Забытое имя

Память о выдающемся томиче должна жить

На днях по инициативе военных и казаков в соседнем Бийске произошло принесение чудотворной Коробейниковской иконы Казанской божьей матери – главной святыни Алтайской земли, а также отслужен молебен о защитниках Отечества. Храм Александра Невского, в котором состоялось это событие, тесно связан с несправедливо забытым именем выдающегося томича, человека, которым по праву может гордиться не только Сибирь, но и вся наша страна. Это священнослужитель Русской Православной Церкви иерей Василий, в миру, Василий Васильевич Климов, депутат 3 государственной Думы Российской Империи от Сибири. На его долю выпала миссия быть священником и одновременно общественно-политическим деятелем в сложнейший исторический отрезок времени для России. Период крушения самодержавия и установления нового политического строя в стране.

Угадывал скорбь и облегчал страдания

Жизнь Василия Васильевича Климова не была простой и прямолинейной. Он родился 10 марта 1869 года в Томской губернии, в Барнауле, в семье учителя. После окончания Томской классической гимназии поступил на службу в Томскую контрольную палату и Томскую консисторию. В 1896 году он был произведен в сан иерея и назначен священником женского монастыря. В 1899 году отец Василий переехал в село Шаховское Барнаульского уезда, где служил до 1901 года. В этот год его определили вольнослушателем Томской духовной семинарии. По окончании семинарии он был назначен настоятелем того самого храма Александро-Невской церкви города Бийска. Тогда это был один из самых значимых храмов Алтая. Вообще, Бийск – столица Бийского уезда. Уезд занимал в начале двадцатого века пятую часть Томской губернии, в него входила и территория Горного Алтая.

Внук Василия Климова – военный моряк Вячеслав Ниниченко, а ныне председатель Регионального отделения «ДОСААФ России» города Москвы – в своей книге «Забытая эпоха. Забытые святые» пишет: «С назначением иерея Василия Климова настоятелем удивительного по красоте храма по-новому стала идти жизнь местных горожан. Она наполнилась теплом, добротой, искренней заботой и житейской мудростью, исходившей от него. Отец Василий умел неуверенным в себе и своих силах прихожанам дать уверенность и побороть уныние, немощным в вере – вернуть веру, угадать скорбь и облегчить страдания, самые сложные вещи объясняя простым словом, но с любовью и терпением. Он находил нужные слова и для заплутавшего грешника, и для просвещенного атеиста, говоря с ним любящим сердцем и неся в их души великую любовь к богу.

Ко всему прочему, отец Василий умело совмещал службу священнослужителя с большой общественной деятельностью. Он был избран от Бийского городского духовенства депутатом епархиальных съездов в Томске, членом Бийского отделения Томского епархиального училищного совета. Став председателем Попечительского совета при Александра – Невской церкви, отец Василий широко развил его деятельность, помогая бедным и больным. Особое внимание он уделял учебе и воспитанию детей в руководимой им церковно-приходской школе при Александро-Невской церкви.

Защищал трудящихся и переселенцев в Сибирь

Он был ярым поборником укрепления Сибири – неотъемлемой части России.

Как представителя нового, прогрессивного духовенства жители Бийска выдвинули Климова выборщиком (кандидатом) в губернское Томское собрание по выборам в депутаты 3-й Государственной Думы. По воспоминаниям историков, на выборном собрании отец Василий произнес памятную речь, которая стоила ему серьезных проблем. В своем выступлении наш земляк говорил о необходимости реформ некоторых сторон общественной деятельности в целях процветания и укрепления государства. Эта речь не понравилась томским правым политическим деятелям. Последовали «репрессии». В 1908 году отца Василия перевели в глухой приход села Кашинского Барнаульского уезда. Это объяснялось предстоящими дополнительными выборами в Государственную Думу, в которых он мог бы участвовать. Но запрятать реформатора не получилось. Избиратели Бийска вновь выдвинули Климова в выборщики Госдумы. В ноябре 1908 года отец Василий избирается депутатом Госдумы третьего созыва от Томской губернии. Эта Дума стала наиболее продуктивной для процветания страны из всех Госдум Российской империи. Ведущую роль в ней сыграла партия Трудовой группы и прогрессистов. Войдя во фракцию беспартийных прогрессистов, отец Василий развил активную деятельность в различных комиссиях: рабочей, переселенческой, комиссии по городским делам. Его активная жизненная позиция была направлена на защиту трудящихся и переселенцев в Сибирь.

Но для России наступали тяжелые времена. Вначале Первая мировая война, а потом Февральская и последовавшая за ней Октябрьская революции круто изменили направление развития страны. Государственная Дума была распущена. Отец Василий с женой Гликерией и дочкой Ольгой, вернулся в Сибирь, где служил священником в Томской епархии.

Так выглядит церковь сегодня

Страшное соревнование НКВД

Закончилась гражданская война. Новое, уже советское государство, начало наводить свои порядки.

В 1930 году отца Василия арестовали по обвинению в антисоветской агитации. Его заключили в Томскую тюрьму. Но в этом же году Климова, по требованию народа, освободили. Впрочем, в покое его все равно не оставили. Власти сослали отца Василия и его семью в Южно-Казахстанскую область, в город Чимкент. По воспоминаниям его дочери Ольги, времена в Чимкенте в тот период были неспокойные. Вокруг орудовали банды басмачей. Но даже в это время отец Василий не прекращал службы.

На пороге стоял страшный 37-ой год. В июле ЦК ВКП(б) направил местным партийным властям, органам НКВД и прокуратуры секретную инструкцию «О порядке и масштабах проведения акции по изъятию остатков враждебных классов», подписанную Сталиным, Ежовым и Вышинским. В документе местным органам НКВД устанавливался определенный лимит на аресты, превышать который не возбранялось. А вот за недовыполнение можно было поплатиться жизнью или карьерой. Считается, что появление этой инструкции было вызвано подготовкой к декабрьским выборам в Верховный Совет СССР, республиканские и местные советы. Власти страховались от нежелательных моментов со стороны «социально-чуждого элемента».

Бывший чекист А.П. Егоров, служивший в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД с 1022 по 1938 год вплоть до своего ареста, писал по этому поводу: «Директива обязывала нас составить списки на весь контрреволюционный элемент социально-чуждой среды. Вслед за этим был дан сигнал о начале операции и организации судебных троек при управлениях НКВД краев для рассмотрения этих дел. Смысл директивных установок руководства сводился к необходимости весь оперативный контингент, проходящий по учетам и агентурным разработкам, свести в разные по названиям, но единые по своим целям контрреволюционные организации, связанные с иностранной разведкой враждебных стран. …арестованные контрреволюционеры– одиночки, разрозненные группы и целые организации, находящиеся в наших разработках, стали сводиться в крупные организации с большими филиалами. С октября 1937 года в массовом количестве стали поступать категорические требования по усилению операции. Между отдельными органами началось своего рода соревнование – кто больше арестует. Операция, бешено набирая обороты, обрушилась на ни в чем не повинных людей, никогда не участвовавших ни в каких контрреволюционных делах и не скомпрометированных связями».

Виновным себя не признал

Отец Василий был вновь арестован 3 июня 1937 года. Его обвинили по весьма «популярной» на тот момент политической 58 статье, по делу архиепископа Алексия (Орлова) и митрополита Кирилла (Смирнова). В обвинительном заключении значилось: «Климов Василий – организатор новых нелегальных общин в городе Чимкенте, имел переговоры по ликвидации раскола среди священнослужителей, проводил контрреволюционную агитацию среди верующих. В контрреволюционных целях дискредитировал советскую медицину, провоцируя верующих чудесными исцелениями». Под следствием отец Василий находился 86 суток. Во время допросов он заявил:

– Ни одного факта, о котором бы я мыслил, что это контрреволюция, припомнить не могу. А поэтому виновным себя не признаю.

Как ни пытались следователи заставить строптивого священнослужителя оговорить себя и других, этого у них так и не получилось. Василий Климов был осужден решением Тройки УНКВД по Южно-Казахстанской области 27 августа 1937 года и приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в этот же день… Жене и дочери священнослужителя передали ложную информацию о том, что Василий Климов осужден на 10 лет без права переписки.

…Прошли годы. В ходе знаменитой хрущевской оттепели пересматривались сотни тысяч сфабрикованных в сталинский период дел. Пересмотрели и дело Климова. Постановлением Президиума Южно-Казахстанского областного суда от 5 июня 1958 года дело в отношении священнослужителя прекращено, и он был реабилитирован посмертно. Где захоронен отец Василий – неизвестно.

Храм Александро-Невская церковь, заложенный в 1900 году, в 1939 году был закрыт. С декабря 1941 года в нем размещается кузнечный участок и склады завода «Электропечь», который сегодня находится в частной собственности. Борьба за здание идет около 30 лет. Пока храм, давно нуждающийся в реставрации, церкви так и не вернули. Богослужения здесь проводятся только по большим праздникам.

Автор: Андрей Суров
Фото из архива Вячеслава Ниниченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 4 =