Майя Барецкая

tnews857_07

О статистике говорят, что она знает все. Но имеется также расхожее выражение о видах лжи: ложь, грязная ложь и статистика. Статистика абсолютно бесстрастна, считают одни. Нет, она ангажирована – убеждены другие. Так или иначе, она всегда интересна. Особенно если не слишком доступна.

Моя полиция бережет… мои нервы?

Некоторые ведомства в последнее время отмеряют статданные дозированно. Либо вообще избегают абсолютных цифр, предпочитая сравнения: на 4% больше, на 14% меньше, чем год назад. Не так давно мы делали материал о разгуле разного рода мошенников в Томской области. Органы были заинтересованы в этой публикации. Но от абсолютных цифр там решили отказаться. Хотя текст от них только бы выиграл.

Тогда возникла мысль: а не возвращение ли это к прежней, очень хорошо памятной для всех «рожденных в СССР» политике замалчивания негативной информации? Ведь в Советском Союзе не разбивались самолеты, не разливались в бурных паводках реки и не горела тайга. Убийства, грабежи и прочие родимые пятна капитализма, увы, встречались, но исключительно в режиме «если кто-то кое-где у нас порой». Поехали назад?

Но, как оказалось, статистические данные вовсе не являются тайной за семью печатями. И даже находятся в открытом доступе. Знай только, где искать. На сайте УМВД по Томской области можно совершенно спокойно найти все цифры, правда не слишком оперативные, по 2015 году. Там мы узнаем, что в 2015 году состояние преступности в Томской области характеризовалось увеличением числа зарегистрированных преступлений (+12,1%; с 20 616 до 23 104; СФО: +7,5%; Россия: +9%). Стало на 3,2% больше тяжких и особо тяжких посягательств, в то же время их доля в общей структуре преступности несколько снизилась. По году уровень преступности в расчете на 100 тыс. населения составил 2 150 преступлений (+11,6%), и по данному показателю Томская область находится на четвертой позиции в числе регионов Сибирского федерального округа с НАИБОЛЕЕ НИЗКИМ УРОВНЕМ ПРЕСТУПНОСТИ: Омская область – 1 558, Новосибирская область – 1 951, Алтайский край – 2 032.

Более свежую информацию можно без труда почерпнуть на сайте Министерства внутренних дел РФ. Любой интересующийся может узнать статистику по основным видам преступлений и в разрезе регионов. В абсолютных цифрах и в сравнении.

Так что же от нас «скрывают»? По большому счету ничего. Просто мы ленивы и нелюбознательны. Потратив некоторое количество времени на изучение текста и особенно таблиц, где много-много мелких букв (а еще больше цифр), автор пришел к выводу: томичам, в общем-то, нечего стесняться и тем более скрывать. По большинству показателей мы вполне себе середнячки. Что, учитывая географическое положение региона, его историю (ссыльный край с царских времен) и огромные пространства (на северах порой до участкового, образно выражаясь, только самолетом можно долететь), не так уж и плохо. По данным за первое полугодие 2016 года мы оказались среди аутсайдеров только по одному показателю. Но есть и показатель, по которому томичи абсолютные передовики: снижение преступности с применением огнестрельного оружия. Причем цифры очень убедительные.

Скажи мне, кто твой сосед

Несколько лет назад случился конфуз: по уровню преступности Томск оказался впереди Кузбасса. Ну в общем понятно, что это нонсенс, кто-то сильно хорошо отчитался. Как на самом деле мы выглядим на фоне СФО и России в целом?

По большинству разделов томичи не фигурируют ни в среде «чемпионов наоборот», добившихся максимального прироста преступности (абсолютное первенство у Ненецкого АО, + 44% прироста), ни среди отличников, достигших радикального снижения уровня преступности в целом или в частностях. Томичи выбились вперед лишь дважды – снизив аж на 42,7% (российский рекорд) темпы прироста преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, и оказавшись в десятке по приросту преступлений, совершенных с использованием оружия и боеприпасов, – минус 34,5%. По первому показателю впереди всей страны оказался все тот же Ненецкий АО – рост на 175% (следом с показателем вдвое меньше – Ингушетия). По второму – и вовсе Республика Марий Эл – 200%. Дальше Ярославская область, Белгородская… замыкает десятку Рязань. Куда катится Расея-матушка?

