Банкиры и предприниматели выясняли, как банки помогают бизнесу развиваться и чего еще он ждет от финансистов

 Сразу стало ясно, что участников круглого стола знакомить друг с другом не нужно: предприниматели, пришедшие в редакцию «ТН», бывали в Сбербанке и Промсвязьбанке, а банкиры как минимум слышали о фирмах, которые те возглавляют; у банков с Гарантийным фондом Томской области есть партнерские отношения, пересекаются их пути и с лизинговыми компаниями. Видимо, таково уж свойство Томска: активная и деловая часть населения ходит одними и теми же тропами…

Разговор получился непростым, но конструктивным: предприниматели прямо высказали финансистам, чего от них ждут, а банкиры, в свою очередь, объяснили, в чем заблуждается бизнес.

   

Участники

Сергей Грунтов, директор «Мир дверей»

Кирилл Половников, директор по развитию ООО «Сибирский Хозяин», канд. ф.-м. наук

Михаил Чердаков, заместитель управляющего Томского отделения Сбербанка

   

Елена Синещек, заместитель начальника отдела кредитования Томского отделения Сбербанка

Дмитрий Симонцев, директор Томского филиала «Сбербанк-лизинг»

Максим Семененко, начальник управления малого и среднего бизнеса Томского филиала ОАО «Промсвязьбанк»

   

Омар Асаев, директор Гарантийного фонда Томской области

Анна Комарова, главный эксперт управления малого и среднего бизнеса Томского филиала ОАО «Пром­связьбанк»

Денис Николаевский, директор Томского филиала группы компаний «Балтийский лизинг»


 

 

Рассчитываем только на себя

Сергей Грунтов:

– Как и многие предприниматели, мы начинали в 2000 году с небольших вложений. Путь в банки нам тогда был заказан. Нам говорили: ребята, если у вас нечего заложить, денег вы не получите… Инвестиционное финансирование в кредитных организациях отсутствовало тогда, да и сейчас оно находится в зачаточном состоянии.

Сейчас у «Мира дверей» 48 магазинов – в Томске и Красноярске, в Новосибирске работает оптовый центр. В Красноярский край наша компания зашла два года назад. Это потребовало порядка 35 млн рублей, мы открыли 18 магазинов, организовали сервисную службу по замерам и монтажу, склад, экспедирование и подъем дверей. Ежемесячный оборот 20–30 млн, срок окупаемости проекта – 3 года. Но попробуйте найти инвестиционного банкира, которому я, даже имея 70% рынка в Томске, мог бы доказать состоятельность проекта по охвату 30–40% рынка Красноярска, да так, чтобы он дал мне эти 35 млн! Словом, мы и сейчас используем исключительно свои ресурсы (выжимая себя донельзя), привлекаем частные средства партнеров… А банковские кредиты используем исключительно для устранения кассовых разрывов, небольшие – не более 10% оборотных средств. Это очень осторожное кредитование.

Недаром говорят: банки предлагают деньги тем, кому они уже в принципе не нужны, – у кого есть капиталы, недвижимость… И хотя наша компания не новичок в своей деятельности, получить кредит на развитие нам все равно очень сложно.

Молодых не кредитуют

Кирилл Половников:

– Похоже, к сегодняшнему дню мало что изменилось… Мы в 2009 году также начинали с использования личных средств и средств друзей. Поначалу бизнес, связанный с ресурсосбережением, больших вложений не потребовал. Но, окунувшись в этот рынок, мы поняли, что есть огромные возможности для роста. Потом появился федеральный закон об энергосбережении, заставляющий всех устанавливать приборы учета – емкость рынка стала поистине огромной. Сейчас у нас три больших проекта, в которые нужно вкладывать ресурсы. Но их нет. Обратились в один банк, в другой, в третий… Везде нам говорили: молодые компании не кредитуем, даже если направление интересное и перспективное. К тому же кредит выдается на директоров и учредителей только при наличии залога – движимого и недвижимого имущества. А у нас ребята все молодые, имуществом не успели обрасти. То есть мы готовы идти в гору, но возможности нет. Сейчас все тщательно обсчитываем, расписываем, чтобы представить проекты возможному инвестору – частному лицу.

Сергей Грунтов:

– Хочу предостеречь молодого коллегу: когда частный инвестор входит в долю – нужно быть осмотрительным. У него свой взгляд на ведение бизнеса, на развитие, на дивидентную политику. Ежемесячно я тщательно готовлюсь к встрече с инвестором – нужно как-то его убедить, что развиваться необходимо. Эти противоречия могут разорвать компанию…

Сами бы вложились

Михаил Чердаков:

– Предпринимателю его проект может казаться идеальным, но мы видим какие-то нюансы и риски для банка. Тогда мы это совместно обсуждаем, как правило, выход находится. Что касается залога, если его в настоящий момент нет, им может стать то имущество, которое приобретается, существуют лизинговые схемы. Кроме того, залог могут предоставить третьи лица (партнеры, знакомые и т.п.), поручительство Гарантийного фонда Томской области. Есть возможность получения кредита и по беззалоговым схемам.

Елена Синещек:

– Я помню проект «Сибирского Хозяина». Если бы мне можно было заниматься бизнесом, я бы сама в него вложилась: очень умный проект, и приборы учета – весьма перспективно. Но когда эта молодая фирма обращалась в Сбербанк, у нас действовало ограничение по выдаче беззалоговых кредитов, поэтому ей было отказано. Сейчас ограничение снижено – до 3 месяцев хозяйственной деятельности для торговых организаций и до 6 месяцев для производственных и сферы услуг. Так что заявку «Сибирского Хозяина» мы можем рассмотреть – приходите. Надо понимать: банки меняются, адаптируются к изменяющимся экономическим условиям, к нуждам бизнеса…

Максим Семененко:

– Промсвязьбанк работает с инвестпроектами, наш продукт «Кредит-инвест» один из самых востребованных у клиентов. Выдаем мы и кредиты в сумме до 1 млн рублей без залогов на пополнение оборотных средств, но предприятиям со стажем работы от 9 месяцев. В целом Промсвязьбанк лояльно относится к залогам. Мы ориентируемся не столько на стоимость залога, сколько на эффективность бизнеса заемщика – финансовое положение компании для нас первично. Наш портфель – лучшее тому доказательство: так, за 2010 год Томский филиал Промсвязьбанка выдал малым предприятиям Томской области кредитов почти на 500 млн рублей – это в два раза больше, чем в 2009-м.

Надо четко понимать: инвестор хочет заработать и рискует своими деньгами, банк же стремится деньги в первую очередь сохранить и лишь во вторую – заработать, а потому рисковать средствами вкладчиков не имеет права. Все риски мы оцениваем по-максимуму и иногда наш скептический взгляд помогает предпринимателю более взвешенно оценить свой бизнес-проект.

Сергей Грунтов:

– На Западе банковские кредиты выдаются, во-первых, под определенную команду – даже если у нее ничего, кроме идеи и светлых голов, нет. Во-вторых, на продолжение бизнеса, потому что недофинансирование проекта – это отложенная смерть. Наши банки не делают ни первого, ни второго. У нас нет инвестиционных банкиров как класса. Ни один банкир, с которым мы работаем, не интересуется тем, как у нас налажен процесс, как все в действительности работает и как реально обстоят дела в фирме. Их интересуют отчет по остатку складов, движение средств на счете, разнообразные справочки – все это умеет красиво составить любой грамотный бухгалтер…

Плечо подставит Гарантийный фонд

Сергей Грунтов:

– Да, у состоявшихся компаний проблем с оборотными кредитами нет. Главная сложность со средствами – на этапе запуска бизнеса. Понятно, что частный инвестор постарается зайти в бизнес не только с возвратными и под немалый процент деньгами, но и потребует как минимум 50-процентной доли. Между этими сверхжесткими стартовыми условиями и статусом состоявшегося бизнеса никакой финансовой поддержки нет.

– А помощь государства?

Омар Асаев:

– В регионе действует несколько форм поддержки малого бизнеса, объединенных в долгосрочную целевую программу «Развитие малого и среднего предпринимательства в Томской области на период 2011–2014 годов». Перечислю некоторые из них: поддержка стартующего бизнеса, программа «Первый шаг», предоставление субсидий в связи с внедрением энергосберегающих технологий, возмещение части затрат по договорам лизинга и т.д. В этом ряду находится и предоставление поручительств Гарантийного фонда при получении предпринимателями кредитов в банках.

При недостаточности залогов Гарантийный фонд может подставить плечо начинающему предпринимателю – предоставить гарантии перед банком на сумму до половины кредита и начисляемых процентов. Услуга обойдется бизнесу в 1% от суммы поручительства разовым платежом; она, конечно, удорожит кредит, зато решит проблему с залогом. Это косвенная форма поддержки бизнеса со стороны государства.

– Как воспользоваться этой услугой?

– Если залогов недостаточно, банк предлагает заемщику обратиться в Гарантийный фонд. Мы постарались максимально упростить процедуру получения поручительства фонда: требуем те же документы, что и банк, плюс справку о средней заработной плате и количестве работающих на предприятии. Срок принятия решения – 5 рабочих дней.

За полтора года работы фондом выдано 55 поручительств на сумму более 135 млн рублей (под эти поручительства выдано кредитов на 298 млн рублей). У нас заключены соглашения о партнерстве с 12 банками.

Поскольку речь идет о бюджетных средствах, мы не можем ослаблять требования к заемщикам, за которых мы поручаемся. Но в ближайшее время планка поручительства поднимется с 50 до 70%. Мы объявляем новый конкурс для банков-партнеров и для лизинговых компаний, чтобы у клиентов выбор стал шире.

Лучше сказать прямо

– Каким направлениям и отраслям банки доверяют больше, каким меньше?

Максим Семененко:

– В Промсвязьбанке отраслевых предпочтений нет, рассматриваем каждую заявку и каждый проект индивидуально. Практика показала, что в любом сегменте есть флагманы, бизнес которых динамично развивается, а есть аутсайдеры. Для нас главный критерий – эффективность бизнеса.

Елена Синещек:

– Выявить закономерность, по какому направлению больше, а по какому меньше отказов, невозможно. Но поскольку торгово-посреднических предприятий у нас куда больше, чем производственных, эта же пропорция сохраняется и в кредитном портфеле банков.

– На какой срок берут кредиты предприниматели?

Михаил Чердаков:

– Инвестиционные кредиты – до 10 лет, на приобретение оборудования и автотранспорта – до 5, оборотные – до 2–3 лет. Важно, чтобы заемщик отделял оборотные средства от инвестиционных. Ему кажется разумным потратить более легкий и короткий оборотный кредит на развитие, но это как раз возможность попасть в неприятную ситуацию. Потому что на инвестиции, как правило, требуются гораздо большие деньги и большие сроки их возврата. А вложив короткие оборотные средства в долгосрочные инвестиционные проекты, заемщик может получить трудности с их возвратом банку. Поэтому надо в банке сразу пояснять, на какие цели требуется кредит, чтобы банк мог подобрать для заемщика оптимальную схему кредитования.

Максим Семененко:

– В Промсвязьбанке кредиты выдают сроком до 10 лет. Все зависит от целей предпринимателя: если ему нужны деньги на пополнение оборотных средств, то один срок, если на инвестиции – то другой. Проще сразу сказать, на что нужны деньги, специалист банка подберет наиболее подходящий кредит, чтобы избежать излишней платежной нагрузки.

Привыкли друг к другу

– Почему предприниматели так часто пускают на развитие средства потребительских кредитов?

Михаил Чердаков:

– Потому что, выдав такой кредит, банк, как правило, не занимается финансовым анализом состояния предприятия. Но, если грамотно подобрать программу под цели клиента, кредит на развитие бизнеса окажется выгоднее потребительского – он длиннее, и залог, кстати, по отдельным кредитным программам вовсе не обязателен на начальной стадии…

С конца 2010 года для кредитования физических лиц Сбербанк запустил «Кредитную фабрику», решения теперь принимаются очень быстро, зачастую в течение дня с момента обращения клиента с кредитной заявкой в банк. Подобная услуга скоро будет запущена и для клиентов малого и среднего бизнеса при заявке на кредит до 2 млн рублей. Решения будут приниматься оперативно.

Анна Комарова:

– Подобная практика существовала до кризиса. На самом деле предпринимателям было проще брать потребкредиты на бизнес-цели. Но все изменилось в конце 2008 – 2009 году – в большинстве банков потребительское кредитование было заморожено. Бизнесмены были вынуждены начать работать по программам кредитования МСБ, которые, например, в Промсвязьбанке не приостанавливались ни на минуту. За это время мы успели сблизиться, привыкнуть друг к другу и к существующим требованиям, и ни один наш клиент не вернулся к практике потребительских кредитов. Это просто невыгодно.

Елена Синещек:

– К тому же потребительские кредиты на 2–9% дороже, чем для малого бизнеса.

Скромное обаяние лизинга

– В чем привлекательность и коварство лизинга?

Денис Николаевский:

– Прошли те времена, когда к лизингу относились настороженно. Сегодня наравне с банковским кредитом он стал инструментом для приобретения основных средств и развития производства. У ГК «Балтийский лизинг» более 30 филиалов, по итогам 2010 года мы чуть-чуть не дотянули до показателя пикового докризисного 2007-го. Сегодня мы работаем с фирмами, действующими не менее 9 месяцев, но в ближайшее время этот срок планируется снизить до шести. Лизинговые компании также не имеют дела со стартующими инвестпроектами.

Томские предприятия, в том числе крупные, банковскими кредитными ресурсами пользуются для пополнения оборотных средств, закупки материалов, сырья. Если же речь идет о перевооружении, приобретении оборудования, они идут в лизинговую компанию.

Номинально банковский кредит может выглядеть дешевле. Но, если учесть налоговые льготы, которые может получить клиент, заключив лизинговый договор, картина другая.

Предпринимателю, который платит налоги, лизинг заметно выгоднее банковского кредита. Тем, кто на упрощенке, индивидуальным предпринимателям сотрудничество с лизинговой компаний также удобно: здесь кредит доступнее, к тому же лизинговая компания в отличие от банка берет на себя все риски.

– Считается, что при дефолте по лизинговому договору можно потерять все…

– Это не так. Реализовав предмет залога, компания возьмет только то, что на этот момент ей должен заемщик, остальное вернет ему.

В кризис мы, как и все, столкнулись с ростом дебиторской задолженности, но сегодня он остановлен. Все, что было изъято, реализовано; большинство сделок удалось закрыть без убытка. Думаю, то, что мы являемся универсальной лизинговой компанией и работаем в двух направлениях (крупные проекты от 200–300 млн рублей и розничная торговля), и стало той «подушкой», которая помогла устоять в период кризиса.

Кредитовать готовы

Известно: население Томской области сильно закредитовано. А бизнес?

Елена Синещек:

– Недостаточно! Потенциал рынка очень большой.

Дмитрий Симонцев:

– Инвестиционные кредиты стали развиваться только во второй половине 2010-го – с этого времени предприниматели почувствовали некоторую стабильность и стали обновлять основные фонды.

Максим Семененко:

– Растущее количество новых клиентов, готовых к долгосрочным вложениям, говорит о том, что инвестиционное оживление началось. Могу с уверенностью сказать, что тенденция переломилась: бизнес готов к долгосрочному развитию. И мы готовы к сотрудничеству с ними.

Михаил Чердаков:

– Банки готовы кредитовать, конкурируют за клиента, но бизнесмены все еще боятся долгосрочных инвестиций, тем более с привлечением кредитов, ждут стабильности. Нет уверенности в себе. Возможно, более активное инвестиционное оживление начнется с будущего года, хотя мы уже фиксируем определенную активность и в настоящее время. Хотел бы добавить, чтобы бизнесмены смелее обращались в банк, получали квалифицированную консультацию по возможности получения кредита, а не пользовались сарафанным радио о трудностях получения кредитов в банке. Все на самом деле решаемо, можно подобрать подходящую схему кредитования и благополучно развивать свой бизнес. Надо встречаться!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

45 + = 48