеном приходится ехать в Новосибирск, то это неплохой маркетинговый ход, вы не находите? Особого дохода нам это не приносит, но люди приходят за визами, и мы начинаем с ними работать: не за полу тащим, но оплата пошлины, консульского сбора, плата за визу – все это проходит через наше отделение, и мы знакомимся с новыми клиентами. Пока визы оформляются только в Грецию и Чехию, на подходе Испания, а там, может, и до полноценного визового центра в Томске дорастем. И себе делаем приятно, и людям.

Инвестиции не отменяются

– Одни из самых рисковых, но в то же время и перспективных вложений – венчурные. Недавно прошла информация о том, что Венчурный фонд Пром-связьбанка и «Опоры России» расширяет сферу деятельности и трансформируется в инвестиционный фонд. Что это изменило?

– Почти четыре года назад у нас появился венчурный фонд. Он был направлен на поддержку финансовой инициативы предпринимателей. Причем мы сразу выбрали не высокие технологии, не IT и не наноигрушки. А такую вот стоящую ногами на земле деятельность – парикмахерские, булочные и тому подобное. В основном с расчетом на молодых предпринимателей. За это время мы перелопатили огромный пласт проектов, заявок, инициатив… И пришли в целом к выводу, что молодая предпринимательская поросль обладает рядом существенных недостатков. О них можно долго рассказывать, но если резюмировать – они малодоговороспособны и в бизнесе, и сами с собой; очень часто меняют планы; не хотят учиться, считают, что бизнес можно сделать, посмотрев одно кино, и необязательно погружаться в технологии, экономику. В общем, настало время пересмотреть подходы: мы совместно с «Опорой России» пришли к выбору более серьезной формы – инвестфонда, который будет заниматься проектным финансированием уже сложившихся, устойчивых бизнесов в производственной сфере. Мы планируем работать с теми, кто по тем или иным причинам не может получить финансирование в банках, потому что не удовлетворяет базовым требованиям. А фонд может принять на себя более высокие риски и тем самым…

– …заработать больше в случае успеха?

– Конечно.

– Почему сейчас так мало инвестиций? Сами компании в себя не вкладывают? Все сосредоточены сугубо на выживании? Или все же какие-то компании инвестируют?

– Вопрос, как компании делить: по отраслевому принципу или какому-то еще. На одном рынке могут работать как успешные, так и аутсайдеры. Поэтому инвестициями в развитие сегодня занимаются те, кто может себе это позволить. Даже в самых стагнирующих сегодня сегментах рынка, используя ситуацию, можно и нужно заниматься инвестициями, потому что все равно нужно думать на два шага вперед. Стагнация не может продолжаться вечно.

– А какие сегменты самые стагнирующие?

– Я не назову всех, но очевидно сегодня есть проблемы в ретейле – в целом упал потребительский спрос, ну и средний чек у них тает. К тому же эта отрасль достаточно закредитована. Безусловно, это и строительная отрасль. Там свои проблемы. Во-первых, ликвидность на рынке плохая – не было в последнее время ипотеки в тех объемах, к которым они привыкли. Да и качество продукта – того, что строят, – не устраивает сегодня покупателя. Вы заметили, наверное, на томском рынке некоторое время назад стали испытывать трудности со сбытом компании, которые сдавали жилье без отделки. Когда-то было модно – мы все покупали черновую отделку. И потом полжизни достраивали. Сейчас это никому не надо. Сегодня человек хочет, если он взял ипотечный кредит, чего-то накопил, идти и жить. И он уже начинает задаваться следующим вопросом: а куда я зай-ду? Что там вокруг? Как я туда заеду и выберусь? То, что сегодня еще продают, завтра может стать неликвидом. Как только появится альтернатива. А она появится! Беда отрасли в том, что она сама по себе не хочет меняться.

– Тем не менее промелькнула информация, что за последние два месяца выдано кредитов чуть ли не больше, чем за весь прошлый год.

– Потому что в прошлом году их вообще не выдавали. Вопрос – с чем сравнивать. Конечно, объемов, которые были до 2014 года, сейчас нет. Работала в основном программа господдержки, она закрывается, и пока неясно, как дальше будет развиваться ситуация.

– Но вы же занимаетесь ипотекой?

– Сейчас нет. Но с 2017 года возобновим работу ипотечного центра в Томске.

Прогнозам вопреки

– Финансовая погода сегодня прямо завязана на политической. Вся Россия наблюдала за выборами в США. А за какими событиями следят в банках?

– Действительно, мы все больше понимаем, что экономика сегодня – это концентрированная политика. Все важные движения на рынках – курсы валют, соотношения платежных балансов – определяются на политических площадках. Поэтому не следить за мировыми новостями мы не можем. Сегодня цена на нефть – это не экономический параметр, соотношение рубля, доллара и юаня – это не экономический параметр, доступ хозяйствующих субъектов Российской Федерации к иностранным инвестициям – и там нет рыночного рационализма.

– А раз нет рационализма, значит, и сделать долгосрочный экономический прогноз невозможно?

– Конечно, завтра начнутся волнения, и мы проснемся в другой реальности. Поэтому все прогнозы сейчас живут ровно один день, и то до обеда. Соответственно, банки стараются в этих условиях нащупать более-менее стабильные точки опоры, но их, к сожалению, мало.

Поэтому все сосредоточены на собственной, внутренней экономической эффективности. Чтобы иметь на случай форс-мажора на мировом рынке некий запас прочности, дабы устоять на ногах. Это ключевая стратегия всех, кто так или иначе работает сегодня на финансовых рынках.

– Во времена, когда прогнозы столь нестабильны, особенно приятно заняться подведением итогов.

– Об итогах работы федерального банка говорить пока рано. Томский офис по итогам девяти месяцев выполнил годовой план по прибыли, мы приросли в клиентской базе во всех направлениях – как по физическим, так и по юридическим лицам. У нас серьезно выросла ресурсная база, то есть томский офис получил большой приток денег с рынка как от вкладчиков, так и от юридических лиц. Мы научились больше зарабатывать на обслуживании одного клиента – есть такой показатель в банковской сфере. В целом уходящий год для томского подразделения Промсвязьбанка я оцениваю позитивно, как и предыдущие несколько лет. Растем планомерно. А за период с 2010 года мы достигли исторического максимума по объему прибыли.

– Как вы смотритесь на фоне других подразделений?

– Региональная сеть банка в целом развивается достаточно успешно. И если год-два назад томичи были далеко впереди, то сегодня в целом регионы подтянулись. Мы прочно входим в десятку ведущих офисов, конкуренция стала жестче. Поэтому в 2017 году нам потребуются уже какие-то рационализаторские внедрения, чтобы удержаться на ведущих позициях. Коллеги наступают на пятки.

– Что можете сказать по поводу самочувствия среди других томских банков?

– Я всегда говорю, что банковский рынок Томска достаточно здоровый по сравнению с близлежащими регионами – и с точки зрения качества клиентов, и с точки зрения портфеля. В томском регионе все стабильно.

– Вы можете назвать какое-то особое достижение прошлого года: суперпроект, суперклиент?

– Пожалуй, нет. Я бы сказал, наше главное достижение – то, что мы не допустили ни одного дефолта. Суть банковского дела – правильно оценивать риски и просчитывать ближайшую перспективу. Мы не можем отказывать всем заемщикам, чьи перспективы вызывают какие-то сомнения. Тем не менее за весь год у нас не было ни одного невозвратного кредита. Были проблемные, не без этого, но по всем мы и сами достойно вышли из ситуации, и клиента за руку вытащили.

– Вы прям как нянь…

– А у нас выхода нет. Кто с ним еще больше нянькаться-то будет?

– Что прогнозы сегодня – дело неблагодарное, мы уже поняли. И тем не менее. Ваши планы на ближайшее время? Чего хотите добиться?

– Планы у нас есть, но, к сожалению, не все зависит от меня. Должны определенным образом сложиться обстоятельства. Первый момент – мы хотим серьезно увеличить объем бизнеса – не просто на какой-то процент, а кратно. Ждем подходящей ситуации. Второе – у нас есть несколько проектов, которые в 2017 году будем презентовать в Москве руководству. Речь идет о такой перспективной теме, как государственно-частное партнерство. Это очень актуальная история, и мы хотим в ней участвовать. Она сложная, но у нас есть определенные амбиции и возможности.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

70 + = 78