Жизнь со скоростью экспресса

Это ритм Следственного комитета

В следственном управлении Следственного комитета России по Томской области новый заместитель руководителя – подполковник юстиции Святослав Горячев. В Томск он приехал прямиком из Москвы, из центрального аппарата СК РФ, что за 13 лет существования регионального ведомства случилось впервые. По доброй традиции, сформировавшейся за эти годы, первое интервью у нового ключевого сотрудника регионального СУ СК РФ – у еженедельника «Томские новости». Что мы с огромным интересом и сделали.

Бусины профессионализма

– Давайте знакомиться, Святослав Вячеславович.

– Да, без экскурса в биографию не обойтись. Родился я в Московской области, в небольшом городке Ногинск. Детство-юность – как у всех обычных мальчишек, ближе к выпускному начинающих задумываться, какая бы профессия пришлась по душе… Родители в этом смысле дали мне полную самостоятельность. Отец, более 35 лет отработавший на заводе рабочим, и мама – многоопытный бухгалтер, занимали позицию невмешательства в мои размышления о будущем. Но при этом всегда подчёркивали, что работа должна быть по душе, та, которая приносит радость и самоуважение. И когда я остановил свой выбор на юриспруденции, они, одобрительно кивнув головами, продолжили меня поддерживать. Хотя в глубине души, как мне казалось, они допускали, что со временем я могу поменять профессиональные интересы, кардинально изменить род деятельности.

– Но вы этого не сделали…

– Поводов не было. А теперь, когда за плечами 16 лет работы следователем, изменять делу, которое стало смыслом жизни – несерьезно, не по-мужски, бессмысленно в конце концов.

– После окончания Московской государственной академии вы работали следователем сначала в соседнем городке, а позднее – в родном Ногинске, там, где все друг друга знают. Не появлялись ли соблазны у нарушивших закон земляков воспользоваться знакомством с вами, детской или юношеской дружбой в своих интересах?

– Нет, с подобными ситуациями не сталкивался. Вероятно, повода никому для этого не давал – главенство закона, оно всегда и везде должно оставаться главенством. И никакие знакомства, дружеские отношения этому не должны, не имеют права быть помехой.

К тому же в то время я напитывался всем, что случалось вокруг. Сейчас, годы спустя, приходит сравнение – профессиональные события нанизывались, как бусины, на одну большую крепкую нить. Один из моих наставников говорил: жизнь следователя – это жизнь мчащегося вдаль экспресса. 10 лет в роли следователя Следственного комитета в территориальных следственных отделах, работа над расследованием тяжких и особо тяжких преступлений против личности позволили создать базу для деятельности в центральном аппарате СК, в управлении процессуального контроля, за расследованием отдельных видов преступлений следующие шесть лет.

В курсе уголовной палитры

– Очень расхожий вопрос для журналистов, но всегда интересный тем, кто хочет поближе узнать человека, дающего интервью: а вы помните своё первое самостоятельное дело?

– Не знаю следователя, которому бы не врезались в память события, когда он впервые профессионально искал правду с твёрдым намерением найти преступника. Моё дело – банальная, но имеющая массу любопытных бытовых мелочей история. Муж «не по расписанию» возвратился домой, а там… Жена и любовник. Шоковое состояние, сумбур в голове… Ему на глаза попался кухонный нож. «Любимый… Лично себе его мастерил, в самых мирных целях – колбаску, хлебушек порезать», – признавался мне позднее этот «Отелло». Этим ножом он и расправился с женой и ее возлюбленным. Потом говорил: «Если бы я знал, для чего ковал этот нож… Но жизнь вспять не повернуть». Мужчина получил большой срок наказания.

Дел, которые запоминаются навсегда, у следователей много. Может, и схема преступления одна, и орудия преступления идентичные, но обстоятельства, детали и, главное, участники уголовных событий – люди с их характерами, темпераментами, взглядами на окружающий мир – очень разные. А это прежде всего и сказывается на канве преступления. В жизни пришлось столкнуться со множеством «разновидностей» уголовных дел – бандитские, налоговые, должностные преступления, врачебные ошибки… Эта уголовная палитра всегда держит в тонусе, всегда стимулирует к получению новых знаний. Медлительность следователю не позволительна – речь идёт о судьбах людей. Поэтому все новшества криминалистики, все корректировки законодательных документов и много еще чего, касающегося расследования сложных дел, которыми занимается Следственный комитет, должны быть в сфере внимания следователя.

– Какие направления в деятельности СУ СК РФ по Томской области вы курируете?

– Последние шесть лет, работая в центральном аппарате СК России, я занимался контролем за расследованием преступлений, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних. Накоплен определённый опыт, и, я уверен, он очень пригодится в Томске. В самое ближайшее время планирую познакомиться со специалистами из смежных структур, с аппаратом Уполномоченного по правам ребёнка. С некоторыми коллегами из силовых органов уже взаимодействуем. В планах знакомство с детскими домами и погружение в их проблемы, если таковые существуют. Большое внимание я намерен уделять профилактике всевозможных ЧП, связанных с несовершеннолетними.

– Есть люди – прекрасные специалисты, профи, но очень тяжёлые на подъём…

– Я к командировкам отношусь легко. С удовольствием бываю в новых местах, знакомлюсь с новыми людьми. Работая в Москве, я много где побывал. Для меня это не стресс, а смена обстановки. Хотя обстоятельства бывают самыми разными. Где-то необходимо вникнуть в конкретное уголовное дело. Где-то – проанализировать направление деятельности или выявить системные проблемы. В Томске я с января – приехал после новогодних каникул, но уже с большим удовольствием побывал в двух наших следственных отделах – в Парабельском (в одном из самых удалённых) и в Молчановском. Принял там участие в совещаниях, посвященных итогам работы отделов за 2023 год. Познакомился с людьми, изучил рабочую обстановку, обсудил сделанное коллективами в прошлом году и перспективные планы следователей на год наступивший.

– У каждого доктора есть свое «кладбище» из тех, кого не удалось вылечить… У следователя Горячева есть такое – из тех, кто был не виновен, но осуждён или, наоборот, совершил преступление, но избежал его?

– Все до единого люди, представшие перед судом по моим расследованиям, понесли заслуженное наказание. И виновными я никого из безвинных не сделал. У меня всегда надёжная доказательная база и железные аргументы… Но в жизни случались досадные моменты, когда человек, против которого были собраны серьезные доказательства, когда было стойкое убеждение в его виновности, по каким-то причинам уходил от уголовного преследования. Например, исчезал за границей… Вот в такие минуты становится досадно от собственного бессилия и невозможности исправить ситуацию… Есть надежда на то, что когда-нибудь и этого человека «догонит» наказание, поскольку Следственный комитет России уделяет серьезное внимание раскрытию преступлений прошлых лет. И рано или поздно возмездие наступает.

Лакмусовая бумажка в погонах

– Статистика утверждает, что юристы реже других меняют профессию. Внутри законодательного поля передвигаются: следователи становятся адвокатами, адвокаты – судьями. Но совсем из профессии уходят единицы…

– Я глубоко убеждён – для того чтобы работать следователем, без призвания не обойтись. Без определённого склада характера – никуда. Плюс трудолюбие и неистребимое желание учиться, познавать новое. Лишь в этом случае человек будет профессионально реагировать на множество нештатных ситуаций: работа в ночное время и в выходные дни, постоянный контакт с самыми неприятными ситуациями – убийства, покушения на половую неприкосновенность, преступления против детей… Такого вала отрицательных эмоций, пожалуй, не испытывает ни одна профессия. У тебя перед глазами растерзанное тело малыша, а через час ты должен допросить директора-взяточника… Первые полгода для начинающего следователя – лакмусовая бумажка. Если выстоял, не испугался нагрузок – физических и психологических, – остаешься в профессии навсегда. А дрогнул – пошёл в школьные преподаватели ОБЖ…

Но иногда случается, что в какой-то момент человек понимает – отработанные пять лет в следствии были не его жизнью, и круто всё меняет. И это его право. Его выбор.

– Вы уже разглядели сильные стороны томских коллег? Как вам коллектив?

– Впечатления от коллектива следственного управления самые положительные. Для меня стало некоторым откровением то, что у нас («у нас» было сказано естественно, будто человек здесь живёт и работает ни один год, – авт.) нет проблем с кадрами. После столицы с её хронической нехваткой профессиональных следователей подобный факт удивляет и вдохновляет. Здешний слаженный, сработавшийся коллектив способен решать задачи любой сложности.

Семейный десант

– Когда планируете перевезти в Томск своё семейство?

– А семья уже здесь. В разведку мне приезжать некогда, тратить на подобные мероприятия время я не привык. Понимаю, что здесь ждёт очень большой объём работы, в которую надо включаться без раскачки. Во-первых, не в моих правилах расставаться с семьёй – я хочу ежедневно видеть, как взрослеет мой восьмилетний сын и как растёт годовалая лапочка-дочка. А во-вторых, мне некогда отвлекаться на думы, переживания – как там они без меня, – когда очень много ответственной работы. Поэтому мы сразу десантировались всем семейством в Томске. Пока еще не огляделись. Надеемся, что с приходом тепла познакомимся с нашим удивительным городом. А то, что он удивительный, видно по всему: по историческому облику, по атмосфере. Город уже поживший – как-никак 420 лет исполняется, но такой молодой и задорный! И нам в нём очень комфортно.

Автор: Вера Долженкова
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + шесть =