В разряд серьезных аутсайдеров (десятка худших) мы попали только по одному показателю – оказались среди регионов с наибольшим удельным весом преступлений, совершенных лицами, ранее совершавшими преступления, – 68,5% от числа расследованных, второе место после Амурской области (69,3%). На уровень статистической погрешности от нас отстают жители Кузбасса и Хакасии – 0,2%, на 3% – Алтайский край. Далее достаточно плотненько расположились омичи, буряты, Курган, Хабаровск, Магадан. В общем, все наши люди.

Ну и обещанные абсолютные цифры. Всего в СФО за первое полугодие совершено 236 683 преступления. Меньше всего – 3 тысячи с копейками – в маленькой же Республике Алтай. В Туве, в общем тоже небольшой, – почти вдвое больше, за 6 тыс. В Хакасии около семи. Далее с большим «прорывом» Томская область: 12 672 преступления. Братская Бурятия, тоже невеликая по населению, обогнала томичей более чем на 2 тыс. Среди демографических малышей безусловно лидирует Забайкальский край – больше 19 тыс. преступлений за январь – июнь. Все-таки не зря идет слава о «забайкальских комсомольцах»! Ну а густонаселенные и не сильно-то законопослушные тяжеловесы перевалили далеко за 20. Абсолютный лидер – Красноярский край, немногим отстала и Кемеровская область – больше 36 тыс. и близко к этому.

Хорошее дело – брак?

Но хватит о грустном. Поговорим немного и о любви.

О том, насколько часто встречаются и влюбляются сибиряки, не знает даже статистика. Зато ей все известно о том, как часто они женятся. А также разводятся. Глядя на цифры (их мы нашли на сайте Росстата), данные с января по август, приходим к выводу: с институтом брака дела у нас обстоят, извините, на букву «х». И это вовсе даже не хорошо, а хреново.

Единственный положительный момент – на крепость семейных уз благоприятно влияет теплая погода. Летом сибиряки чаще женятся и реже разводятся. По крайней мере, так говорит статистика. Если за первое полугодие на каждую тысячу браков в СФО приходилось порядка восьми сотен разводов, то за восемь месяцев – 648. А в Томской области еще меньше – 605. Это один из самых приличных показателей в нашем федеральном округе и близко к среднероссийскому показателю.

Самые крепкие сибирские семьи в Республике Тыва – 279 разводов на тысячу браков, самые легкомысленные пары в Кемеровской области – 705. А бьет рекорды неустойчивости в азиатской части России солнечный Магадан – 904 развода. Еще немного, и с институтом брака в этом суровом краю будет покончено. Очень высокий процент разводов и на Чукотке с Камчаткой. То ли экстремальные погодные условия тому виной, то ли невысокий (по сравнению, например, с алмазоносной Республикой Саха (Якутия)) уровень жизни, но разводятся в этих краях почти так же часто, как женятся. Вымрем ведь!

Считается, что семейные люди живут дольше, ну и, понятное дело, заводят детей чаще. Однако если в Томской области естественный прирост населения составляет 1,9% – очень хороший результат при среднероссийском минусе в 2,2%. Ближе всего мы по этому показателю к столице нашей родины – у Москвы ровно двойка. А вот в Туве естественная убыль 13,4%. И относительная крепость семей не помогает, когда зашкаливает младенческая смертность. Надо ли говорить, что мы по этому показателю – спасибо перинатальному центру – совершили просто сказочный рывок.

* * *

Ну и какие же выводы, спросит дотошный читатель, автор делает из столь хаотично вырванной информации? Пожалуй, пока только один: читайте статистические отчеты, господа! Это очень увлекательное, хотя и трудоемкое занятие. К сожалению, наши официальные органы на местах порой выдают на-гора имеющиеся у них данные очень уж выборочно и в столь лапидарном стиле, будто они платят за каждый байт размещенной информации. Каким-либо образом анализировать ее просто нельзя. Так что будем считать этот текст затравкой на будущее. Которое непременно будет светлым. Как говорит статистика, индекс потребительских ожиданий в России на краткосрочную перспективу в III квартале 2016 года повысился на 5 процентных пунктов. А в течение следующих 12 месяцев положительных изменений в экономике страны ожидают 18% опрошенных против 16% во II квартале. Так будем же оптимистами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

78 − 73 =