Что делать тем, кто хочет честные выборы, но не хочет насилия?

Инаугурация нового старого президента РФ Владимира Путина, победу которого на выборах оппозиция считает нелегитимной, отмечена масштабными акциями протеста. В воскресенье, 6 мая, в Москве состоялся «Марш миллионов» – шествие от Калужской до Болотной площади. По разным данным, он собрал от восьми до нескольких десятков тысяч человек. В отличие от предыдущих массовых выходов «рассерженных горожан» это шествие завершилось ожесточенными столкновениями демонстрантов с полицией и масштабными задержаниями участников протеста.

О новом этапе протестного движения – корреспонденты ТН.

Радикализация протеста

Те, кто присутствовал на «Марше миллионов», утверждают: на прорыв оцепления митингующих спровоцировал ОМОН, перекрывший согласованный маршрут движения. «Мне в какой-то момент пришлось пойти на прорыв, чтобы просто уцелеть, не быть растоптанным. И я помню это счастье, когда ты прорываешь эту цепь и можешь дышать. Но дальше следующая цепь. А потом уже они начали нас месить», – рассказал в эфире «Эха Москвы» политолог Глеб Павловский.

По другим данным, причиной жестких действий полицейских стала сидячая забастовка, инициированная Алексеем Навальным, Сергеем Удальцовым и другими оппозиционными лидерами, которую представители правоохранительных органов сочли провокацией.

Так или иначе, ОМОН «прессовал» собравшихся; в стражей порядка полетели камни, бутылки; ОМОН щедро потчевал митингующих дубинками. Первая кровь пролилась… А в автозаках побывали сотни человек.

Одни настаивают, что действия ОМОНа были адекватными, у других эти действия вызвали негодование.

Масла в огонь подлили высказывания околополитических персон. Например, пресс-секретарь премьер-министра Владимира Путина (новой должности Песков пока не получил) в эфире телеканала «Дождь» заявил, что ОМОН действовал недостаточно жестко. А в приватной беседе с депутатом Ильей Пономаревым пошел дальше: «За раненого омоновца печень митингующих надо размазать по асфальту».

Жесткость Пескова оправдывать не берусь. Но мне довелось быть свидетелем первомайских демонстраций в Берлине. Эти радикальные шествия хорошо известны во всем мире. Так вот, выступления радикалов полиция подавляет максимально жестко. А тысячи зевак отлично понимают, что от эпицентров стычек держаться нужно подальше: спецподразделения при исполнении и оберегают порядок в государстве.

Выступления оппозиционеров между тем продолжились «народными гуляньями» на Чистых прудах. За пару дней относительного покоя лагерь обзавелся биотуалетами, генератором. Его участники играют в футбол, бадминтон, поют песни, общаются и обещают, что акция будет бессрочной. Среди посетителей лагеря много весьма приятных людей: общественные деятели, писатели, либеральные журналисты. Политические требования протестующих обозначены: это освобождение политзаключенных, политическая реформа и проведение новых, честных выборов.

…Но меня, как человека, который выходил на протестные акции против фальсификаций думских выборов в конце прошлого года, работал гражданским наблюдателем на выборах президентских (и нарушений не зафиксировал), радовался пробуждению гражданского самосознания, чрезвычайно печалит тот факт, что протестное движение вернулось к точке, с которой начинало, – маргинальной и неконструктивной. «Разгневанных горожан» заменили участники «Маршей несогласных» с Триумфальной площади. Только численность их возросла. А это значит, что о конструктивной оппозиции, выступающей за диалог – чистоту на выборах, в подъездах и в головах, – вновь говорить не приходится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *