Любовь с первого курса

И длиною в жизнь

Над секретами семейного счастья бьются миллионы пар на земле. Но далеко не всем из них удаётся построить счастливую семью, десятилетиями живущую в любви и согласии. Моим родителям – Сергею Петровичу и Ольге Владимировне Сороковым – это удалось.

Дети рождаются от большой любви

Каждого ребёнка рано или поздно мучают вопросы: «Как, откуда я появился»? И я не была исключением. Родители – учителя химии и биологии – рассказывали о зарождении жизни с учётом моего возраста. Но с годами я получила от отца такой ответ: «Дети рождаются от большой-большой любви». И удовлетворённая ответом, я ждала волшебного появления той самой любви, как ждала Ассоль свои Алые паруса…

Но когда в школе на уроке анатомии и физиологии человека передо мной открылась «тайна» рождения человека, я на родителей обиделась:

– Теперь я знаю всё про рождение детей.

На что папа ответил:

– Нет, дочка, не всё! Дети рождаются только от большой-большой, настоящей любви. А дети, рождённые без любви – это просто потомство.

Я тут же спросила:

– А любовь с первого взгляда – это реальность или сказочки?

– Реальность! Я твою маму полюбил с первого взгляда. Точнее – с третьего. Первый раз, когда абитуриентом услышал ее задорный смех. Второй – уже студентом – поразила её искренняя досада, когда в забеге на большую дистанцию на финиш она пришла второй. А когда в третий раз увидел – обомлел. И понял, что это та, с которой я бы хотел быть всю жизнь рядом. Поэтому не могу сказать, что это любовь с первого взгляда, но, с третьего – это точно. А точнее – с первого курса.

Эй, вы, там, наверху!

В двух группах химиков первого курса биолого-химического факультета Томского пединститута было всего пятеро парней, и жили они все в одной комнате на первом этаже. Однажды, готовясь к семинару, к Сергею, как к командиру отряда добровольной народной дружины, обратились одногруппники с просьбой поговорить с жильцами комнаты над ними. Шум, смех и топанье живущих там девушек со второго курса не давали заниматься… И это была судьба. Там-то Сергей и увидал свою будущую жену Олю Горбачеву, с которой вот уже почти полвека вместе идут по жизни, с которой поставили на ноги трёх дочерей, помогают воспитывать шесть внуков и двух внучек.

– Мы тогда с девчонками поспорили – на кого из нас обратит внимание первокурсник-армеец, – вспоминает мама. – Юноши на факультете были наперечёт, а тут серьёзный парень. Наверное, потому и вели себя так шумно, чтобы привлечь к себе внимание, а всего-то – разучивали танец для концерта. Вроде бы смехом, предложили ему заходить к нам в комнату в гости, – продолжает мама, – а он тоже как бы смехом в ответ: «Не зовите, не зовите, я ещё вам надоем».

Прошло пару недель и в день стипендии армеец пришёл к ней. И с тех пор они не расстаются.

Перед свадьбой оба работали, не покладая рук – ни от кого не хотели зависеть. Мама – в стройотряде «Голубая стрела». Папа проходил полевую практику по зоологии и ботанике, поэтому остался в общежитии, устроился на лето сторожем в студенческую столовую и столяром в общежитии. Между делом разгружал вагоны на овощной базе. Но стоял вопрос жилья

– И ваш отец вновь удивил меня, – вспоминает мама. – Возвращаюсь из поездки в Москву, а он показывает мне комнату, которую выделил деканат нашей будущей семье. Какие слова он нашёл, что говорил – не знаю до сих пор, но то, что эта комната была выделена за активную общественную работу и как «аванс» за дальнейшую, я поняла позже, когда он стал редактором факультетской стенгазеты.

Самый добрый Змей Горыныч

Что-что, а уныние – это не про Сороковых. Через год вот-вот должна была появиться на свет я и родители делали всё, что бы я пришла в комфортный мир. Учились и работали. Мама – вечерней няней в яслях №7 Томского манометрового завода, а папа – художником-оформителем НПО «Сибэлектромотор». Для того чтобы работа не мешала учёбе, в деканате оформили разрешение на свободное расписание. Когда родилась я, родители чётко распределили между собой обязанности. Папа с утра на занятиях, а после обеда нянчился со мной, так как у мамы была уже педагогическая практика. А после возвращения мамы с педпрактики, папа бежал на работу на завод…

Так по жизни они и идут рядом. Мама преподавала биологию в школе №4 Томска, а папа – сельскохозяйственные труды на базе теплиц этой же школы. Затем в школе №40 мама преподавала биологию в младших и средних классах, а папа – в старших.

При этом у них всегда находилось время на интересную жизнь – общественную, спортивную. Они всегда находили время заниматься общественной работой и сортом. Вообще не помню родителей «зевающими» и ничем не занятыми.

Когда заболела папина мама, мы забрали её вместе с бабушкой из деревни. Жили впятером в заводском общежитии – к тому времени у меня появились две младшие сестрёнки. Маме пришлось оставить работу и ухаживать за бабушками. Папа тому времени уже служил в правоохранительных органы, где усиления в праздничные дни, вызовы по тревоге… Несмотря на это, он всегда находил время заниматься с нами. Какие интересные игры он придумывал для нас, моментально перевоплощаясь из Змея Горыныча в папу-защитника, спасая нас. Сочинял забавные загадки в стихотворной форме. Время с родителями – это всегда было праздником.

Со временем и мама пошла на службу в правоохранительные органы – следственный изолятор №1, где папа служил в должности заместителя начальника учреждения по воспитательной работе.

Папа не устаёт повторять, что тылы у человека – это самое главное, только благодаря сильному тылу можно преодолеть все тяготы и невзгоды. Таким тылом у него была и есть наша мама.

– И благодаря этому тылу, моральной поддержке, – говорит отец, – я смог перенести расставания с семьёй во время командировок на Северный Кавказ…

Эти тылы и сейчас позволяют Сергею Петровичу отдаваться полностью общественной работе. Только благодаря этому тылу, он смог достичь определённых успехов и вершин на общественном поприще.

Божественное начало

У моего отца особое отношение к женщинам, он им отводит особую роль на Земле. И говорит он об этом не только как биолог, а как «глубоко верящий в это человек» – в божественное начало жизни, и начало это – женщина.

Он считает, что женщины – это чудо природы, что женщины – двигатель жизни на Земле, что они не только её творение, но и её начало, дающие жизнь другим, что они – и есть сама жизнь.

– Жизнь физическую мне дала женщина, моя мама, – говорит отец. – А жизнь духовную – развитие души, её становление – моя любимая женщина – ваша мама. Всё что я достиг в жизни – это благодаря ей. Я даже сам не заметил, что всё что я делал в своей жизни, и чего добился – всё благодаря ей и для неё. Ведь моя жизнь продолжилось, благодаря вашей маме, в вас – дочерях, и вы её продолжаете в моих внуках. Когда мужчины и женщины поймут это, или точнее, когда это будет передаваться детям «с молоком матери», то тогда будут по-настоящему счастливые и крепкие семьи, в основе которых лежит любовь и верность. Любовь – как источник создания счастливой семьи, а верность – как залог её нерушимости. Тогда семья – это единый цельный организм, где и общие интересы, и общие цели, и общие дела.

– Моя любовь к вашей матери никогда не иссякнет и не закончится, так как началась она с первого курса моей учёбы в институте, а окончанию этой «учёбы» не видать конца, потому что я учусь у самой жизни – её начала, у любимой женщины, учусь благодаря ей и для неё, а этот процесс нескончаемый, – признаётся отец.

Как это здорово – любовь с первого курса длиною в жизнь.

Автор: Маргарита Зырянова
Фото из семейного архива

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × 1 =