Горизонталь над вертикалью, или ОНФ как инструмент контроля

01

Зачем Владимиру Путину нужен Объединенный народный фронт? Для чего руководителям ОНФ понадобились независимые региональные журналисты? И каким способом будет работать тре­угольник президент РФ – ОНФ – региональные СМИ? Ответы на эти вопросы дал первый медиафорум независимых региональных и местных СМИ «Правда и справедливость», который ОНФ провел в конце апреля в Санкт-Петербурге.

 Непонятный проект

В 2011 году, когда ОНФ только создавался, его задача вроде бы была проста и понятна: поддержать партию власти, рейтинги которой в то время падали, на выборах в Госдуму РФ в декабре 2011 года. В 2012 году ОНФ сыграл свою роль и на выборах президента России.

Однако после выборов вдруг обнаружилось, что этот политический проект, который возглавил лично Владимир Путин, нужен не только для выборов и поддержки падающих рейтингов. Напротив, активисты ОНФ стали вдруг напропалую критиковать чиновников всех уровней власти (с упором на регионы) и даже вступили в конфронтацию с представителями «Единой России».

Тогда политологи заговорили о том, что Кремль готовится заменить «Единую Россию» на ОНФ. Или как минимум создать вторую партию власти, которая будет собирать голоса оппозиционного электората. Однако в июле 2013 года стало понятно, что обе версии неверны. Фронт превратился не в политическую партию, что позволило бы ему участвовать в выборах, а в общероссийское общественное движение «Народный фронт за Россию».

Такая метаморфоза снова поставила экспертов в тупик: что будет делать общественное движение, председателем которого является сам президент? Масла в огонь подлила и бурная деятельность активистов Фронта по вскрытию коррупции в госзакупках и в действиях региональных и местных властей.

Самым громким успехом ОНФ стал антикоррупционный проект «За честные закупки». По итогам 2013 года он позволил сэкономить около 6 млрд бюджетных рублей, которые чиновники собирались потратить по явно коррупционным схемам.

При непосредственном участии «фронтовиков» были сняты три губернатора – Челябинской, Новосибирской и Волгоградской областей. Например, главу Челябинской области Михаила Юревича активисты ОНФ уличили в нецелевых тратах бюджетных средств и вызывающей роскоши: он приобрел автомобиль за 13 млн рублей, вертолет за 289 млн и нанял себе охрану за 55 млн рублей в год. И это не говоря о новогоднем корпоративе администрации Челябинской области, который обошелся бюджету в 20 млн рублей.

После таких скандалов многие высокопоставленные региональные чиновники стали относиться к местным активистам ОНФ с подозрением: а не собирают ли они папочки с компроматом? Дополнительный интерес к Фронту подогревали отзывы тех, кто хоть раз участвовал в мероприятиях движения: «Организация серьезная, деловая и при этом демократическая и психологически комфортная».

А когда ОНФ вдруг решил собрать представителей независимых СМИ со всех регионов, то стало вдвойне любопытно: ну зачем прокремлевскому движению независимые журналисты, большая часть которых находится в оппозиции к власти?

Удивительное рядом

На медиафоруме я удивился не один раз.

Удивление первое: из трех сотен журналистов минимум половина, если не две трети, действительно оказались представителями независимых СМИ, которые годами находятся в жестком противостоянии с властями своих регионов. При этом какого-то строгого отбора на медиафорум не было. Например, главный редактор портала «Урал56.Ру» Сергей Корносенков из города Орска признался, что первоначально его вообще не приглашали.

– О форуме узнал случайно, захотел посмотреть, что это такое, связался с организаторами, и они прислали мне приглашение, – рассказал Сергей.

Удивление второе: на форуме не было пафосных речей, скучных отчетов и утомительных докладов, которыми отличаются все подобные мероприятия. Там вообще не было ничего лишнего, все разговоры, как правило на профессиональные журналистские темы, были очень деловыми и откровенными.

Например, очень много спорили о новом законе, который обязал блогеров, чьи интернет-страницы посещают не менее 3 тыс. человек в день, регистрироваться в качестве СМИ. Сопредседатель Центрального штаба ОНФ и депутат Госдумы РФ Ольга Тимофеева была одним из авторов этого законопроекта, и слышать критику из уст журналистов ей, скорее всего, было не очень приятно. Однако она дала всем высказаться и никого не прерывала.

Депутат Госдумы Леонид Левин пояснил, что закон нужен для того, чтобы снять с популярных блогеров маску анонимности и заставить их ответственнее относиться к информации, которую они размещают на своих страницах. Однако большинство журналистов, признав, что блогеры должны выступать под своими настоящими именами, выразили сомнение в том, что такой закон будет работать.

Удивление третье: пригласив на форум множество руководителей федеральных служб и министерств, организаторы мероприятия фактически отдали их журналистам на расправу. Так, например, представители печатной прессы долго пытали главу Роспечати Михаила Сеславинского по поводу двойного повышения тарифов «Почты России» на доставку газет и журналов, в результате чего стоимость подписки во многих регионах стала неподъемной для читателей, особенно проживающих в сельской местности.

Спросите у президента

Удивление главное: журналисты до последнего момента не знали, что у них будет возможность побеседовать с Владимиром Путиным. Обычно организаторы подобных мероприятий, чтобы подчеркнуть их высокий статус, заявляют о большом количестве VIP-персон, которые будут в нем участвовать. А на медиафоруме ОНФ сопредседатель движения режиссер Станислав Говорухин сообщил журналистам о встрече с Путиным только вечером первого дня работы форума. Отвечая на вопрос одного из журналистов, Говорухин сказал, что лучше всего этот вопрос задать завтра самому президенту.

Поняв, что под скромным словосочетанием «пленарное заседание» в программе форума зашифрована встреча с Владимиром Путиным, региональные журналисты стали активно к ней готовиться. Понаделали самодельных табличек и плакатов, призванных обратить на себя внимание главы государства. Выбрали самые главные для их региона вопросы, зачастую согласовав их со своей редакцией. Одна журналистка даже рассказала, что чуть ли не ночью ей позвонил губернатор ее региона и попросил задать Путину какой-то важный для него вопрос. Но она решила, что если выпадет шанс, то задаст все-таки свой вопрос, а не губернаторский.

Однако на следующий день выяснилось, что почти вся подготовка была напрасной. Все эти вопросы надо было задавать в первый день, когда организаторы форума в свободном общении с журналистами выясняли, что на самом деле происходит в их регионах, какие вопросы людей волнуют больше всего. Потом из всех озвученных проблем руководители ОНФ выбрали самые, с их точки зрения, важные, и на встрече с Путиным давали слово только авторам этих вопросов.

В результате почти 2-часовая беседа с президентом вышла очень насыщенной. Стоит также отметить, что три раза Путин сам выбирал журналистов, желающих задать вопросы. Из них только один оказался дельным, второй вопрос был пустым, а в третьем случае журналистка, вместо того чтобы поднять какую-то проблему, стала просто нахваливать президента, так что ему даже стало неудобно. Получается, что примененный «фронтовиками» хитрый метод отбора вопросов оказался очень эффективным, так как позволил отфильтровать лишнее.

Скальпель обратной связи

В ходе беседы с Путиным стало понятно, зачем ему нужен ОНФ и как «фронтовики» будут выстраивать модель взаимодействия с региональными СМИ. Большинство активистов ОНФ – обычные жители различных регионов России, не встроенные в вертикаль власти. Все вместе они составляют горизонталь низового уровня, которая четко знает, что происходит на местах, и может напрямую, минуя вертикаль, сообщить об этом непосредственно президенту или его администрации.

Таким образом, Владимир Путин создал очень эффективный инструмент контроля региональной и местной власти снизу. А использование региональных СМИ позволит сделать этот скальпель еще более острым, так как журналисты обладают несравненно большим количеством информации, чем обычные граждане.

Журналисты получат от этого взаимодействия двойную выгоду. Во-первых, ОНФ предоставит им возможность донести до Владимира Путина самые острые проблемы регионов. И, во-вторых, «фронтовики» обеспечат журналистам своеобразную «крышу» – механизм, позволяющий защищать региональные СМИ от произвола чиновников.

Уже через неделю после форума стало понятно, насколько такая схема взаимодействия оказалась эффективна. Почти треть распоряжений и действий президента в последние дни стала реакцией на проблемы, поднятые журналистами на медиафоруме.

Например, президент дал поручение правительству внести предложения о мерах «по предоставлению дополнительных дотаций, направленных на компенсацию издержек, понесенных региональными и муниципальными печатными средствами массовой информации, осуществляющими выпуск, распространение и тиражирование социально значимых проектов, в связи с повышением ФГУП «Почта России» тарифов на доставку периодических печатных изданий».

Произошел также и разбор полетов с некоторыми руководителями регионов. Например, после вопроса журналиста из Рязанской области Владимир Путин потребовал от губернатора этой области Олега Ковалева объяснений по факту застройки окрестностей села Константинова – родины поэта Сергея Есенина. Ковалев пообещал сохранить есенинские места в неприкосновенности.

Так что у региональных журналистов появилась возможность реально влиять на ситуацию в регионах.

 

От редакции. Прочитать полный вариант беседы Владимира Путина с региональными журналистами можно на сайте президента http://www.kremlin.ru/news/20858.

Томск – Санкт-Петербург – Томск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *