Рабочий вопрос. Кирилл Новожилов о толковых токарях, неважных инженерах и гастарбайтерах

По статистике, 25 процентов трудоспособного населения Томска занято в промышленной сфере. О проблемах на этом огромном сегменте рынка труда — генеральный директор ОАО «Сибэлектромотор», депутат гордумы Томска Кирилл Новожилов.

Спрос выше предложения

— Кирилл Львович, года полтора назад, обсуждая с «ТН» концепцию развития Томска, вы одной из серьезных проблем назвали тяжелое состояние профтехобразования. За это время немногое изменилось?

— Нельзя сказать, что профтехобразование не продвинулось совсем – в противном случае сегодня вообще была бы кадровая катастрофа. На уровне области принята неплохая программа возрождения двух училищ машиностроительного профиля. Было предложение создать одно училище, но решили, что нужно два: для конкуренции в образовании — в зависимости от того, что они будут предлагать, мы их и будем финансировать.

— Мы – это кто?

— Основные средства дает федеральный бюджет, что подчеркивает важность проблемы. Предусмотрено софинансирование из областного бюджета и со стороны ведущих предприятий Томска. Думаю, добьемся софинансирования и из городского бюджета. Помимо финансовой поддержки предприятия гарантируют предоставление рабочих мест для прохождения практики — на новом оборудовании. А это, замечу, непросто – оно активно задействовано в производстве.

— Как быстро будет отдача?

— Это инертный процесс. Дай бог, если что-то изменится через 5 лет: профтехобразованию нужно понять конъюнктуру рынка, нам всем надо заниматься пропагандой – поднять престиж рабочей профессии. К тому же спрос по-прежнему опережает предложение — промышленность развивается гораздо быстрее, нежели профтехобразование.

Миграционные потоки

— Итак, создание современного рабочего класса – вопрос времени. А что сегодня? Говорят, с трудовой дисциплиной не все ладно на многих заводах. А вы, говорят, объявили борьбу с пьянством?

— Увы, это явление всегда было. И если на одних предприятиях руководство испокон веков с пьянством боролось, на других – молчаливо его использовали. Я очень жестко с пьянством борюсь – какой бы ни был специалист. За два месяца человек 10 уволили. Знаете, раньше у многих управленцев была такая идеология: мол, работник «попался на водке» и становится заложником – будет отрабатывать. По сути, это рабская технология организации труда, и ничего хорошего она не несет: некачественная продукция, невозможность прогнозирования (завод – большая система). В общем, как раковая опухоль – лучше один раз вырезать.

— Еще есть информация, что идет большая миграция специалистов с завода на завод.

— Это так. Связано это и с дефицитом кадров, и с тем, что предприятия с разной скоростью развиваются. На каком-то заводе рост производства и, как следствие, дефицит кадров — он вынужден поднимать планку по предложению зарплаты. Естественно, люди перетекают туда. Другие предприятия, понимая, что серьезно теряют от ухода специалистов, тоже вынуждены поднимать зарплаты…

— И это называется рынком труда.

— Да. Но наблюдается и плохая тенденция — рост заработной платы опережает рост производительности труда.

Маленькие и большие

— Конкуренция только между крупными заводами?

— Многие малые предприятия занимаются производственной деятельностью и участвуют в борьбе за кадры. Вообще, я разделяю малые промышленные предприятия на две части. Есть сильные: в основе хорошая идея и узкая направленность производства, которая не интересна крупным заводам. Такие МП имеют будущее. И есть другие: просто копируют то, что делают заводы — в свое время несколько специалистов ушли с крупных предприятий, организовали в «сарае» производство. У таких перспектив нет. Пока они выигрывают в борьбе за кадры за счет двух вещей: не вкладывают деньги в обучение (в перспективу) и экономят на налогах (пресловутые «серые» зарплаты и т.п.). Однако это временное явление.

— Про «серые» зарплаты – люди в большинстве мало думают о пенсии, социальных гарантиях.

— Это, увы, правда. И переломить эти настроения трудно. Но движение есть. Показательно, что многие люди возвращаются из тех же МП на заводы. Вообще, есть два типа поведения. Более взрослые люди, как правило, считают завод залогом своей социальной стабильности и остаются на предприятии. А молодые не очень опытны (как в профессии, так и в жизни), и для многих решающий фактор один – деньги, и сегодня! А что завтра – не думают…

— А что завтра, если они на завод идут?

— Помимо социальных гарантий любая крупная компания может предложить гораздо больше перспектив карьерного роста. Особенно в нашем случае: в силу провала в промышленности в 1990-е годы сегодня на предприятиях мало людей среднего, 35-40 лет, возраста – по многим специальностям ниши заполнены плохо, и это дополнительный шанс быстрого карьерного роста для молодежи. И я этот процесс буду подталкивать, особенно в части технологических должностей – технологи, начальники производств.

Нефтяные и иностранные

— Нефтегазовый сектор сильную конкуренцию составляет?

— Предприятия этого сектора – локомотивы (что бы ни говорили про инновации), у них другие возможности за счет конъюнктуры — цены на нефть растут, а затраты на производство-то прежние. А люди, понятно, ориентируются на цифры: начинают говорить про зарплату в 35-40 тысяч, забывая при этом о весьма специфических условиях труда – вахта на севере, на свежем воздухе, так сказать.

Вообще, нефтегазовый сектор — один из краеугольных факторов конкурентоспособности томской промышленности, один из факторов в вопросе привлечения инвестиций. Пример: в Томске и Самаре есть предприятия одного профиля — в Самаре рабочие устраивают забастовку, требуя зарплату в 10 тысяч рублей, а на томском предприятии она – 20 тысяч. Куда легче привлечь инвестиции?

— Начнется строительство АЭС, и кадры…

— Думаю, в целом АЭС принесет промышленности Томска больше выгоды – в части получения электроэнергии, поставки материалов и оборудования. Повышение деловой активности региона увеличит капитализацию предприятий. Но с кадрами вы правы – строительство АЭС вызовет отток специалистов с предприятий.

— Томские строители все больше привлекают гастарбайтеров.

— Для нас это тоже актуальный вопрос. Строительство в силу своей специфики идет первым: у строителей на многих работах квалификация требуется ниже, чем в машиностроении, строителям гораздо проще решить вопрос с временным жильем. Наш небольшой опыт использования рабочих с одного из машиностроительных заводов Узбекистана выявил как плюсы, так и проблемы. Да, могут круглосуточно работать – идти им некуда, поэтому производительность высокая. Но очень тяжело переносят зиму. И не любили их – в коллективе появляется раздражение. Сейчас у нас гастарбайтеров нет, но будем этим заниматься – жизнь заставляет.

Перекосы

— Какие специалисты больше всего нужны?

— Современные технологи – и для машиностроения, и особенно для литейки. Дошло до того, что сейчас нанимаем итальянского специалиста. Конструкторы нужны, специалисты в организации производственных процессов – мастера, начальники цехов. Из рабочих специальностей – операторы ЧПУ, токари-карусельщики. Последних сегодня нигде не учат, и толковые токари много получают.

— Сколько?

— Высшую планку не скажу – от работы зависит. А минимум, чтобы нормального токаря взять, надо не меньше 25 тысяч предложить. И не идут… Перекос на рынке – инженеров (часто не очень хороших) завалом, а токарей никто не готовит.

— По-прежнему много людей с высшим образованием идут на рабочие специальности?

— Немало. А если высокооплачиваемое место и хорошее оборудование, то много с высшим образованием. Хотя там должен работать человек с хорошим средним профтехобразованием. Но вообще разные случаи. Приходит довольно амбициозный человек после вуза, целенаправленно устраивается на рабочую специальность, но объясняет: хочу все снизу пройти, чтобы затем реальные знания помогли продвинуться. А бывают и другие: я-де закончил крутой вуз, всем умею управлять, дайте мне зарплату 50 тысяч…

Конкуренция и социальная ответственность

— Какова средняя зарплата на «Сибэлектромоторе»? Темпы повышения?

— В июле — 16 700 рублей. Разработана стратегия поэтапной индексации зарплаты: приоритетное право у тех, кто создает наибольшую добавленную стоимость. И в любом случае размер индексации больше инфляции.

— А социальная ответственность бизнеса?

— Я не согласен, когда говорят, что социально ответственный бизнес – это строительство ведомственного жилья, детских садов и баз отдыха. Такое могут позволить себе лишь те, кто деньги не считает. Социальная ответственность – это правильное распределение добавленной стоимости между собственниками предприятия, управленцами, работниками.

— У нас, в стране и области, большой разрыв между богатыми и бедными.

— Следствие перекоса экономики в сторону нефтегазового сектора и того, что еще очень плохо сформировался рынок труда.

— В городской программе развития промышленности записано, что средняя зарплата в промышленности к 2015 году увеличится до 40 тысяч…

— Это реально. Эта цифра чуть выше сегодняшней зарплаты в промышленности Восточной Европы, а экономика – сообщающиеся сосуды. И условия выполнения задачи понятны – модернизация производства, соответствующий рост производительности труда, – мы должны быть конкурентоспособными.

Вопросы задавали журналисты редакции. Подготовил Александр БУДЯНУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.