Несогласованный Северск

ЗАТО пять лет назад и сегодня

 

Наблюдатели гадают над тем, кто будет «согласован» в мэры Северска. А я гадаю, что будет делать этот человек, как бы его ни звали, – как он с особым северским народонаселением будет решать сложнейшие проблемы ЗАТО? Потому что согласен с Владимиром Жидких, который две недели назад сказал на брифинге:

– Основная причина, почему сегодня эта проблема не решена, – это настроение самих северчан…

Сенатор высказался про отрицательное отношение жителей ЗАТО по вопросу снятия «колючки», я же думаю, что речь следует вести о гораздо большем.

Главный недуг

– …Вывод из этой победы (Николая Кузьменко. – Прим. авт.) следует сделать нелицеприятный: северчане не захотели перемен… – сказал губернатор по итогам выборов мэра ЗАТО в октябре 2005 года.

Деликатно сказал, как и положено по должности. На самом деле Северск не захотел перемен агрессивно, яростно. Цитата из северского «Диалога» сразу после выборов:

«У прихожанки северского храма матушки Татьяны дома замирроточили иконы. Накануне 9 октября Татьяна читала обращение Николая Кузьменко к северчанам. Машинально положила газету на столик под иконостасом. А наутро портрет Кузьменко был залит капающей сверху миррой. Татьяна: «Я сильно беспокоилась, кто будет у нас мэром. И Господь показал – кто. Значит, коренных изменений не произойдет. И на СХК все будет в порядке – сильно мирроточила Неопалимая купина. Знала, что команда комбината пройдет в Думу». Теперь к матушке Татьяне целое паломничество. Люди приходят посмотреть на это чудо. Кто-то ищет избавления от болезней. Но главный недуг город уже преодолел».

Главный недуг – это, как всем читателям «Диалога» было понятно, сами выборы и один из кандидатов в мэры, заместитель председателя областной Думы Григорий Шамин, который пытался доказать необходимость перемен. В сущности, всю избирательную кампанию Шамин говорил об одной глобальной проблеме: закрытые города вступают в очень сложный переходный период, в конечном итоге переход ЗАТО к «гражданской жизни» неизбежен, и главная задача власти – за эти годы создать «достаточные предпосылки для увеличения налогооблагаемой базы Северска и создания новых рабочих мест», чтобы через несколько лет «у Северска появилась замещающая выпадение налогооблагаемая база».

«Мирроточащие» во время предвыборной кампании иконы и прочие подобные штуки сами по себе не случаются – это обязательно отражение идеологии элитных групп, «властителей дум». Росатом и СХК сделали жесткую ставку против Шамина. Даже несмотря на позицию местного отделения «Единой России» (о времена-то были!). В итоге северские политтехнологи и акулы пера, не жалея чьих-то денег, смешали «варяга» с тиной бакчарских болот. (Рекламный ролик фильма о деятельности Шамина на его сельском округе № 18 (Приобский): на фоне ржавых останков сельхозтехники и разваленных строений женский голос умильно приглашает жить в Бакчар – мол, идиллия на лоне природы. А далее – 60% населения района живут за чертой бедности.) А что стоила «Банька по-черному?»…

В общем, элитные северские группы и их преданные избиратели успешно доказали друг другу, что ничего менять не надо. А Томску убедительно указали на его место…

Гражданский брак

За пять лет город перешел к той самой «гражданской жизни».

Реакторы остановлены – история ковки ядерного щита завершена (вообще-то, по сути, это произошло уже давно, просто действовали инерционные процессы). Гособоронзаказ Росатом перемещает на челябинский «Маяк», СХК включен в концерн ТВЭЛ.

113 тысяч населения. Из них пять лет назад на комбинате работали больше 15 тысяч, сегодня – 13, а в ближайшие два-три года сокращение коллектива, по оценкам сдержанных экспертов, может составить 50% (есть и более пессимистические прогнозы).

При этом «колючка» сильно скажется на конкурентоспособности сервисных предприятий, выводимых за рамки основного производства. По этой же причине, как весной заметил губернатор, и развитие бизнеса – вещь более чем сомнительная. Но реальных планов открытия города тоже нет. Надежды на начало строительства в 2015 году АЭС, о которой так много и уже несколько лет говорят, как бы помягче сказать, туманны.

Словом, сколько-нибудь внятной стратегии развития моногорода нет. В кулуарах давно уже произнесено: «Вся стратегия в том, что Томск переварит еще несколько тысяч северчан, ищущих работу». (Вдобавок к тем 13 тысячам, что уже давно трудятся в областном центре.) А на прошлой неделе об этом открыто сказала первый заместитель губернатора Оксана Козловская, сообщив, что проблема трудоустройства высвобождаемых работников СХК полностью ляжет на плечи Томска.

(Представляю, насколько физически и по времени вырастет очередь на КПП, сегодня уже внушительная. Представляю при этом, насколько против открытия города те, кто работает на охране периметра. Не уверен, что у Томска сейчас настолько экономически здоровый желудок – такое увеличение фактической безработицы может привести к несварению. Но северчанам, несомненно, надо сказать спасибо Лаврентию Павловичу: построил город под боком у Томска, а не как Железногорск в 70 км от Красноярска.)

Соответственно, бюджет ЗАТО станет еще менее сбалансированным: минус подоходный налог, и при этом СХК передает муниципалитету большую часть объектов социальной сферы. Между тем у Северска уже вчера наступили серьезные проблемы с обеспечением жизнедеятельности города. Вопросы с тепловыми и электромощностями. Ветшающая коммуналка. Очистные сооружения, к примеру, фактически отсутствуют: как сказал депутат областной Думы Владимир Долгих, город ходит под себя…

Пикалево не случится. Во-первых, как сказала вице-губернатор, на 2011–2012 годы объем реализации на СХК сохраняется. Во-вторых, пока федеральный бюджет вполне щедро дотирует статус ЗАТО (из 2,6 млрд бюджета-2010 собственные доходы составляют только 848 млн).

Но перспективы-то не просматриваются. По словам Оксаны Козловской, «идет сокращение мирового рынка ядерного топлива, и для Северска это не может пройти бесследно». А дотация из федерального бюджета не вечна. То есть напряжение будет нарастать…

Предложение без спроса?

Все это не к тому, что если бы пять лет назад итоги выборов были другими, то и ситуация сегодня была бы кардинально иная. Все же речь о глобальных процессах. Но, во-первых, многое все же могло быть по-другому. Во-вторых, и это главное, совсем не уверен, что Северск и сегодня категорически не желает перемен. Хотя они уже и без спроса идут.

Словом, кандидатуру мэра можно «согласовать», а вот вектор движения…

 

P.S. Проводить сколь-нибудь серьезные муниципальные реформы в ЗАТО тяжело еще из-за «парламентской» конфигурации власти. Сначала депутаты переписали Устав так, что мэр стал председателем Думы, а потом вообще отменили прямые выборы первого лица (теперь оно избирается депутатами из их числа). Для сохранения статус-кво хорошая конструкция, для серьезных изменений – крайне неприспособленная.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *