Программа началась со скандала

— 700 деревянных зданий достаточно, чтобы поддержать имидж старинного города, – заявил на выступлении комитета по градостроительству городской Думы директор МУ «Томск исторический» Николай Закотнов.

Речь шла о принятии городской целевой программы сохранения деревянного зодчества.

Первоначально, когда в городе только зашел разговор о реставрации деревянной архитектуры, специалисты насчитали в Томске 1 800 деревянных домов, которые хотелось бы сохранить. Власти города и области на это заметили, что средств, сохранить все, нет. Появился сокращенный список из 701 дома. Его и внесли в программу и предложили утвердить и охранять. (Пока в городе никакой утвержденной программы по деревянному зодчеству нет, вся реставрация ведется благодаря волевому решению губернатора.)

Депутаты отметили, что меры половинчатые: за 5 лет планируется отремонтировать за счет бюджета 65 домов и 25 за счет инвестора.

— Пока закончим все, первые опять потребуют капремонта, — сказал Алексей Сергеев.

Схема привлечения инвестора тоже неоднозначная: предложено выделять кварталы, где внутри инвестор возведет многоэтажки, а дома снаружи отреставрирует «в нагрузку».

И вдруг обсуждение приняло совсем уж скандальный характер. Взял верх рационализм депутатов-строителей (который, справедливости ради, обычно идет на пользу городу). Слово взял депутат и директор строительной компании Владимир Замощин:

— Программа поверхностная, непроработанная. На 40 фоновых объектов – 1 памятник. Это в основном гнилушки, в которых жить невозможно. Я не знаю, что там можно ремонтировать. Половину списка можно убрать безо всяких проблем. Давайте сократим его до 400. Есть два противоборствующих лагеря – общественность, которая бегает по этим домам, это пять-шесть человек. И люди, которые в этих домах живут и мечтают о расселении. Я тоже могу сказать, что я общественность, и мои сотрудники — общественность. В списке есть объекты, которых, можно сказать, уже нет – расселены нами. Вот сидит господин Мамонтов (руководитель ТПСК. – Прим. авт.), который тоже часть из списка уже расселил.

— Те дома, которые вылезли за красные линии, придется снести, чтобы расширять улицы. На той же Красноармейской… Почему не сделать Воскресенскую гору заповедной зоной и не перевезти туда памятники, которые остались стоять среди многоэтажек как бельмо? Надо поработать с департаментом архитектуры, учесть красные линии, проекты застройки. Ляпсусы за эти две недели до Думы необходимо исправить, Николай Петрович, — сказал Замощин, обращаясь к Закотнову.

— В мэрии по программе трений нет, — отстаивал список заммэра Евгений Паршуто. – Программа рассматривалась на совещании у губернатора и была там одобрена. И так из красивого альбома деревянного зодчества, выпущенного 20 лет назад, в городе осталось меньше половины объектов…

— Мы принимаем программу позиционирования Томска, а какие Томск будет принимать позы, если в нем не останется деревянного зодчества? – поиронизировал Александр Деев.

Следующее обсуждение состоится на заседании городской Думы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + тринадцать =