reznikovТаких, как Максим Резников, называют топ-менеджерами нового поколения. Получил хорошее образование (энергетический факультет ТПУ и управленческий ТГУ), у него широкие взгляды, большой производственный и управленческий опыт, в том числе – в качестве заместителя мэра по городскому хозяйству. Попробовал свои силы в Москве, был депутатом Думы Томска. Хорошая семья, двое детей. Все при нем, как говорится. Но что дальше? Чем живет, что планирует? Максим Резников рассказал «ТН» о себе и поделился своим видением городских проблем. Это взгляд со стороны, но с позиций руководителя крупного предприятия, человека, побывавшего и в чиновничьем, и в депутатском кресле.

Красота спасет мир

– Максим Владимирович, каково это – поменять масштаб работы? Отвечать сразу за всю городскую инфраструктуру в качестве заместителя мэра по городскому хозяйству, а потом зона ответственности сужается до одного предприятия, пусть такого важного для Томска, как «Горсети»?

– Перемены всегда к лучшему. Я ни разу не пожалел, что вернулся на производство. В управлении городом ответственности гораздо больше, чем полномочий. На предприятии успех зависит только от тебя. Как производственник, я полностью удовлетворен своей работой, что не мешает мне с интересом следить за жизнью города, отмечать все новое, что в ней появляется.

Меня часто спрашивали, где проще? Я уверен, что все зависит только от требований к себе. Да, «Горсети» – крупное многопрофильное предприятие с серьезными задачами. Но помимо хозяйственной деятельности, которая, конечно, основная для каждого от директора до рядового инженера, хватает пороху и на интересные городские проекты.

– Проявляется творческий подход? Слышала, вы что-то придумали с трансформаторными будками?

– Просто решили сделать красиво и полезно, превратив стены подстанций в живописные полотна. Наши ярко-желтые подстанции на видных местах, пожалуй, не вершины художественного творчества. Вот и пришла мысль превратить их в арт-объекты городской инфраструктуры. Две первые попробуем преобразовать с помощью профессионалов, а дальше думаем привлечь ребятишек. Пусть разрисовывают под руководством специалистов. Когда что-то делают дети – это всегда мило. Заодно и корысть поимеем – объясним, что это такое, трансформаторная подстанция, почему сюда влезать не надо. От хороших дел всегда польза есть.

– Сомневаться в пользе достойного оформления города к 9 Мая не приходится. Необычные перетяги украсили центр города. Говорят, это тоже была ваша идея?

– Ни о какой пользе мы и не думали. Сначала хотели традиционно включить электрическую иллюминацию. А потом подумали: а кто ее увидит? Какой ветеран? В мае день уже довольно-таки долгий, и по-настоящему оценить светящиеся гирлянды может разве что молодежь, выходящая из ночных клубов. Так и возникла идея с перетягами из флагов. Их видели все – и утром, и днем. И всем они понравились. Вот так и в жизни – если что-то делаешь от души, без подсказки сверху – все получается.

Другие берега

– Максим Владимирович, не могу не спросить о предстоящих выборах в городскую Думу, есть планы?

– Задумываюсь об этом…

– Решили вопреки расхожей мудрости войти второй раз в одну реку?

– Попробуем…

– Или река уже другая?

– Не то что другая, а ДРУГАЯ! Это тот случай, когда между «раньше» и «сейчас» – дистанция огромного размера.

– Как пришло решение?

– Честно говоря, осознанно. Первое время, после того как ушел из мэрии, думал – всё, наелся. А потом немножко отошел, отдохнул, стали появляться мысли о другом решении некоторых городских проблем. Уже есть опыт, которого не хватало тогда, есть понимание различных процессов. Кухни, если хотите. Как-то на одном собрании актива избирательного округа мне очень эмоционально задали вопрос: «Не стыдно ли отсиживаться сорокалетним? Надо идти, баллотироваться!» Я даже растерялся. Но тогда был еще не готов. Сейчас, наверное, время пришло.

– Проблемы, стоящие перед городом, изменились?

