Жизнь после выстрела…

Пестрые клумбы на ул. Шевченко наверняка не раз заставляли прохожих задуматься о том, чьи же это руки с такой любовью и умением создали на небольшом участке три великолепных цветника. В мае нынешнего года имя неизвестного садовника прозвучало на весь Томск. В СМИ сообщили: сотрудник ГИБДД, преследуя угнанный автомобиль, открыл огонь и ранил во дворе жилого дома 67-летнюю Галину Дорохову, садовника компании «Томлесстрой».

В ОКБ женщина провела больше двух месяцев. И сейчас чувствует она себя неважно, да и пуля, оставшаяся в теле, напоминает о роковом выстреле. Несколько дней назад Галина наконец-то покинула больничные стены и вышла на работу.

Пуля-дура

Тот день – 3 мая, когда Галина стала жертвой шальной пули, или, как она сама говорит, «халатности майора ГИБДД», женщина вспоминает с неохотой: во-первых, не известно, как в дальнейшем отразится на здоровье ранение, во-вторых, Дорохову возмущает ход расследования уголовного дела.

— 3 мая около 19 часов вместе с другими пенсионерками вышли во двор, чтобы убрать территорию, и услышали выстрелы. Подумали: фейерверки кто-то запускает. Но вдруг видим: из-за гаража вылетает «жигуленок», за ним, стреляя, бежит гаишник. Первая мысль – какой риск — стрелять во дворе жилого дома, где находятся пенсионеры и дети! После восьмого выстрела, когда пуля угодила в меня, я уже ничего не помнила.

Придя в себя после семичасовой операции, Галина узнала: пуля, пройдя через желудок, задела плевру, по касательной – печень и затаилась между 11-м и 12-м позвонками — как раз напротив сердца.

— Кусочек металла до сих пор во мне: врачи сказали, что вынимать его пока рискованно. Возможно, зимой, если мое состояние наконец-то станет стабильным, врачи решатся извлечь пулю. Инородное тело, конечно, дает о себе знать, тем более соседствуя с сердцем – оно у меня и так больное. Надо же, — разводит руками Галина, — в феврале отказалась от операции на сердце, а в мае меня подстрелили. Жизнь все-таки уложила на операционный стол.

Суд да дело

— Все спрашивают: «Как движется уголовное дело?» Да никак, — продолжает томичка. – Заминают потихоньку. К примеру, соседи, ставшие свидетелями ранения, видели, как после ЧП на место приехали три машины ГИБДД: сотрудники спешно собирали гильзы, оставив к прибытию оперативников и следователя лишь две. Зачем? Чтобы в будущем заявить: майор произвел лишь пару-тройку необходимых выстрелов. Стреляли 8 раз! А когда я лежала в больнице, ко мне пришли из УВД со словами, мол, отнеситесь с состраданием к майору — ему же всего полгода до пенсии осталось… А мне куда – на кладбище?! Я не жажду крови, но УВД должно отвечать за тех людей, которые нарушают элементарные правила безопасности. В ближайшее время подам в суд на УВД. Мое здоровье серьезно подорвано: обследования, лекарства. Думаю, вполне справедливо, если оплачивать эти вынужденные для меня расходы будет УВД.

 

— К каждому цветочку нужно по двести раз наклониться – полить, подкормить, подрыхлить, — говорит Галина Дорохова. – Когда пришла в свой «огород» после выписки из больницы, первое, что сказала цветам: «Давно не виделись», и теперь каждый день рассказываю им о том, как провела месяцы без их компании. Тем для разговоров много накопилось…

 

— Это второе в моей жизни ЧП, — рассказывает Галина. – В 1971 году попала в ДТП: на легковушку наехал ЗИЛ (водитель его был пьян). Тогда шансы на жизнь были минимальными, но выкарабкалась: с тех пор у меня два дня рождения – 28 сентября отпраздную и 68-летие и 37-летие (как второе рождение после ДТП), получается, есть и третья дата – после выстрела…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.