Андрей Смирнов

реконструкторы01

Тот, кто воочию видел рыцарские доспехи и примерял на себе 16 килограммов стальных лат, никогда не забудет полученных впечатлений. Взирая на мир сквозь узкие прорези в шлеме, думаешь: неужели такую броню могли прорубить? Однако, судя по летописям Средневековья, могли. Например, Чезаре Борджиа (сын папы Римского Александра II) мог ударом меча снести голову быку, а ударом кулака опрокинуть лошадь. А польский рыцарь Завиша мог метнуть копье на расстояние 70 метров и перепрыгнуть затем через лошадь.

Эти интересные факты буквально будоражат сознание, когда самолично посетишь военно-исторический фестиваль. На днях подобный фестиваль (под громким названием «Сибирский огонь») собрал свыше 25 тыс. зрителей. Реконструкторы из многих городов России приехали в пос. Большой Оеш, чтобы воссоздать быт и сражения эпох: покорение Сибири, Средневековье, войны 1812 года, Первую мировую и Великую Отечественную.

Путь из Томска до Оеша (это в Новосибирской области) достаточно короток – всего три часа на автомобиле. На фестивальную площадку с трассы Новосибирск – Колывань через село ведет улица Суворова. В одном из дворов стоят неоконченные модели танков времен Великой Отечественной – как оказалось, это дом умершего в позапрошлом году конструктора Вячеслава Веревочкина. Покупать бронетехнику для съемок фильма «Утомленные солнцем – 2» к нему приезжал режиссер Никита Михалков.

Чтобы кондрат не хватил

Сразу после заполонивших село автомобилей открывается вид на гигантское поле. По краям поля расположены палатки, где отдыхают ролевики. У каждой исторической эпохи свой лагерь, огороженный различными препятствиями. Заходить внутрь не разрешается, но не из-за вредности, а скорей в целях безопасности. Например, у казаков времен Ермака было много пороховых зарядов, которые они непрерывно бабахали на протяжении дня.

– Это шум мелкий, фоновый, – сказал мне на въезде улыбчивый продавец сувениров, – а вот когда начнутся сражения времен Великой Отечественной войны, то от танковых выстрелов может кондрат хватить…

Фестиваль длится с 9 утра и до самого вечера. Каждые два часа для зрителей проводится шоу. Например, традиционный «Штурм острога». Его ведут вышеупомянутые казаки. Крепость представляет собой забор из досок с брешью посередине. И отряды «стрельцов» человек по 20–30 ведут бой.

Время начала схваток четко обозначено в программе. Однако любопытные зрители норовят подобраться ближе к происходящему, и полиция вместе с ролевиками-реконструкторами постоянно восстанавливает оцепление. Народ дружно аплодирует и возгласами поддерживает сражающихся.

– Куда бежишь? Атакуй, атакуй его! – эмоционально восклицала рядом со мной пожилая дама. – Ах, каков красавец! Удивительно яркие одежды были в XIX веке, не правда ли?

В перерывах между шоу зрители разбредались глазеть на лагеря ролевиков. Мы не стали исключением и направились к ближайшей палатке, где расположились мужчины, одетые а ля шервудские лучники. За 150 рублей там можно было стрелять из лука и метать топор. Натянуть тетиву моя дочь не смогла, а вот я с большим удовольствием направлял стрелы в мишень.

Тяжела кольчужка

В следующем лагере – бивуаке французских солдат XIX века – нас встречали не очень приветливо. Видимо, причина крылась в усталости хозяев. Они дружно вытирали пот и прятались от солнца. Тем не менее никто из доморощенных французов не отказал в просьбе сфотографироваться на память.

Кстати, о бытовой части фестиваля. Для зрителей были установлены душевые кабины, десятки палаток с горячей пищей, автоцистерны с бесплатной питьевой водой, десятки туалетов. Покой отдыхающих обеспечивался также всеми экстренными службами – скорой помощью, пожарными, дружелюбными полицейскими.

Я боялся, что часть зрителей под воздействием жары, пива и антуража впадут в алкогольный ступор. Эта проблема приобретала дикую актуальность, учитывая пребывание рядом со мной маленькой дочки. Но ошибся. Хмельных физиономий нигде не наблюдалось. И только в лагере рыцарей я обнаружил несколько пустых емкостей. Наверное, броненосцам трудней всего переносить климатические диверсии.

– Сверху подклада из шерстяной или льняной ткани рыцарь носил кольчугу из тысячи колец, – с азартом показывал мне доспехи один из ролевиков. – На кольчугу крепились другие детали одежды, также сделанные из колец: перчатки и кольчужные носки (металлические штаны), нагрудник и подбородник. Доспехи венчались шлемом, к обуви прикреплялись шпоры.

Взирая по телевизору на стилизованные поединки рыцарей, я думал, что это нечто похожее на реслинг – вид постановочного действия, сочетающего атлетические навыки и театральное мастерство. В общем, позерство и притворство. Но, как выяснилось, промахнулся. Ролевики обиделись на мое предположение и настояли на проведении ряда экспериментов. Я надел шлем (и по нему били мечом), железный нагрудник (по нему также стучали изо всех сил). А потом сам колотил по щиту – наносил удары в полную силу, но владелец щита только посмеивался. Видя эти эксперименты, другие гости фестиваля тоже стали просить испытаний – их желания были удовлетворены за умеренную плату в 50 рублей.

Одессу освободят в Томске

Возвращаясь от «железяк», я встретил земляков. Точнее, колоритных бородатых людей зрелого возраста в солдатской одежде XIX века. Они представляли 24-й томский пехотный полк. Я взвыл от радости. Разговорились. Оказалось, они приехали из Красноярска. Пояснили, что для них ролевые игры – это не только дополнительные исторические знания, но и возможность встречаться с друзьями. Ведь за год члены клуба около семи-восьми раз выезжают на подобные действа.

– В последнее время интерес к реконструкциям стал усиливаться, – поделились своим мнением пехотинцы. – И региональные власти стали выделять средства, поощрять наши действия. Значение военно-исторических ин-сценировок понимается всеми, и, кстати, скоро в Томске тоже пройдет масштабное мероприятие.

Члены сибирского объединения «Крепость» воспроизведут в Томске эпизод освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков. Дело в том, что освобождением Одессы занималась в том числе наша 79-я Гвардейская дивизия. Ожидается, что в мероприятии примут участие военно-исторические реконструкторы из Томска, Новосибирска, Красноярска, Екатеринбурга, Уфы и Хабаровска.

Вообще, надо заметить, военная реконструкция – увлечение недешевое. Например, одна только стрелецкая пищаль стоит 30–40 тыс. рублей. Самое массовое движение – реконструкция эпохи Великой Отечественной. Одежда шьется в производственных масштабах по сохранившимся лекалам. Оружие используется либо «копаное», либо деактивированное, либо страйкбольные макеты – винтовки Мосина, автоматы ППШ.

Именно во время последнего шоу, посвященного Великой Отечественной войне, я почувствовал патриотичность сибиряков. Приезжие в Оеш завелись с полоборота. Истошно поддерживали советских солдат и радовались до матерков, когда красноармейцы били фрицев в рукопашной. На следующий день я зашел на страничку фестиваля в одной из социальных сетей. Реконструкторы гитлеровской армии жаловались, что «совсем обалдели коллеги – стреляли из ППШ в лицо», «на полном серьезе начинали драться». Вот что значит народная память…

Бой реконструкторов периода Великой Отечественной, кстати, стал кульминацией дня. В нем сошлись около 100 человек и были задействованы танк Т-34, немецкая самоходно-артиллерийская установка «Штурмгешютц III».

На обратном пути домой я размышляю: сегодняшнюю жизнь нельзя назвать безрадостной. Праздников у нас хватает. Иногда даже с излишком. Но вот подобного интерактива недостаточно. Как не хватает рыцарей, которые могли бы защищать женщин с мечом в руках…

реконструкторы06

реконструкторы05

реконструкторы04

реконструкторы02

реконструкторы03

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 1 =