– Они и сто лет назад были такими же. Что нужно человеку? Чтобы жизнь была комфортной и здоровье не подводило. Можно много говорить о высоких целях, величии души – я к этому очень хорошо отношусь, но чтобы человек начал размышлять о вечном, его нужно как минимум накормить и удовлетворить самые насущные потребности. Из тех, о которых громко говорить не принято. Человеку трудно думать о вечном, когда дети не накормлены и в доме непорядок. Есть, конечно, подвижники, люди не от мира сего, стоящие выше всего этого. Они должны быть, без них будет скучно, движение остановится. Но обычным людям, а их подавляющее большинство, во все времена нужно одно и то же. Проблемы могут отличаться в деталях, но не по сути.

– Что же тогда другое?

– Пути решения. Они разные. Даже если сравнивать с тем, что было десять лет назад. Полномочия муниципалитета, взаимоотношения между ветвями власти – все поменялось. Сегодня муниципалитеты настолько ограничены в правах, что на какие-то глобальные темы замахиваться даже смысла нет. По сути, решения принимают одни, а отвечают другие. Порой даже обидно за муниципальные власти, за мэра: вешают на них всех собак, а что по большому счету они могут? Подмести улицы да в рамках имеющихся средств городской транспорт организовать. В ведении города еще образование, но, скорее, формально – финансируется оно в основном из областного бюджета, здравоохранение вообще забрали. А вы говорите – та же река.

– Я помню, как вы пришли в мэрию – было много задумок, планов…

– Планы были – полномочий не было. Но ведь многое удалось сделать в то время. Вспомните пушкинскую развязку, дорогу на Балтийской. По нынешним временам это мегапроекты. А если их нет? Я опытным путем уяснил: не стоит тратить время на то, чтобы биться лбом о стенку. Нужно заниматься теми вопросами, которые реально можно решить. Не замахивайся на великое, если не можешь решить разом. Сделай малое, но здесь и сейчас, шаг за шагом. Если нет средств на всю дорогу – сделай кусок. Дело не только в наличии средств – договариваться надо. Сейчас законодательство такое, что любую инициативу можно похоронить, если не умеешь с людьми разговаривать, а идешь напролом.

– Местный вариант теории малых дел? Нет денег на великое, будем обходиться чем можем? Так?

– Не так. Пожалуй, не столько малых, сколько реальных дел. Денег у муниципалитета действительно немного, и в этих условиях важна не столько экономия как таковая, сколько определение стратегических задач. Может быть, не нужно нам столько праздников? Без обид. Многие ли знают, что в «умном городе» имеется программа строительства туалетов для жителей неблагоустроенных домов? При нашем ограниченном ресурсе приходится выбирать то, что действительно нужно людям. А в Томске до сих пор есть многоквартирные дома, для жильцов которых появление деревянной уборной во дворе – уже событие. У нас много говорится об инновациях и технологиях XXI века, а вот про такие проблемы все стыдливо молчат.

– У депутатов городской Думы есть рычаги влияния?

– Это все о том же: надо уметь разговаривать, слышать друг друга и договариваться.

– Во имя чего?

– Во имя комфорта, качества жизни. Молодежь будет здесь оставаться, а Томск – развиваться, если жить в нем будет комфортно. Если нет – студенты, получившие дипломы томских вузов, будут уезжать.

Не САХом единым

– У нас много говорится о приоритетах, а потом строится очередной, условно говоря, фонтан. Нет, фонтан – это, конечно, прекрасно, но ливневка, на мой взгляд, все-таки важнее. Или у города вечно недостает денег на нормальную уборку улиц, но хватает на идиотскую побелку тополей. Да что там тополей! У нас елки белят! Прямо на Ленина, напротив мэрии!

– Насчет побелки деревьев – это прежде всего вопрос защиты от вредителей, а уже потом вкуса: кому-то нравится, кому-то нет. Все мы в конце концов родом из СССР. А насчет уборки… денег-то хватает, но «Спецавтохозяйство» просто физически не в состоянии в одиночку справляться со всем городом. Этого никогда не было. Исторически САХ убирал пять центральных улиц, а остальное – комбинаты благоустройства, которые мы, увы, потеряли.

– Кажется, не в вашу бытность заместителем мэра?

– Я застал уже агонию. Практически все они были уже частными и абсолютно неуправляемыми. Муниципальным оставалось лишь «Спецавтохозяйство», да и то в основном собачек ловило. Именно с целью удержать ситуацию было принято решение вернуть САХ содержание дорожной сети и назначить его генподрядчиком. Решали на время, получилось, как водится, навсегда.

– Это была ошибка?

– На тот момент нет, не думаю. И ситуацию удержали под контролем, и предприятие сохранили. Ключевые позиции в городском хозяйстве – транспорт, уборка мусора, похоронное дело – должны быть в руках муниципалитета. Иначе любой конфликт – и мы получаем коллапс. Начинаются забастовки, шантаж. Как в Италии, где мусорный бизнес попал в руки мафии, и города стали задыхаться в отбросах.

– Но что делать теперь?

– С САХом? Надо запускать в этот бизнес частника, никуда мы от этого не уйдем. Пусть «Спецавтохозяйство» отвечает за основные ключевые магистрали, а на остальных улицах работают частные предприятия. Дай им бог успехов и процветания, работы хватит на всех.

– Им сознательно не дают развиваться, чтобы они не создали конкуренцию муниципалам?

– Все и проще, и сложнее. Беда в том, что у нас действует контрактная система, завязанная на бюджете: контракт не может быть заключен более чем на срок бюджетного периода, а это год, максимум три. Представим ситуацию: фирма выиграла контракт, закупила специальное оборудование, а оно не окупается за год-два! А на следующий раз – хоп! – и в конкурсе победил кто-то другой. И куда она денется со своими поливалками и снегопогрузчиками? Нет уверенности – нет инвестиций в отрасль. Если муниципалам мэр худо-бедно может гарантировать фронт работ на пять, скажем, лет, то частнику никто таких гарантий дать не может.

– И где же выход?

– А выход из таких ситуаций как раз и должны искать депутаты совместно с администрациями. Это непростая работа, но заниматься ею необходимо. Иначе так и будем летом задыхаться от пыли, а зимой застревать в сугробах. И – да простит меня мэр – пора освобождать САХ от не свойственных ему функций. Одни должны убирать дороги и мусор, другие – заниматься дорожным ремонтом и строительством. САХ этого делать не умеет и не должен уметь. Ему ведь отвели роль генерального подрядчика не для того, чтобы зарабатывать на процентах от генподряда. Ну и, конечно, необходимо возрождать комбинаты благоустройства в районах города. С некоторых пор районным администрациям стали выделять небольшие денежки, и они начали развивать соответствующие структуры. И это правильно.

На пазике – в райцентр Н-ской области?

– «ТН» не раз поднимали тему городского транспорта и ТТУ. В начале года Томск пережил нешуточную транспортную революцию. Как водится, обещали нам всеобщее счастье, но по истечении полугода мы видим, что все возвращается на круги своя. Кондукторов не было и нет, водители вновь начинают курить, хамят, не выпускают из рук мобильник, украшают капоты надписями типа «Хулиган» и изображениями полуголых девиц с формами… Да и гонки порой устраивают. У пассажиров возникает закономерный вопрос: зачем Зимний брали?

– Подобный тюнинг – это, конечно, безобразие. Надо снимать с маршрутов. Но водители – они ведь не с Луны упали, не из другой страны приехали. Это наш социум, наши соседи, друзья. Это показатель городской культуры, и нечего на зеркало пенять. Они – плоть от плоти нашего общества.

– Согласна, пассажиры тоже не ангелы. Но ведь не мы их везем, а они нас. Где же обещанная безопасность?! Хуже того: в муниципалитете возобновились разговоры о нерентабельности электротранспорта и даже сокращении двух маршрутов – № 4 и 7.

– Что касается ПАЗов – разумеется, по центральным улицам должны ходить нормальные низкопольные автобусы, предусмотренные для городских пассажироперевозок. Чтобы в них могли войти и пожилой человек, мама с коляской, и маломобильный гражданин. А на узких улицах придется обходиться малогабаритными автобусами, город мы не перестроим. Помните, как смеялись над нашими маршрутками еще на первом U-NOVUS? Время «поселковых» автобусов прошло.

А насчет электротранспорта… да, на этот счет есть разные точки зрения, к сожалению, даже и среди депутатов. Это печально. Ведь что такое электротранспорт? Это в определенной мере статус города. Если он уйдет, мы превратимся в Асино. Да, его трудно содержать, но не всё измеряется деньгами. Кто просчитывал экологическую составляющую, влияние на здоровье томичей, связал это с ростом тех или иных заболеваний? Считать только прямые затраты – это мелко, не по-государственному. Давайте уже решать – или мы крупный город, с которым уже в столице считаются, и будем развиваться; или будем готовиться стать райцентром Н-ской области. Думаю, ответ очевиден.

– И седьмой маршрут не отдадим? Я думаю, это в первую очередь было бы обидно «Горсетям» – вы же строили контактную сеть и до Зеленых Горок готовы строить…

– Не думаю, что вопрос о его закрытии стоял серьезно. Скорее, это такой способ привлечь внимание к ситуации – дайте денег, а не то… Не нужно упрощать процессы, происходящие во власти, в городской экономике. Но альтернативный взгляд на развитие событий должен существовать, только так появится оптимальный вариант.

ОДНи большого города

– Возвращаясь к теме «тогда и сейчас». В предвыборную кампанию 2004 года вы много говорили и писали о тарифах, их росте… Но сегодня, насколько я понимаю, городская Дума, да и весь муниципалитет вообще к их формированию не имеют никакого отношения.

– Совершенно верно, по большей части остались одни билеты в городском транспорте.

– Более того, страсти по коммунальным тарифам как-то поутихли. Но появилась новая напасть – ОДН! Теперь, правда, их называют уже по-другому, но суть прежняя: обиралово. Этакая круговая порука или современный вариант общины в дореволюционной русской деревне до Столыпинской реформы: за недоимку одного отвечают все. По сути, государство переложило на жителей свою неспособность справиться с неплательщиками.

– Не так страшен черт, как его малюют. С общедомовыми нуждами по электричеству мы в свое время разобрались, установив в малобюджетных домах счетчики. Что касается тепла и воды – мы всегда оплачивали эти расходы, просто они были спрятаны в основной тариф. Принципиально ничего не изменилось. По-прежнему платить за все приходится нам, потребителям.

– Не изменилась со временем и проблема энергосбережения. Как было это на уровне разговоров, так по большому счету и осталось.

– У меня к этой теме специфическое отношение. Энергосбережение должно идти снизу, от потребителя, а не сверху в приказном порядке. И говорить надо прежде всего об эффективном использовании, а не об энергосбережении. Сберегать в ущерб комфортному проживанию и развитию производства по меньшей мере глупо. А доводить до какой-нибудь ТЭЦ план по сокращению выпуска тепла – это все равно что приказывать гормолзаводу сокращать выпуск продукции, молока. Или в школах принудительная экономия: идет завхоз и выкручивает лампочки, а что детям не комфортно – дела никому нет.

– Ну а геотермальные источники? Разве плохо?

– Очень хорошо. Там, где нет других источников. А в регионе, где полно газа и воды… Зачем? Это очень дорогое удовольствие. Чтобы его обслуживать, надо отдельного специалиста держать, желательно с двумя высшими образованиями. Еще и солнечные батареи пытаемся под сугробами внедрять! Это в Сибири-то… Не надо отказываться от традиционных для Сибири источников энергии, воды, газа в угоду Европе, где всего этого нет. Не надо слепо копировать. До всего нужно доходить эволюционно, а не революционно. А у нас как начали в 1917-м командовать, так и остановиться не могут. Не надо запрещать и приказывать. Энергосбережение по-настоящему будет внедряться только тогда, когда оно будет выгодно. А когда вместо экономии получаются одни проблемы – это не сбережение, а профанация. А вот это очковтирательство я ненавижу больше всего. Нужно с людьми говорить честно, делать максимально возможное, и перемены не заставят себя ждать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

47 + = 53