А был ли мальчик? Может, мальчика-то и не было?

За кампус с Томском соревнуются два миллионника и столица республики

Со строительством томского межвузовского кампуса все не так радужно, как нам говорили. Начнем с того, что окончательного решения о его строительстве в Томске нет. Не хочется говорить жесткое «нам врали», скорее всего, просто ситуация изменилась. И сейчас мы находимся в условиях серьезной конкуренции с тремя тяжеловесами – Челябинском, Башкортостаном и Нижним Новгородом. По сравнению с ними Томск – букашка. Сколько бы мы ни пыжились, а студенческой столицей за пределами Западной Сибири называют вообще-то Воронеж… Так что с кампусом мы можем пролететь как фанера над Парижем. Да, Мишустин нам лично обещал, но, как известно, обещать – не значит жениться.

Любовь, похожая на сон

В начале недели, 13 сентября, открылась осенняя сессия думы города Томска. Один из пунктов повестки звучал так: «О проекте по созданию инновационной образовательной среды (кампуса) в Томской области». Впервые городским депутатам подробно и в деталях рассказали о «главном инвестиционном проекте десятилетия», а потом еще и ответили на кучу не самых приятных вопросов от народных избранников.

Докладчиком по вопросу был обозначен Виктор Дёмин, первый проректор НИ ТГУ. Содокладчики – Сергей Чиков, и. о. начальника департамента архитектуры и градостроительства администрации Томска, и Вячеслав Пихуров, заместитель генерального директора по проектированию ООО «Группа компаний „Гранит“». То есть предполагаемый соинвестор. Но самую сенсационную инфу городским депутатам сообщили не они, а Дмитрий Сон – начальник департамента специальных проектов областной администрации, назначенный весной нынешнего года куратором проекта от областной администрации.

Он и рассказал депутатам о том, что де-юре никакого решения о кампусе в Томске нет. Не то чтобы на левом-правом берегу. А вообще.

– Ситуация уникальная, решение правительством было принято в 2019 году. К сожалению, Томская область не вышла на подписание соглашения о предоставлении межбюджетного трансфера в 18 миллиардов, и фактически де-юре мы проходим процедуру конкурсного отбора, и в ближайшее время будет принято окончательное решение о реализации нашего проекта.

Что такое «область не вышла» – прохлопала ушами или это было объективно невозможно, чиновник не уточнил. Но сказал – ртом, вслух и по-русски: «… де-юре решения пока нет». При этом уточнив:

– Наш проект реализуется в рамках постановления № 1268, который определяет порядок конкурсного отбора проектов по созданию инновационно-образовательной среды. Это означает, что в проекте принимают участие 19 субъектов и 10 из них с глубокой степенью проработанности. Мы в жесткой конкуренции с Челябинской областью, Республикой Башкортостан и Нижним Новгородом.

В принципе, на этом можно ставить точку и идти сеять рапс. Доить айрширских коров. Что там у нас в регионе еще хорошо получается? Но докладчики-содокладчики продолжали излучать сдержанный оптимизм, твердо веря, что трех тяжеловесов кинут ради какого-то Томска с его 60 тысячами (а не сотней, как было в прежние времена) студентов. И это тоже стало предметом для небольшой дискуссии – типа, почему? Намекая на отсутствие комфорта. На самом деле причина проста: в 1990-е каждый заштатный институт стал горделиво величаться университетом, а филиалы вузов (в том числе томских) открывались чуть ли не в ПТУ. Вот и перестали ребята, особенно кто попроще и победнее, замахиваться на Сибирские Афины: Томск среди абитуры считается городом дорогим, рассказывали мне еще лет 15 назад молодые журналисты. Ну и Новосиб, конечно…

Кстати, о деньгах. Как сообщил Дмитрий Сон, по стоимости проекта тоже одни непонятки.

– В ценах начала года была одна стоимость, сегодня это порядка 60 миллиардов рублей, но цифра неокончательная. Конечная будет определена после выхода проекта из Главгосэкспертизы. Что касается информации о выделении Томску 18 миллиардов рублей на реализацию данного проекта, после того времени изменилась нормативно-правовая база, вышло постановление правительства № 1268, в котором определено предельное финансирование гранта федерального бюджета – 60% от стоимости проекта. 40% – средства инвестора.

Левая, правая где сторона

На таком фоне известие о том, что площадка, на которой будет (если будет) возведен межвузовский кампус, окончательно не определена, уже не слишком впечатляет. Этот факт интересен в основном потому, что нам тоже сообщалось о выбранном варианте – возле Сенной Курьи напротив Лагерного сада, и там вроде бы даже начинались инженерные изыскания. И вот «здрассьте, Настя»: господин Чиков сообщает о двух рассматриваемых вариантах – на Курье и по Шегарскому тракту у Томи напротив Северного Парка. А окончательное решение примет Градостроительный совет, который пройдет примерно через месяц. Туда будут приглашены и городские депутаты. Никаких иных форм публичного обсуждения не предусмотрено, пояснил и. о. начальника департамента архитектуры и градостроительства Томска.

Он также рассказал, что перед этим была изучена вся территория Томска, и еще пять вариантов были отброшены. Основные критерии – площадь порядка 50 га и пешеходная доступность до корпусов томских вузов не более 30 минут. (Не хочется цепляться к мелочам, но как это возможно? Сколько километров от 10-го корпуса политеха до ТГАСУ?)

Таким образом, из списка вылетели самые симпатичные, на взгляд автора, площадки: около Московского тракта – площадь всего 12 гектаров; на Южной – 14 гектаров и принадлежит ФСИН. Что ж до Мокрушина и особой экономической зоны, то их, на мой взгляд, и рассматривать-то было нечего: далеко, ужасная логистика, железнодорожный переезд и т. д. и т. п.

– В работе остались территория левого берега вдоль Шегарского тракта напротив Северного Парка – порядка 75 гектаров, а также территория в районе озера Сенная Курья – порядка 50 гектаров. По ним проводится градостроительный анализ, сбор исходных данных и так далее, – уточнил Сергей Чиков. А вот представителю ГК «Гранит» Вячеславу Пихурову больше нравится вариант с Сенной Курьей, он же Южный. Хотя в случае строительства третьего моста Северный становится гораздо удобнее. И главное – раз и навсегда снимал бы бредовую, на мой взгляд, идею с канатной дорогой. Как заметили депутаты, даже в условиях Нижнего Новгорода зимой она работает плохо. Я тоже интересовалась этим вопросом. Вдобавок ко всему волжская канатка дополняет иные виды транспорта – речное такси, электропоезда и автобусы, а не служит основным средством доставки.

Как-то не вдохновляют и заверения господина Пихурова о супер­надежности канатных дорог. По его словам, компания сейчас рассматривает двух производителей – Doppelmayr (Австрия) и САМСЕ (Китай).

– А что, мы разве живем не под санкциями? – прозвучал ехидный вопрос «из зала».

– Да, но Китай их не вводил, а Doppelmayr месяц назад не отказалась от сотрудничества с нами, – ответил Пихуров. – К тому же наземный транспорт никто не отменяет.

– Планируются также автобусные остановки на Сенной Курье, то есть на самом деле кампус не будет в отрыве от транспортной инфраструктуры всего города, – заявил представитель ГК «Гранит».

По словам проектировщика, канатная дорога вполне отвечает погодным условиям Томска, в том числе морозам.

– Температура минус 35–40 градусов сама по себе не так страшна. Канатные дороги, которые мы предполагаем, работают в худших условиях, потому что на минус 40 могут наложиться и дополнительные факторы – ветер, влажность и так далее. Те канатные дороги, которые мы предполагаем, ставятся в горных условиях, допустим Эльбруса, Красной Поляны. Сама система безотказная. А все вопросы эвакуации – сбор гондол на ближайшей станции и выгрузка пассажиров. В этом плане на художественные фильмы не опирайтесь, – успокаи­вал проектировщик.

Надежда умирает последней

На самом деле нам всем, конечно, очень хочется, чтобы кампус был построен. Потому что мы видим, как подъедает наши конкурентные преимущества огромный сосед – Н-ск. Вузы и деревянная архитектура (к которой почему-то так пренебрежительно относятся некоторые депутаты) – то немногое, что у нас действительно осталось после краха затеи с ОЭЗ. И верно отметил спикер думы Чингис Акатаев – новосибирцы и звание студенческой столицы запросто перетянут на себя. И останемся мы глухой провинцией в стороне от Транссиба.

Поэтому вынужденный оптимизм всех выступавших на собрании гордумы официальных лиц понятен и объясним. Нам просто больше ничего не остается, как готовиться к началу строительства – так, будто никакой неопределенности нет и в помине. Иначе не успеть.

Согласно обновленной дорожной карте (ее гордуме представил проректор Томского госуниверситета Виктор Дёмин), уже в 2022 году должно быть заключено концессионное соглашение и договор аренды земельного участка.

К августу 2023-го должны быть готовы проектно-сметная документация на канатную дорогу и часть помещений, также документы должны успеть пройти госэкспертизу. К ноябрю необходимо закончить ПСД на оставшие­ся жилые и коммерческие помещения.

Январь 2024-го – время «Ч» для документации на строительство физкультурно-оздоровительного комплекса и многофункционального учебного центра. К декабрю 2026 года должны быть завершены строительно-монтажные работы на объектах кампуса. А далее – ввод объектов.

Не успеть – значит опоздать и остаться в своем великом Васюганском болоте. Вполне возможно, уже навсегда.

Автор: Марина Боброва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.