Зима покажет

  • Не хочется верить в худшее. Представить себе близкой реальностью Томска распространенный кошмар многих бывших союзных республик – регулярные зимние веерные отключения (растаявшие холодильники, невозможность приготовить или разогреть пищу, кромешная темнота в доме и на улицах, неработающие светофоры и так далее) — просто невозможно.

Область перед угрозой энергодефицита

 «Энергообеспеченность = энергобезопасность». Это не метафора и даже не теорема, а аксиома. Только вот всерьез задумываемся мы об этом только тогда, когда наше привычное размеренное течение жизни и поступательное развитие вдруг взрывает очередное ЧП…

Нельзя сказать, что до драматических августовских событий на Саяно-Шушенской ГЭС у нас все было распрекрасно с энергообеспеченностью. Всего 38% собственной генерации – этого крайне мало для региона с развитой промышленностью и амбициозными планами развития. Область живет за счет электроэнергии, поступающей из Тюменской области на север, из Красноярского края и Кемеровской области – на юг.

Более половины недостающей энергии покупаем по фиксированным ценам, другую – по оптовым, свободным.

Состояние энергетики Томской области в июне этого года было признано критическим на совещании в МРСК. Но в связи с тем, что в Сибири наличествовали свободные мощности, в Минэнерго отреагировали на ситуацию достаточно спокойно и оптимистично.

Ничто так не проверяет на прочность, как беда. Вот и трагедия на СШГЭС разом изменила все.

Разрулили… Что дальше?

По решению системного оператора ОАО «СО ЕЭС» 17 августа были введены аварийные ограничения потребителей Сибири, Алтая и Хакасии. Томская область недополучала 41 МВт энергии. Авария привела к отключению от электроэнергии 53 многоэтажных жилых домов в Томске и многих предприятий – «Сибкабеля», «Томского кондитера», «ТДСК Инвеста», Томской судоходной компании, «Томлесдрева», мясокомбината № 5, кондитерской фабрики «Красная звезда», Копыловского керамического завода и завода резиновой обуви. Было частично ограничено электроснабжение в некоторых районах области.

Все ограничения на потребление электроэнергии с томских предприятий были сняты 18 августа в 20.40, то есть чрезвычайную ситуацию с ограничениями электроэнергии разрулили всего за несколько часов. Никаких катастроф не произошло. Хотя финансовые потери предприятия понесли несомненно. Некоторые эти потери сосчитали и намерены подать многомиллионные иски к «РусГидро».

– Как только начались отключения, мне стали поступать звонки от руководителей предприятий, – вспоминает тревожное 17 августа заместитель губернатора по особо важным проектам Сергей Точилин. – «Нас нельзя отключать – у нас же печи», – говорили они.

На копыловском заводе – печи для обжига кирпича, металлургические – на «Сибмоторе» и «Сибкабеле», на «лампочке» сразу две – стекольная и металлоплавильная, на ТЭМЗе… На любом механообрабатывающем предприятии есть печи и непрерывные (а кое-где и весьма опасные – как, например, на Нефтехиме) производства… Допустим, кирпичную печь можно остановить, но в металлургическую посади «козла» – это же катастрофа! Весь металл потом придется выдалбливать. А застывание стекла – это вообще гибель печи… На все эти предприятия всегда должен быть резерв. Какие же тут отключения?

Темная зона

Теоретически у всех генерирующих объектов Томской области есть возможность вырабатывать в общей сложности 1 159 «своих» мегаватт, реальная – порядка 900. А максимальная потребность в энергии (в прошлом морозном феврале) – 1 700 МВт.

Но если посмотреть на годы ввода и сроки эксплуатации томских турбин, то получается, что более или менее «молодое» оборудование – это одна турбина на ГРЭС-2, маленькие источники на 39 МВт на месторождениях у нефтяников (причем север области потребляет по перетокам 245 МВт, сам же вырабатывает всего 39!) плюс 124 МВт на СХК, ТЭЦ-3 – одна относительно новая турбина на 140 МВт… Вот, пожалуй, и все. Остальное – турбины, отработавшие более 40 лет.

– Мало того, что у нас собственная генерация от объема потребления составляет всего 38%, из этого 64% отработало более 40 лет, – с тревогой констатирует Сергей Точилин. – Конечно, за оборудованием энергетики следят, делают ремонт и замену самых изношенных деталей, но надо понимать, какая у них надежность при таком износе.

Нас обеспечат?

Если зима окажется морозной, в области резко вырастет энергопотребление. Понятно, сибирские генерирующие компании запустят все свои резервы и «подкинут» Томску недостающие мегаватты:

– Пока мы имеем информацию, что будем обеспечены необходимой электроэнергией, – говорит Точилин, – сможем по какому-то минимуму пройти… Но зима, конечно, покажет.

Не хочется верить в худшее. Представить себе близкой реальностью Томска распространенный кошмар многих бывших союзных республик – регулярные зимние веерные отключения (растаявшие холодильники, невозможность приготовить или разогреть пищу, кромешная темнота в доме и на улицах, неработающие светофоры и так далее) — просто невозможно.

Кроме того, у нас на подходе 45 «энергопрожорливых» производств резидентов ТВЗ, увеличение добычи нефти, производство поликристаллического кремния, «Зеленая фабрика», «Хенда-Сибирь», «Омск-Партнер». Собирается запустить вторую, более мощную линию стекольный завод. Как только металлургия начнет подниматься, развернутся и «Туганские пески». Огромного объема энергии потребует бакчарская сталь – в этом году ожидаем защиту запасов…

По многим регионам падение спроса на электроэнергию в этом году составило 8-10%.

А в Томской области по итогам первого квартала отмечен (несмотря на кризис и январское падение производства) рост энергопотребления на 1%.

Что делать?

– Конечно, нужно включать все возможные режимы экономии электроэнергии – это не лозунги, а крайняя необходимость, – уверен Сергей Точилин. – Мы же топим белый свет – тепло уходит через окна и стены. Лампочки накаливания света всего на 4% дают, остальное идет на выработку тепла. То есть из 100 Вт 96 расходуется на обогрев!

Надо запрещать лампы накаливания большой мощности, заменять их на энергосберегающие.

Но мы должны заботиться и о собственной энергобезопасности. Когда у нас будет собственная генерация хотя бы процентов на 90… А лучше бы все 120% иметь собственных мощностей, могли бы не только себя чувствовать уверенно, но и делиться с соседями…

Где инвесторы?

Работать над энергобезопасностью региона – это строить новые источники генерации. Государственная политика предполагает строительство атомных станций (как самых эффективных и экологичных) и развитие сетей. Все другие варианты – станции угольные, ветровые, гидро- и солнечные – только на деньги частного инвестора.

Если бы они только высказали желание строить генерирующие мощности… Но нет – не высказывают.

– Строительство Северской АЭС изначально было запланировано на 2011 год (окончание 2015-2017 годы). Предположений о том, как повлияли кризис и авария на СШГЭС на сроки начала строительства, высказывалось много, но официальных решений нет пока никаких. Поживем – увидим, – резюмирует вице-губернатор.

  

Область живет за счет электроэнергии, поступающей из Тюменской области на север, из Красноярского края и Кемеровской области – на юг. Более половины недостающей энергии покупаем по фиксированным ценам, другую – по оптовым, свободным.

 

27 августа правительство России на заседании рассмотрело энергетическую стратегию страны до 2030 года. В соответствии с ней запасы и экспорт нефтегазовых ресурсов увеличатся, доля нетопливной энергетики в общем энергобалансе страны к 2030 году должна возрасти на 14%. Проект энергетической стратегии определяет, что к 2030 году резервные мощности должны быть на уровне 17% от общей установленной мощности электростанций России. Инвестиции ТЭК составят 60 трлн рублей.

Предыдущая стратегия до 2020 года была утверждена 5 лет назад. В связи с финансовым кризисом потребовалось пересмотреть основные показатели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *