Шелупанов
Александр Шелупанов

На недавно состоявшемся расширенном заседании Томского профессорского собрания ученые обсуждали проект Стратегии инновационного развития региона. Актуализация проекта «ИНО Томск-2020» проводится по поручению губернатора Томской области Сергея Жвачкина с конца прошлого года. В частности, одной из важных составляющих обновленной концепции является признание необходимости развития традиционной экономики для того, чтобы обеспечить спрос на инновационные разработки. Не противоречит ли этот вектор идее, с которой много лет выступает ТУСУР – развитие экономики знаний благодаря созданию множества малых наукоемких предприятий на основе коммерциализованной научной идеи? Этот вопрос мы задали проректору по научной работе ТУСУРа, председателю правления Томского профессорского собрания Александру Шелупанову.

– Необходимость ориентации науки на потребности промышленности полностью отвечает тому положению дел, которое сейчас сложилось в нашей экономике. В любой инновационной структуре есть так называемый блок производства, определяющий, где именно инновация перестает быть разговорами и идеями и становится продуктом. Есть два варианта. Первыйвключение инноваций в уже имеющееся производство, как правило в производство крупных фирм, корпораций. Второй вариантсоздание нового предприятия, обычно небольшого. Сейчас перед страной стоит крайне важная задача технологической модернизации. За короткое время необходимо полностью обновить многие отрасли промышленности, в том числе и стратегические важные, а также создать новые. Правительством также очень четко сформулирована задача импортзамещения, что предполагает в ближайшее время начало серийного выпуска продукции, аналогичной лучшим мировым образцам по качеству и низкой цене. Промышленность нуждается в разработках, которые помогут ей выйти на качественно новый уровень.

Россия снова пытается догнать и перегнать Америку?

– Думаю, в этом случае не Америку. Когда говорят об инновациях, почему-то всегда в пример ставят американскую модель, делая акцент на развитой системе финансирования идей и выдающихся успехах в IT-отрасли. Но есть пример Германии и Тайваня, где колоссальное внимание уделяется именно повышению производительности традиционного производства с помощью инноваций и созданию новых отраслей промышленности на основе новых решений. Инновации в Германии, например, направлены на повышение эффективности реального производства, они не концентрируются только в IT-секторе. По большому счету, они направлены на рост занятости, повышение производительности труда, на формирование новых рабочих мест, требующих высокой квалификации.

Вы сторонник прикладных научных исследований, ориентации инноваций на решение определенных задач?

– Я сторонник реального взгляда на вещи. А реальность такова, что инновации могут быть разного уровня. Они могут быть эпохальными, меняющими технологический уклад, и эти инновации идут от предложения. В этом случае наука прежде всего фундаментальная, является источником инноваций. Но не стоит забывать, что только 5% результатов фундаментальных исследований непосредственно внедряются в производство. Поэтому технологические скачки не такое частое явление. Но процесс усовершенствования идет постоянно. Возьмите сотовый телефон – его появление было прорывом, но его изменение от килограммового кирпича к современному смартфону – это результат инноваций, основанных на «вызове спроса» промышленности. Именно от промышленности шел запрос на разработки, улучшающие конструкцию и качество работы, расширяющие возможности устройства, повышающие ресурс работоспособности и так далее. Внедрение этих разработок было важным фактором конкурентной борьбы. От сотрудничества выиграли все – и ученые, и промышленность. Губернатор Томской области Сергей Жвачкин, говоря о необходимости обновления концепции «ИНО Томск-2020», в первую очередь подчеркнул необходимость переориентации инновационной политики с предложения на спрос. Мы готовы работать в этом режиме, у нас есть проекты, которые в первую очередь ориентированы на решение задач модернизации промышленности.

У ведущих зарубежных вузов доходы от исследовательских проектов с промышленностью могут составлять от 30% до 50%. Насколько реально вузу в нашей стране зарабатывать подобным образом?

– Как проректор по научной работе, могу с полной ответственностью сказать, что это непросто, но возможно. У ТУСУРа пятую часть совокупного дохода составляют внебюджетные доходы от научной деятельности, то есть работы по хоздоговорам с предприятиями. Более 40% бюджета ТУСУРа составляют доходы от научной деятельности подразделений. В ТУСУРе выполняются исследования по заказам индустриальных партнеров, результаты этих исследований внедряются в производство, что обеспечивает постоянное развитие предприятия, его конкурентное преимущество на рынке.

Вы сейчас говорите о сотрудничестве ТУСУРа с «Микраном», ведь именно здесь очень четко выстроена система внедрения в производство результатов научных исследований и проведения этих исследований по заказу предприятия?

– «Микран»наиболее яркий, показательный пример. Радует, что есть и другие подобные примеры. С первых дней основания ТУСУР был ориентирован на прикладные исследования. Мы выполняли работу, которая требовалась для становления критически важных на тот момент отраслей промышленности, для решения задач, важных для страны. Эта традиция сохранилась. Мы ведем работу по хоздоговорам, выполняем гранты в сотрудничестве с индустриальными партнерами. Конечная цель этих исследовательских работ – внедрение в промышленность. Например, недавно наши ученые совместно с ООО «РусЛед» выиграли грант, результатом которого станет производство светодиодной лампы в корпусе лампы накаливания. Этот проект, как и другие, подобные ему, во многом решает проблему переориентации традиционных предприятий на производство современной продукции. Это в чистом виде пример инноваций, ориентированных на спрос, на потребность. Еще один пример – проекты по созданию высокотехнологичного производства, реализуемые в рамках постановления Правительства РФ № 218. ТУСУР реализует семь таких проектов, в июле совместно с индустриальным партнером ЗАО «ПКК Ми­ландр» (Москва) и ТГАСУ мы приступили к созданию высокотехнологичного производства интеллектуальных приборов энергоучета, разработанных и изготовленных на базе отечественных микроэлектронных компонентов и автоматизированной системы мониторинга потребляемых энергоресурсов на их основе.

Но прикладные инновации в высокотехнологичном секторе вряд ли возможны без опоры на достижения фундаментальной науки.

– Безусловно. Любые прикладные исследования должны иметь мощный фундаментальный базис. В ТУСУРе сформированы серьезные научные школы, которые занимаются, как принято говорить, «чистой наукой». Но они не оторваны от общей работы университета, как правило, они поддерживают прикладные исследования. У нас даже аспиранты, которые ведут, казалось бы, далекие от практического применения исследования, знают, как результаты их работы могут пригодиться коллегам, которые занимаются прикладными разработками. Совершенно неправильно считать, что «чистая», фундаментальная наука не имеет потенциала коммерциализации. Казалось бы, что может быть фундаментальнее физики – но именно на кафедре физики выполняется грант на создание установки для производства нанопорошков, электролучевой наплавки и создания сложных деталей. Новая технология, которую разрабатывают наши ученые, будет использоваться для создания жаростойких покрытий или производства готовых изделий сложной формы, например имплантатов или деталей авиационного двигателя. Сегодня в мире этим занимается только одна шведская компания – по их технологии деталь изготавливается в вакууме с помощью пучка электронов послойно, как на 3D-принтере. Оборудование, разработанное в ТУСУРе, позволит делать то же самое, но при атмосферном давлении, что существенно расширит область применения установок, снизит затраты на создание принципиально новых элементов и материалов.

В адрес государства и властей разного уровня часто звучат упреки в недостаточном внимании и недостаточной поддержке инноваций. Значительная часть упреков связана с недостатком внимания к проблемам развития и внедрения. Как складывается судьба разработок ученых ТУСУРа?

– Со стороны государства и областной власти очень много сделано в плане формирования инфраструктуры. В Томской области открыто множество бизнес-инкубаторов, есть технопарки, у нас действует особая экономическая зона технико-внедренческого типа. Пора активно наполнять имеющуюся форму содержанием, предлагать разработки, в которых будут заинтересованы крупные инвесторы. Процесс может идти не так быстро, как бы нам хотелось, но он должен начаться. Нельзя все время требовать от государства вложений, нужно начинать отдавать. Должен быть результат, должен быть эффект, значимый для государства, для области. Все хоздоговора, все гранты ТУСУРа предельно конкретны. Приступая к работе, четко понимаем, что мы должны получить в итоге и где будет внедрена наша разработка. В рамках одного из семи проектов по постановлению Правительства РФ № 218 мы взяли на себя обязательство разработать светодиоды с рекордной для России эффективностью160 люмен на ватт. Сегодня эти светодиоды уже прошли лабораторные испытания, заканчивается работа по созданию технологии их производства, которая будет внедрена на заводе «Базисный Центр Светодиодных Технологий – Томск». Внедрение обязательно состоится, когда и государство, и промышленный партнер заинтересованы в разработке. В той же Германии или Тайване, об опыте которых мы уже говорили, практически нет инициативных исследований, под которые нет заказчика. Как правило, исследовательская работа начинается тогда, когда есть инвестор. При этом государство также вкладывает деньги в проект, до половины суммы. Выполняя проекты по конкурсам постановления Правительства № 218, по грантам, предполагающим участие индустриального партнера, мы убедились, что это эффективный путь разработок и внедрения инноваций.

Получается, что при поддержке государства предприятиям легче принять решение об инвестициях в научные исследования?

– Очень немногие, даже крупные и успешные предприятия могут полностью взять на себя финансирование исследовательского проекта. Для малых и средних предприятий, которые экономят буквально на всем, инвестиции в науку почти невозможны. А в том случае, когда речь идет о разработке революционных идей и создании на их основе новых отраслей, требуются огромные финансовые и организационные ресурсы, которые может обеспечить только государство. Создание государственных фондов, которые будут поддерживать определенные исследовательские направления, обеспечивать взаимодействие вузов и предприятий, координировать их работу – закономерный сценарий развития, который опробован во многих странах. Сегодня в нашей стране такие фонды есть и, ТУСУР активно участвует в их работе. Наш вуз участвует в проекте Фонда перспективных исследований по созданию Национальной сети цифрового производства. Задача этого фонда как раз заключается в том, чтобы обеспечить развитие прорывных высокорискованных исследований и разработок фундаментальной науки, а также реализацию прикладных исследовательских программ в интересах государства. Так вот, проект этот объединит вузы и компании, имеющие наработки в сфере аддитивных технологий, 3D-прототипирования, и заинтересованные в развитии цифрового производства. Это новое направление, предполагающее максимальное смещение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ из физической в виртуальную область, в сторону компьютерного проектирования и высокоточного моделирования. Создается банк готовых конструкторских решений, доступный для всех участников сети, из которого можно выбрать модель – и напечатать необходимое изделие на 3D-принтере. Сеть объединит заказчиков, проектировщиков и производителей и позволит оперативно осуществлять выпуск необходимой продукции без затрат на переналадку оборудования.

Новая промышленность потребует новые кадры, которые предстоит подготовить вузам, занимающимся модернизацией производства. Другими словами, вуз одновременно должен решать две задачи – генерировать идеи для модернизации производства и готовить специалистов, инженеров, которые на этом производстве будут работать.

– О том и речь. Для современного производства не просто требуются кадры высочайшей квалификации, нужна еще система постоянного повышения квалификации сотрудников высокотехнологичных производств. ТУСУР принимает участие в двух крупных научно-исследовательских проектах, конечным результатом которых станет открытие новых производств и создание высокопроизводительных рабочих мест. Поэтому в ТУСУРе уже сейчас ведется подготовка специалистов, ориентированных на эти новые производства. Практики на предприятиях и лабораториях, оснащенных новейшим оборудованием, участие в выполнении серьезных совместных проектов – все это важные составляющие образовательного процесса. Наука и образование идут в тесной связке. Выполняя ответственные проекты государственного значения в сотрудничестве со старшими коллегами, ребята получают колоссальный опыт. Они действительно узнают отрасль изнутри, видят основные задачи, ищут пути их решения, точно знают, что сегодня необходимо промышленности. В большом проекте находится место для решений студентов и аспирантов. Что касается системы повышения квалификации сотрудников высокотехнологичных производств, то сейчас в ТУСУРе реализуется образовательная программа «Формирование покрытий и материалов методами струйной принтерной печати». Она создана при поддержке РОСНАНО и направлена на подготовку специалистов в этой современной отрасли электроники. Мы ориентируем наших студентов на то, что им придется учиться всю жизнь, чтобы сохранять высокий профессиональный уровень.

И все-таки, возвращаясь к теме предпринимателей наукоемкого бизнеса, подготовку которых ТУСУР на протяжении многих лет ставил своей задачей. В нынешней ситуации они востребованы? ТУСУР будет продолжать заниматься их подготовкой?

– Безусловно. То, что ученый может создать на основе своей идеи предприятие и продолжать работать, уже и в качестве предпринимателя, не теряя при этом связи с вузом. – распространенная в мире практика. Только у нас почему-то в качестве примеров успешных «наукоемких бизнесов» приводят примеры Google, Facebook и им подобных. Очень распространены истории успеха молодых людей, которым в голову пришла замечательная идея, он написал программу,и все он миллионер. История о бизнесе, созданном в гараже, так же красива, как история о Золушке. Наверное, именно поэтому она пользуется такой популярностью и охотно тиражируется. Но есть много не менее красивых историй о бизнесе, созданном в университете, в лаборатории, с опорой на сильную научную школу. Могу привести пример компании «Биоток», основу которой в части проектирования и разработок, новых лечебно-диагностических систем для нужд кардиохирургии составляют выпускники и сотрудники кафедры комплексной информационной безопасности электронно-вычислительных систем. Институт системной интеграции и безопасности и компания «Биоток» ведут совместные научные исследования, у нас наработан огромный теоретический и практический опыт, который позволяет нам браться за выполнение все более сложных и масштабных проектов.

То есть ученые становятся предпринимателями в лабораториях? А какова тогда роль студенческого бизнес-инкубатора ТУСУРа?

– Студенческий бизнес-инкубатор – необходимая часть инфраструктуры, его основная задача – консалтинг и предоставление офисного места. Обеспечить же содержательную часть – формулировку идеи, экспериментальную базу, разработку теоретической части – возможно только на кафедре и в лабораториях, при поддержке старших коллег, с опорой на имеющиеся наработки научных школ. Вспомните, наукоемкий бизнес Томска в 1990-е годы создавался не студентами, а уже состоявшимися людьми. Например, Виктор Яковлевич Гюнтер долгое время был сотрудником ТУСУРа и потом, уже будучи директором, основателем НПФ «Микран», продолжал заниматься с нашими студентами. Только тогда, когда ученый получил опыт работы в крупных коллективных исследовательских проектах, уверен в своих силах, досконально знает свою тему, видит перспективы развития идеи – он может попробовать себя в бизнесе. Это, кстати, соответствует мировой тенденции – за рубежом в порядке вещей, что высокотехнологичная идея сначала несколько лет «обкатывается» в университете. Рынок высоких технологий очень сложен, и нужно быть готовым к многолетней упорной работе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

49 + = 58