Судьба генерала

Виталий Феськов, председатель президиума Томского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Офицеры России»

антюфеев01 антюфеев02

Его имя не упоминалось в победных сводках советского Информбюро 1943–1945 годов и не вписано золотыми буквами в военные энциклопедии и учебники. Мало кто помнит его и в Томске, в котором он прослужил и прожил треть века. Видимо, одной из причин этого стал период его биографии, который в советские времена не приветствовался и даже осуждался – как гласно, так и негласно – в тогдашнем обществе.

Путь от солдата до командира

Он относился к тем солдатам первого начального периода Великой Отечественной войны, чьи имена остались в основном в сердцах их родных и в лучшем случае упомянуты в Книгах Памяти и некоторых документах военного времени.

Речь идет об Иване Антюфееве. С раннего детства Ваня (семья жила в Оренбургской области) работал пастухом, затем окончил сельскую школу, батрачил. Служил солдатом в царской армии, а в 1918 году вступил в Красную армию. Участвовал в Гражданской войне на Южном фронте рядовым и командиром взвода пешей разведки против различных банд и войск Врангеля. Окончил Симферопольские пехотные курсы и высшие командные курсы «Выстрел». Командовал стрелковыми и разведывательными подразделениями. Был начальником разведки стрелковой дивизии, а в 1932 году вновь окончил командные курсы «Выстрел». Командовал полком, затем 82-й стрелковой дивизией в Уральском и Забайкальском военных округах. С нею же он принимал участие в боях с японцами на реке Халхин-Гол.

Великую Отечественную полковник Антюфеев встретил в Молдавии командиром 95-й стрелковой дивизии Южного фронта, а с сентября 1941 года он уже командовал 327-й стрелковой дивизией на Южном, Северо-Западном и Волховском фронтах. В январе 1942-го дивизия вошла в состав печально знаменитой 2-й Ударной армии и, сражаясь бок о бок с томской 366-й (в дальнейшем 19-й гвардейской) дивизией, прорвала оборону противника и вклинилась в нее на Любанском направлении. Тогда еще Антюфеев не знал, что судьба до конца жизни свяжет его с людьми земли Томской и что его родная дивизия тоже заслужит гвардейское звание, но уже не под его командованием.

Звездочки из консервной банки

В мае 1942 года противник закрыл ворота прорыва и окружил части армии, которой командовал герой битв под Киевом и Москвой генерал-лейтенант Власов, ставший предателем. Но соединения армии, в том числе и 327-я дивизия, продолжали вести бои в окружении без продовольствия и почти без боеприпасов. Именно тогда, 21 мая 1942 года, Антюфееву было присвоено звание генерал-майора. В окруженных частях генеральских звездочек, конечно же, не нашлось. И находчивые солдаты вырезали их из консервной банки.

От командующего армией был получен приказ выходить из окружения отдельными группами. Больше месяца части дивизии пробивались из окружения, и значительная ее часть вышла, но не сам командир – 25 июня Антюфеев во главе группы в 100 человек организовал штыковую атаку в районе Мясного Бора. Атака оказалась неудачной… Генерал был контужен, но повел свою группу, в которой осталось 70 человек, в тыл противника, чтобы обойти его. Шли по лесам и болотам 10 дней, группа таяла на глазах. 5 июля подошли к линии фронта. Вместе с комиссаром дивизии и еще несколькими командирами и солдатами рванулись через лес вперед, но кто-то задел мину. Взрывом Антюфеев был вторично контужен. Группу захватили немцы…

Научить мужеству

Генерал был направлен в лагерь военнопленных вблизи эстонского города Выру, затем переведен в лагерь у Каунаса, где пробыл до весны 1943-го. Отсюда его вывезли в Германию в лагерь Фаленбосталь. Как только не пытался переманить Ивана Михайловича ни свою сторону его бывший командующий армией генерал Власов! Антюфеев отвечал категорическим отказом, за это и за подготовку к побегу его вместе с четырьмя полковниками заключили в крепость-тюрьму Вайсенбург. С приближением англо-американских войск пленные были эвакуированы за Дунай в лагерь Моссбург, откуда в апреле 1945-го их освободили американские войска.

Иван Антюфеев оказался в Париже в советской военной миссии как репатриант, а в мае уже был в Москве, где до декабря 1945 года проходил спецпроверку в органах НКВД. Даже дотошные следователи этих органов не смогли уличить его в предательстве и измене Родине – генерал был восстановлен в кадрах Советской армии и за заслуги в боях и мужественное поведение в плену награжден орденами Ленина и Красного Знамени. После прохождения годичных курсов командиров дивизий при Военной академии имени М.В. Фрунзе в апреле 1947 года он был назначен начальником военной кафедры Томского государственного университета им. Куйбышева. С этой должности Иван Михайлович ушел в отставку по болезни в 1955 году. Умер 14 сентября 1980 года в Томске. Похоронен на Южном кладбище.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *