Тыловой оберег

Как Диане Смолевой помог материнский инстинкт

Переступая порог этой квартиры, сразу ощущаешь особый, ни с чем не сравнимый и едва уловимый запах грудного младенца. Ты его еще не видишь, но уже чувствуешь, что именно он здесь правит бал. Властелин пространства – девочка трех месяцев от роду, с живыми любопытными глазами, красавица.

Кто здесь главный?

– Венера, – знакомит с малышкой молодая бабушка Диана.

– О-о-о…

– Да, да. Мой сын Александр решил, что раз в семье есть Диана, то должна быть и Венера. Его жена, Юля, моя невестка, это решение поддержала, – уточняет хозяйка квартиры.

Бабушка Диана Венеру похвалила: сегодня ей сделали прививку, она немного покапризничала сначала, а потом мужественно справилась с неприятными ощущениями. Но Венера не только сама проявляет характер, она и домочадцев заставила принять нестандартное решение, связанное с ее рождением.

Юлия была на 38-й неделе беременности, когда Александру, сыну Дианы Смолевой, ныне руководителю Томского регионального отделения штаба Комитета семей воинов Отечества, принесли повестку из военкомата. Его призывали в ряды мобилизованных.

– За три дня мы собрали все необходимое, – вспоминает Диана Викторовна, – хотя вы помните, что поначалу все было непросто. Не знаешь, куда кидаться, что покупать… Но мы справились. Однако, когда уже вещи были собраны, я вдруг отчетливо осознала, что сын, прежде чем отправиться на исполнение своего воинского долга, должен взять дочку на руки, чтобы уйти на линию соприкосновения со спокойной душой, зная, за кого он воюет и к кому ему возвращаться. Я нашла в себе мужество пойти в областную администрацию. Меня встретил заместитель губернатора, от волнения я даже не запомнила его имени-отчества, внимательно выслушал, и уже на следующий день на военной комиссии сыну дали отсрочку до рождения дочери. Роды были трудными, и сыну выдали больничный по уходу за ребенком. Но через четыре дня после выписки из роддома он сказал мне: «Мама, я должен идти, не держи меня». Попрощался с нами, и мы его проводили.

Смена вектора

Диана Смолева по образованию учитель, окончила ТГПУ, работала в школе № 30, затем – в Думе города Томска, в Каштачном округе, а сейчас – в СП ТЭЦ-3, в коллективе, который она считает большим подарком судьбы.

– Как случилось, что вы оказались в региональном штабе Комитета семей воинов Отечества? – интересуюсь у собеседницы.

– Я верю в цепь случайностей, – делится Диана Смолева. – Мне нравится фраза «Случайности в этом мире обладают весьма продуманными схемами», то есть вполне закономерны. Так вот, совершенно спонтанно, из каких-то отрывочных сведений я узнавала, что есть много людей, которые готовы помогать мобилизованным и их семьям, что существует чат в соцсетях, где матери, жены обсуждают насущные проблемы. Я подключилась к нему, напитывалась информацией, и созревало осознанное желание активно включиться в эту работу. Затем произошла встреча с губернатором Владимиром Мазуром. Я совершенно искренне сказала ему, что мне нравится, как он работает, что с его приходом заметны перемены в области, и предложила свою помощь в поддержке семей мобилизованных, если она нужна. А вскоре мне позвонили и пригласили к участию.

– Сначала мне предложили стать просто участником штаба, – вспоминает Диана Викторовна. – И я сразу же позвонила сыну, объяснила, зачем я хочу участвовать в этой работе. Чтобы там, на передовой, бойцы знали, что они не одни воюют за правое дело, что у них есть надежный тыл, который поддерживает их. Так было и в Великую Оте- чественную, так должно быть и сейчас. Он меня поддержал. А вскоре члены штаба избрали меня руководителем регионального комитета, за что я им очень благодарна. Но ближе знакомясь с членами штаба, а это матери, жены, отцы мобилизованных, в том числе и потерявшие своих детей, я понимаю, насколько это тяжелый груз. Сейчас я проживаю вместе с ними их тревоги, которые мне, как матери мобилизованного, также близки.

Гарнизонная жизнь

Несмотря на видимую хрупкость, тихий учительский голос, у Дианы Смолевой закаленный характер, сформированный и на основе семейных нравственных традиций, и благодаря приобретенному жизненному опыту, связанному с походными условиями жизни. Ее дед, прадед Александра, Федор Илларионович Ожеред – участник Великой Оте-чественный войны, известный в Томске ветеран, отец Александра, Алексей, – офицер, окончил Томское военное командное училище связи, многие годы отдал службе в армии. Диане было всего 20, когда вместе с ребенком она поехала вслед за мужем после его распределения в город Краснокаменск Читинской области, в Забайкальский военный округ.

– Было очень трудно, – вспоминает Диана Викторовна. – Там я познала все тяготы гарнизонной жизни. Наше пребывание там пришлось на трудные девяностые, когда в стране была разруха, полки магазинов стояли пустые, нигде ничего не купить. Литр молока для ребенка считался большим счастьем. До какого нищенского состояния были доведены страна и армия! И это спустя десятилетия после войны, двадцатый век… Но именно там я ощутила, что такое бескорыстная помощь и поддержка совершенно чужих людей. К счастью, муж был рукастым, помогал соседям по хозяйству. Они благодарили кто картошкой, кто огурцами.

Муж очень переживал за семью. Военнослужащих в гарнизоне кормили, но за пределы части ничего выносить было нельзя. Краснокаменск к тому же стоит на семи ветрах. Дует и день и ночь. Так вот, когда я выходила из дома и захлопывала дверь, меня сдувало ветром. Весила я всего 49 килограммов. Поддержкой служил свежий хлеб. И муж посылал солдат к нам домой, чтобы они относили буханки. Солдаты любили к нам ходить, потому что я всегда приглашала их в дом и угощала тем, что есть. Пусть горошница без масла, но от души. Мы сами такую ели…

Так и выживали. Но трудности сближали нас, делали всех, и служивых мужчин, и их жен, морально сильнее. Мы все были молоды, поэтому веселились, праздники отмечали, музыку слушали, в футбол играли… Платья носились, дети росли, жизнь брала свое.

Здесь же делал свои первые шаги и сынишка Александр. Но, в то время как все дети играли с плюшевыми зверушками, он – с папиным пистолетом. Придет домой отец, разрядит оружие и даст подержать сыну…

Решающий круг

Не удивительно, что, когда Саша вошел в пору юношеской зрелости и встал вопрос о выборе профессии, на горизонте замаячил Томский кадетский корпус. Его Александр выбрал сам. С первого раза не поступил. Усиленно готовился, однако накануне увлекся танцами и съехал на тройки. Тем не менее решил взять реванш, тут и мама настояла. Поступить было непросто. В один день три экзамена, тесты у психолога и проверка на физическую выносливость. Нужно было пробежать три круга. Они-то и оказались самыми трудными…

– Я стояла рядом, – вспоминает Диана Викторовна, – и вижу, что на втором круге Саша теряет силы, а нужно еще преодолеть третий. Он пробегает мимо меня и говорит: «Все, больше не могу…» И тогда я сняла туфли и побежала рядом с ним. Он понял, что ему отступать некуда. Директор училища тогда сказал, что впервые видит, чтобы мать так поддерживала сына. Сын добежал до финиша и поступил!

А мать… Она всегда хочет быть рядом с сыном, быть ему опорой и поддержкой. Когда Александра призвали по мобилизации, Диана Викторовна решила, что пойдет санитаркой в часть, где находится сын, чтобы быть полезной ему и таким же ребятам, как он, только внучку немного подрастит… Правда, теперь у нее не менее важное дело…

Александр же, окончив кадетский корпус (завершал обучение уже в Северске), отслужил в армии, где получил благодарность за хорошую службу, вернулся домой, устроился на работу, женился, обзавелся семьей. Диана Смолева, как всякая мать, надеется, что у него все будет хорошо и победа будет за нами. Тем более что Александр ей сказал: «Мама, если я здесь оказался, я должен дойти до конца». Сейчас ее заботы связаны с будущим ее второго сына – Дениса, который ищет себя. В отличие от брата Александра, технаря по натуре, он человек творческий, примеряет свое будущее к сцене, много готовится и нашел уже себе дело по душе.

Корень всего

Диана считает, что у нее и ее детей есть нравственная опора – это ее дед и их прадед Федор Илларионович Ожеред, награжденный многими боевыми орденами и медалями. Он любил жизнь и привил всем чувство патриотизма. Для нее он пример во всем и самый близкий человек.

Федору Ожереду в 1942-м, когда он добровольцем ушел на фронт, было 18 лет. Воевал героически. Боевое крещение получил в боях под Харьковом, победу встретил в Чехословакии. Перед этим со своей частью прошел всю Украину. И вот ирония судьбы, глобальный слом сложившегося миропорядка, поддерживаемого поколением победителей. Вражеские танки с немецкими крестами вновь устремляются к границам нашей Родины. Федору Илларионовичу Ожереду, наверное, и в страшном сне не могло присниться, что его правнук, как и он сам, спустя всего восемь десятилетий после окончания Великой Отечественной войны будет освобождать Украину от фашистской нечисти, ступая по тем же населенным пунктам.

Портрет деда стоит в комнате Дианы Викторовны на самом видном месте, там же, где и портрет Александра. Федор Илларионович умер в марте 2021 года, в 96 лет, а перед этим получил приглашение на участие в параде Победы в Москве.

– Мы должны были с ним ехать, – вспоминает Диана Смолева, – но подвел ковид, дед захворал. Поехал уважаемый им человек, ветеран военной службы Анатолий Федорович Третьяк. Я тогда сделала небольшой медальон и вставила туда портрет деда, передала Анатолию Федоровичу. Так что дед как будто тоже побывал на параде Победы. А когда Саша уезжал на спецоперацию, я этот медальон передала ему. Пусть и он продолжает традиции деда.

А дед все еще напоминает о себе, не прерывая духовную связь.

Перебирая недавно книги, Диана обнаружила в них его послания – записочки, которые были написаны еще в 2017 году, адресованные внучке, правнукам. В них простые, но мудрые слова, напутствия с глубоким житейским смыслом – быть честными, любить Родину. Как будто вчера написаны, но сегодня они приобретают особый смысл.

Вести с фронта

– Я вижу, – возвращается героиня к сегодняшним реалиям, – как важны слова поддержки нашим ребятам. Мой сын ушел на спецоперацию с двумя друзьями. Они в разных частях. Сын иногда мне звонит, и однажды он говорит: «Мама, у меня такая радость!» Я так удивилась, какая там может быть радость? А он: «Представляешь, мне Костя позвонил…» Это друг сына, который ушел на фронт добровольцем. У них ценности там меняются, происходит переоценка всего.

А вот третий друг, Миша, тяжело ранен, сейчас проходит реабилитацию в Томске. Пришел к нам в гости, и было трудно узнать в нем прежнего молодого человека. Раньше – балагур, весельчак, что он вытворял на свадьбе сына! А тут заглянул к нам, лишь краешком губ улыбнулся, глядя на Венеру, а в глазах такая бездна… Настоящая мужская суровая правда. Я не понимаю тех людей, которые остаются безучастными к событиям на линии соприкосновения. Недавно на остановке услышала в разговоре от интеллигентной, с виду вполне адекватной женщины: «Что вы панику наводите? Разве это по-настоящему?» Обычно я не вступаю в такие разговоры, но тут не выдержала: «Наверное, вашего сына там нет…»

Диана Викторовна еще не имеет четкого плана действий, но она уже полностью погружена в работу. Вот с десятого раза дозвонилась до министерства обороны – какая удача, помогла семье мобилизованного, успокоила мать контрактника, который сегодня там, на передовой. Ее телефон разрывается от звонков… Устает. Но про себя она твердо знает, что всегда готова разделить чужую материнскую тревогу, потому что сама по ночам тихо молится, чтобы ее сын был жив и невредим и вернулся с победой.

…В этом доме всегда много людей, всегда бьет ключом жизнь. Жена Александра, Юлия, радостно сообщает, что недавно опять позвонил Саша, общался с Венерой и радуется ее успехам. Сама Юля в декабре на три дня слетала к мужу, когда им разрешили встречу. Она полна впечатлений и надежд. Там же проходит подготовку и ее брат, Виктор Сомов. Так что специальная военная операция для них стала семейным делом.

Автор: Нина Губская
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + 4 =