Смена имиджа

«Единая Россия» дистанцируется от местной исполнительной власти  

Всубботу, 21 августа, состоится конференция городского отделения «Единой России», на которой будут утверждены окончательные списки кандидатов (общегородской и девять окружных) на выборы в гордуму Томска. «Единороссы» уже не раз публично объявляли о перезагрузке, и новости, думаю, действительно обеспечены.

Степень обновления проходных мест в окружных партийных списках легко передать через один только пример: по меньшей мере четверо действующих депутатов гордумы Томска, входящих во фракцию «ЕдРо», были не против избираться от партии, но не прошли праймериз.

А степень обновления центрального, общегородского списка можно предполагать еще большей. Из де-факто начавшейся рекламной кампании «Единой России» уже ясно: былая нерушимая традиция «паровозов», когда первые руководители исполнительных органов власти находятся во главе партийного списка или выступают главными агитаторами и ньюсмейкерами, отменяется. И это принципиальная новизна.

Напомню, до сих пор во всех избирательных кампаниях главной действующей силой были, по сути, административные структуры. Как правило, в лице губернаторов – именно они к 2002 – 2004 стали доминирующими политическими субъектами в подавляющем большинстве регионов. (В Томской области апогей процесса произошел в 2007-м – вся компания «ЕдРо» была построена на том, что, мол, по сути, идут не выборы депутатов областной Думы, а выборы губернатора.) То же самое происходило и на муниципальных выборах – на выборах в гордуму Томска в 2005-м еще с ранней весны заговорили о пресловутом «списке мэра». А что стоил проведенный мэрией помпезный съезд совета сторонников «Единой России»?

Сейчас же Виктор Кресс и тем более Николай Николайчук отсутствуют в выборной кампании: и как ньюсмейкеры, и в агитационных материалах «единороссов».

Только не надо уже набивших кислую оскомину спекуляций о том, что это симптом скорого «ухода» губернатора. Вопрос находится в совершенно другой системе координат: федеральные руководители «Единой России» пытаются создать новый образ партии и обкатывают новую стратегию и тактику выборов.

До сих пор местные отделения «Единой России» были откровенно неприкрытым продолжением региональной административной системы, персонализированной, повторюсь, в губернаторе. Это не только про Томскую область, а вообще – такова была суть системы: региональные власти обеспечивают нужное голосование на федеральных и местных выборах, взамен получают контрольные функции на подведомственной территории (в том числе и через руководство в «Единой России»).

Сегодня же концепция явно изменена (и произошло это буквально вчера – на стыке весны-лета): на выборах в гордуму «Единую Россию» настойчиво дистанцируют от региональных и городских административных структур. Этот же процесс сейчас осуществляется в целом ряде областей (Новосибирск, Магадан, Тыва), причем на выборах более высокого уровня – в региональные Думы, которые также состоятся 10 октября. (Там тоже говорят, что партия призывает к решительному обновлению: «Настало время новых решений и новых лиц».)

Причин тому несколько. Во-первых, ресурс прежней схемы, как показали выборы мэра Томска, не бесконечен. Тем более что после отмены выборности губернаторов они постепенно, но закономерно стали утрачивать доминирующее политическое положение.

Во-вторых, сколько ни говори о достижениях, а проблемы посткризисной России даны избирателям в их ощущениях, и потому дистанцирование партии от местной действующей исполнительной власти весьма полезно. Как очень характерный пример – сценка с последнего заседания гордумы Томска. Один из депутатов-«единороссов» выступает с вопросом-претензией к мэру по проблеме детских садов: мол, получается, что пока партия не проявит инициативу, вы-то сами мало что можете?! Николайчук ответил одновременно раздраженно-сдержанно, и, наверное, ему непросто было это сделать: люди с хорошей памятью помнят, что первыми инициативу проявили «Белый дом» (в лице первого замгубернатора Сергея Ильиных) и мэрия (в лице именно мэра).

Наконец, надо полагать, что в условиях вполне предсказуемого результата выборов и одновременно в преддверии федерального избирательного цикла 2011 – 2012 годов ставится задача повысить уровень легитиммности выборов. То есть чтобы, как и полагается в нормальных демократиях, выборы вела собственно партия, а не административная машина.

Станет ли в итоге «Единая Россия» самостоятельной силой? Ведь пока по большей части имеет место смена имиджа, а сама система остается прежней. Вообще это больная тема для отдельного большого разговора, потому что для выполнения задачи требуется не меньше чем реальное восстановление всего политического поля с полномасштабными возможностями для формирования серьезной оппозиции всех расцветок. Потому что только в такой борьбе можно доказать наличие сущности.

 

Общественный договор

Скандалец с опубликованием предвыборного списка КПРФ рельефно подсветил еще одну особенность российской политической жизни – отсутствие общественного договора между партиями и избирателями. Точнее, это своеобразный договор: вы нас не трогаете, мы вас не замечаем.

Итак, прогрессивная общественность возмущается на просторах Тонета тем, что в общегородской список партии вместо партийного патриарха Льва Пичурина включен некто Севак Испирян. По данным ТВ-2, 1967 года рождения, принят в КПРФ в этом году, директор строительной фирмы «Миг», на партийной конференции обещал финансовую поддержку избирательной кампании.

Словом, обычное дело не только для КПРФ, но вообще для всех партий – бизнесмену зачем-то надо в депутаты, а партии нужны деньги для борьбы за народное счастье. Примеров сколь угодно. В 2007-м на выборах в областную Думу в рядах той же КПРФ Агеев и Кучеров, в списке ЛДПР – Закурский, «СправРо» – Немцева и Сахаров. В 2005-м на выборах в гордуму в обойме партии пенсионеров – Сергеев. «Единая Россия» тогда не была настолько партией власти, как сегодня, а потому как все – в списке Левчугов и Карасев.

В общем, давно известный конфликт. Оппоненты обвиняют партию власти в том, что ее финансируют монополии, партия власти в ответ указывает, что оппозиционеры охотно используют непонятные деньги. На этом плодотворная дискуссия заканчивается – все правы, но, увы, замкнутый круг получается. Граждане смотрят на это со стороны и думают, мол, чума на оба ваших дома.

Вот это все и есть отсутствие общественного договора. Давно уже прочитал – на выборах в США около 40% огромных избирательных фондов кандидатов составляют небольшие (до 200 долларов) пожертвования. И суть системы понятна – это гарантия того, что за кандидатом не стоит какая-либо монополия (политическая, коммерческая) со своими узкоэгоистическими интересами.

У нас же подобный договор представить невозможно. Партии не умеют собирать деньги, да и не хотят – это же означает общественный контроль над нравами внутрипартийной жизни, когда многое нежелательно делать, а кое-что категорически нельзя. Например, в такой системе Василий Еремин в 2007-м при всем желании не смог бы включить в список бизнесмена Рябкова, больше известного по прозвищу Малыш.

А другая сторона проблемы заключается в том, что граждане хотя и ругаются, но совсем не стремятся контролировать поведение своих политических любимцев – не ломятся со своими предвыборными взносами в партийные кассы.

В общем, обе стороны прочно приняли к сведению, что политика – грязное дело, и желающие вволю в него погружаются, а остальные обходят стороной, иногда, раз в несколько лет, на минутку забегают на избирательные участки, впопыхах решая, какой легкий выбор сделать.

P.S. С мажоритарниками проблема нет так явственна, но, по сути, та же.

 

Не участвуем!

В понедельник политсовет регионального отделения «Солидарности» распространил заявление о своем отказе в участии в выборах в гордуму Томска и призывал к этому же томичей. По оценке несистемной оппозиции, «полноценная предвыборная кампания» в существующих условиях невозможна («СМИ подконтрольны властям», «бизнес боится оказывать оппозиции финансовую помощь», «избирательная система не дает гарантий честного подсчета голосов», от гордумы «в нынешней политической системе мало что зависит», и «нас ожидает очередное имитационное действо, результаты которого предрешены заранее». Таким образом, созданное в апреле оппозиционное общественно-политическое объединение «Мой город» приказало долго жить: Василию Еремину партия запретила участвовать, Александр Макаров под домашним арестом, Александр Деев стал проректором СибГМУ, теперь вот Иван Тютрин («Солидарность») заявил о самоотводе.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *