Всё течёт, всё изменяется

И лишь закон остаётся незыблемым

Не каждая государственная структура может гордиться солидной историей существования. Федеральная служба исполнения наказания Российской Федерации – может. 145 лет – это не десять, не 20, и даже не 50 лет. Это уже почти полтора века. Полтора века поиска новых форм деятельности, современных её смыслов, трансформации под эти смыслы и корректировка сути существования системы, которая призвана влиять на сознание совершившего преступление человека. Об этом – разговор с начальником УФСИН России по Томской области полковником внутренней службы Виталием Щербой.

Первый кирпичик

– Виталий Юрьевич, а как становятся самым главным над всеми учреждениями пенитенциарной системы региона? Не думаю, что это была ваша мечта детства. Руководить деятельностью исправительных учреждений – это не космонавтом стать или врачом…

– Рос я, как и вся советская детвора: исправно учился, хотя пай-мальчиком в школе никогда не был, носился по улицам своей Сосновки, что в Новосибирской области, занимался спортом. Раньше ведь как было – фильм новый посмотрим и бегом на дзюдо, другой фильм – скорее в «качалку». Так что у меня в арсенале и стрелковая секция, и лыжная, благо, в нашей школе спорт всегда был в почёте. Скучать времени вообще не было. А после школы поступил в сельскохозяйственный институт – одно время видел себя экономистом или банкиром. Но натура была деятельной, скучными мне показались микро и макроэкономики, бухгалтерский учёт, управление рисками, и я решил взрослеть. А что у нашей сильной половины считается жизненным «университетом»? Конечно, армия!

Армия стала для меня реальным жизненным университетом. Служил в дивизии особого назначения имени Дзержинского. В той самой, что призвана охранять общественный порядок в Москве и Московской области, бороться с терроризмом. Так что штурм Белого дома и телебашни «Останкино» в 90-е годы наблюдал не по телевизору, а в реальности. В таких ситуациях юношеский ветер быстро из головы выветривается. Когда вернулся в родную деревню – ахнул: ровесники кто наркоман, кто алкоголик. Две недели всё это наблюдал, а потом с отцом разговор состоялся:

– Хочешь по этой же дорожке пойти – оставайся в деревне…

И я рванул в Новосибирск с мыслью… надеть погоны. Сдал квалификационные экзамены и был зачислен в отряд СОБР – в элитное правоохранительное подразделения. Так что армия стала первым кирпичиком в моей профессиональной судьбе.

Год прослужил, и руководство говорит – надо, парень, двигаться вперёд. Учиться, учиться и еще раз учится. В школе милиции в Твери реально осознал – это моё. После окончания работал оперативником по раскрытию тяжких преступлений на территории сибирского территориального округа. Коллектив подобрался что надо! Все молодые, задорные, жадные до работы. Но хотелось учиться дальше. Со скрипом отпустило меня начальство в Московский университет МВД России. В итоге – пять лет отдано работе в милиции, 25 лет – пенитенциарной системе страны.

Томский этап

– А как вы оказались на томской земле?

– Пять лет назад получил предложение возглавить территориальное управление в Томске. Хотя незадолго до этого уже размышлял о пенсии. Но предложение очень заинтересовало. И хоть от Новосибирска до Томска 300 километров, хоть и работал в Западно-Сибирском региональном управлении по борьбе с организованной преступностью, в которое входил Томск и слышал о нём сотни раз, город я совершенно не знал. Бывал здесь больше двадцати лет назад один единственный раз глубокой ночью на задержании опасного преступника.

В первое время я просто наслаждался Томском. После работы бродил по улочкам – куда заведут ноги. Раньше-то думал Томск – деревня, а оказалось, что это прекрасный город с большим потенциалом и великими возможностями. Город умных и хороших людей. Сейчас, бывает, еду мимо Новосибирска и понимаю, дом у меня – в Томске.

943 осужденных получили в 2023 году профессиональное и высшее образование.

Триединая задача

– Юбилей ведомства – это всегда праздник коллектива. С какими итогами ваш коллектив подошёл к 145-летию?

– Однозначно – с достойными. Что для нас самое главное? Безусловное исполнение законов, укрепление режима отбывания наказания, улучшение условий содержания подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Так сказать – триединая задача. Но главенство закона не исключает человеческого отношения к нашим подопечным. Мы всегда остаёмся людьми.

Стабильная обстановка в учреждениях – результат эффективного взаимодействия всех служб, и, в первую очередь, оперативных. За последние годы мы не допустили побегов из-под охраны, массовых беспорядков и групповых неповиновений.

В 2023 году правоохранительным органам была оказана помощь в раскрытии 457 преступлений. Отделением розыска установлено местонахождение 178 осужденных, уклонявшихся от уголовного наказания. В учреждениях велась активная работа по пресечению поступления запрещенных предметов на режимную территорию – изъято 57 сотовых телефонов и 25,986 граммов наркотических, психотропных веществ. За этими сухими цифрами – огромная работа большого коллектива, состоящего из 2,5 тыс. профессионалов.

Наше управление, порой, сравнивают с добротным производственным предприятием. И это вполне резонно. В прошлом году мы выпустили товарной продукции на 330 млн рублей и получили прибыли 14 млн 360 тыс. рублей, основная часть из которой израсходована на модернизацию и развитие производства. И это вполне логично. Ресоциализация осужденных – главная задача сотрудников УИС и трудовая адаптация в том, чтобы сформировать у совершившего преступление созидательный взгляд на жизнь, играет очень серьезную роль. Наши подопечные, получившие уже в колонии хорошую рабочую профессию, занимаются деревообработкой, металлообработкой, работают в полимерных и швейных цехах, готовят продукты питания, заняты на благоустройстве Томска.

– А как, Виталий Юрьевич, поменялась в последнее время бытовая жизнь осужденных?

– Этому мы уделяем действительно очень много внимания. Материально-техническое состояние учреждений сегодня не идёт ни в какое сравнение с тем, что было даже пять лет назад. Совсем недавно обновили мебель, обзавелись современным банно-прачечным оборудованием. Да и капитальный ремонт учреждений у нас всегда на повестке дня. Наибольший объем работ произведен в СИЗО–1 – второй этаж режимного корпуса № 2 теперь не узнать.

Камин не из коморки папы Карло

– Хорошей иллюстрацией гуманизации законодательства и уголовно-исполнительной политики я считаю применение наказаний, не связанных с лишением свободы, и снижение численности осужденных, отбывающих наказание в колониях.

– Вы совершенно правы. Эта тенденция прослеживается во всех российских регионах, и мы не исключение. При лимите 6 тыс. 636 мест в зоне нашего внимания сейчас 2 тыс. 963 подозреваемых, обвиняемых и осужденных. В Томской области открыт и успешно функционирует полноценный Исправительный центр.

Сегодня в нём 92 осужденных к принудительным работам. Это в основном жители Томска и области. До появления центра томичи, осужденные к принудительным работам, направлялись в соседние регионы, теряя связь с семьями. Не все родственники могли навещать их. Сохранение социальных связей – важная задача центра. Сегодня 13 осужденным, не имеющим взысканий за нарушение дисциплины, разрешено проживание с родными в Томске. Это хороший стимул для подобающего нормальному человеку поведения и условно-досрочного освобождения.

Если абстрагироваться, попадая в наш Исправительный центр, можно сразу и не понять – где находишься: в столовой электроплита, микроволновая печь, тостер. И даже есть декоративный камин для уюта. В санузлах, душевых и бытовой комнате – современная сантехника и стиральные машинки-автоматы, в классе для воспитательной работы – плазменный телевизор, в спортзале – качественные тренажеры.

Главной целью исправцентров, открытых во всех российских регионах, является подготовка преступивших закон к жизни в законопослушном обществе. С учетом профессиональных навыков и желания осужденным предлагается выбрать работу по душе. 100% трудоустроены на разных городских предприятиях: на РЖД, в «Полимер-экспрессе», «Параде мебели», «Сибагро», в сети ресторанов и магазинов «Ната-М» и получают приличные зарплаты. Например, специалист из наших подопечных зарабатывает в «Сибагро» ежемесячно 74 тыс. рублей.

За время существования Исправительного центра № 1 через него прошло 237 осужденных. И есть немало тех, кто, отбыв наказание, нашёл свое место в жизни и профессии, оставшись в Томске.

…Напоследок наш разговор с полковником Щербой зашёл о тюремной романтике, о шансоне.

– Романтизировать жизнь за колючей проволокой не стоит никогда, да и зрелый человек этого делать не будет, – уверен полковник. – А вот среди песен шансона есть цепляющие, даже воспитывающие порядочность, ответственность, человечность. Но я этой культурой – «мама-зона, полбатона» – переболел, что называется, «в глубоком детстве». Поэтому предпочитаю красивые и жизнеутверждающие российские песни.

Если бы у «Томских новостей» была техническая возможность в честь юбилея ведомства включить по просьбе начальника управления для коллектива УФСИН России по Томской области песню, то это была бы «Дельтаплан» Валерия Леонтьева. Жизнь не стоит на месте и, учитывая семимильные шаги цифрового развития, может быть, уже в день 150-летия системы у нас получится это сделать.

Но встретимся с полковником мы уже совсем скоро – он пообещал рассказать читателям еженедельника о сути закона о пробации – совершенно новой странице в истории уголовно-исполнительного права России.

Справка «ТН»

В состав исправительной системы региона входят три исправительные колонии (одна общего режима и две – строгого), лечебное исправительное учреждение, воспитательная колония для несовершеннолетних женского пола, два следственных изолятора и пять федеральных казенных учреждений.

Автор: Вера Долженкова
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 19 =