166-я, пропавшая и бессмертная

В областном центре должен появиться памятник легендарной 166-й стрелковой дивизии

Здесь птицы не поют

В Томске нет памятных мест, посвященных 166-й стрелковой дивизии, сформированной в нашем городе в 1939 году, нет улиц, скверов, названных в честь ее героев, совершивших воинский подвиг в самое тяжелое для страны время. Правда, в 51-й школе был создан музей да в далеком смоленском селе Верховье Холм-Жирковского района томские политехники установили мемориал в честь павших воинов-земляков.

Говорят, история более всего состоит из молчания, но все же по всем законам чести и правды абсолютно несправедливо, что стрелковая дивизия с самой трагической судьбой незаслуженно попала в тень забвения, и ныне трудно понять, по каким причинам. Но недавно появился шанс, что мы, потомки, все же сможем отдать дань уважения и благодарности тем, кто шел воевать не за славой, а ради защиты Отчизны. Совсем недавно появились плоды усилий и надежд многих людей по увековечению памяти первой дивизии, ушедшей из Томска на фронт: архитекторы ТГАСУ представили четыре эскизных проекта сквера памяти 166-й стрелковой дивизии на улице Нахимова. По задумке зодчих, центром сквера должна стать уменьшенная копия установленного под Смоленском памятника 166-й стрелковой дивизии. Он представляет собой стелу с венчающей ее звездой.

Если завтра война

Это была самая обученная и опытная дивизия из всех формирований, ушедших на фронт в 1941 году. Она была сформирована в Томске в сентябре 1939 года, когда в Европе уже начались масштабные бои Второй мировой. Сейчас бы ее назвали кадрированной, поскольку формирование развернули на базе 260-го полка 71-й стрелковой дивизии-«тройчатки». Дивизиями тройного развертывания назывались те, на основе которых в короткое время можно было создать еще две полноценные дивизии. Так, каждый стрелковый батальон из исходного мог быть развернут в полноценный полк, роты – в батальоны, противотанковая батарея – в дивизион.

Дивизия рекрутировалась из сибиряков – рабочих Кузбасса, колхозников Омской и Новосибирской областей, Красноярского и Алтайского краев, томских служащих, студентов и преподавателей вузов. Средний командный состав состоял из выпускников военных училищ и кафедр. Старшие офицеры имели боевой опыт. По штату мирного времени в ней числилось около 6 тыс. бойцов, которые постоянно учились боевым навыкам в полевых условиях.

Комдивом 166-й был назначен 40-летний Алексей Холзинев – старший преподаватель Омского военно-пехотного училища: прошел Гражданскую войну, участвовал в боях на озере Хасан и имел опыт командования полком. Штаб находился на улице Белозерской, 12 (нынче 24-я гимназия). Личный состав размещался в Северном и Южном военных городках.

Холзинев Алексей Назарович. Полковник. Участник Гражданской войны. Первый командир 166-й дивизии. Награжден медалью XX лет РККА. Погиб в 1941 году

С марша в бой

22 июня 1941 года застало дивизию в летних лагерях под Юргой. Всего за четыре дня 166-я дивизия была развернута до штата военного времени – с 6 до 14,2 тыс. человек. Погрузившись в 33 эшелона на Томске-1, боеспособная дивизия ушла на фронт. Конечный пункт – Смоленская область. В ее состав входили три пехотных и два артиллерийских полка, два артиллерийских дивизиона, батарея, четыре отдельных батальона. При ней были свой хлебозавод, ремонтная мастерская, почта, полевая касса Госбанка и даже гурт скота.

Первая потеря произошла уже в пути: 1-й батальон 423-го стрелкового полка выехал на фронт в авангарде и, возможно по вине стрелочника, не добрался до места назначения дивизии. Выгрузившись на станции Дно Псковской области, он принял участие в боях у деревень Углы, Мараморка. Там весь батальон фактически и погиб.

Условно дивизия приняла участие в двух сражениях: под Смоленском и Вязьмой. Это 1941 год, самый страшный период начала войны: отступление наших войск. По всем направлениям. Одна кровавая мясорубка. Смоленское сражение шло на огромной территории (более 600 км по линии фронта и более 200 км в глубину) с начала июля по начало сентября. Значение Смоленска было стратегическим. Это ключ от столицы: от Смоленска рукой подать до Москвы.

В ожесточенной позиционной битве за два месяца полегло, попало в плен почти 800 тыс. солдат и офицеров.

К 10 сентября в томской 166-й дивизии осталась лишь половина состава. Воевали наши крепко, отчаянно и отважно. В июле сибиряки обороняли город Белый. Участвовали в ликвидации немецкого десанта на озере Щучьем.

Из книги Сергея Штрика «Как это было»: «Ночью 23 июля главные силы 166-й дивизии выдвинулись в указанный район, а 24-го перешли в наступление в направлении Духовщины. 517-й стрелковый полк наступал на правом фланге дивизии в направлении Пречистое.

Противник, имея преимущество в живой силе и особенно в технике, яростно контратаковал наши наступающие войска. Бои шли с нарастающей ожесточенностью, не утихая ни днем, ни ночью… 30 июля – бои за две маленькие деревушки Сельцо и Гридино (окраина города Пречистое). Подразделения нашего 517-го стрелкового полка при поддержке залпов «катюши» выбили врага из ряда населенных пунктов, овладели городом, захватили при этом: четыре танка, четыре орудия, до пяти тысяч снарядов, винтовки и грузовики. Правда, на следующий день противник нанес сильный контрудар и вынудил нашу дивизию оставить город.

В августе на участке фронта 166-я прорывала оборону противника, что позволило выйти из окружения крупной армейской группе. В августе – сентябре шла в наступление в Духовщинской операции. В сентябре оттягивала на себя силы противника, что способствовало успеху наступательной операции под Ельней. Продолжая наступление, 17 августа части дивизии заняли несколько деревень. 517-й стрелковый полк ворвался в расположение обороны немецких войск западнее деревни Битягово. Гитлеровцы поспешно отступили, бросив на поле боя оружие, снаряжение, боеприпасы. 735-й стрелковый полк вел бои за деревни Зубово и Лосево. 22 августа 1941 года зубовский узел обороны врага был ликвидирован. Недобитые части фашистов отошли за реку Лайну, на поле боя осталось более 500 трупов, взяты пленные, освобождено несколько деревень».

Додонов Михаил Яковлевич. Командир дивизии с сентября 1941 года. За отличия в боях представлен к званию генерал-майора. Погиб в 1942 году

Мы за ценой не постоим

В схватках с врагом появились герои. Часовенку, в которой оказался майор Иосиф Войцеховский с группой разведчиков, окружили 14 немецких танков. Вырваться из окружения возможности не было. Но связь с артиллеристами была. Майор вызвал огонь на себя. Танки были подбиты. Раненого офицера вынесли, но он скончался в медсанбате. Дома у него остались семеро детей. Или Николай Коломентьев, парень из деревни Коларово, пулеметчик. Прикрывая на переправе через реку Вопь свою часть, уничтожил до 100 фашистов. Когда остался без патронов, был заживо заутюжен в стрелковый окоп немецким танком. Долгое время считался пропавшим без вести. В 2009 году поисковики нашли его останки и похоронили на мемориальном комплексе «Поле памяти» рядом с городом Ярцево Смоленской области.

Отстоять Москву

Но, чтобы случиться ключевой победе под Москвой, нужно было противостоять самому мощному натиску немецкой танковой группировки Гота – генеральному наступлению фашистов «Тайфун». В начале октября 166-я дивизия вместо отвода в резерв и пополнения оказалась на острие главного удара немцев – на стыке 19-й и 30-й армий.

На этих рубежах 166-я стрелковая дивизия встретила смертоносный вал «Тайфуна». Здесь она вместе с другими частями Западного фронта вела бои, сдерживая натиск отборных частей врага. Своей героической борьбой с врагом на дальних подступах к Москве 166-я стрелковая дивизия заставила гитлеровцев топтаться на месте, а иногда и пятиться назад. Как впоследствии писал полководец М. Ф. Лукин, «дивизия не бежала, а дралась до последнего вздоха».

4 октября командование Западного фронта получило разрешение Ставки об отводе войск на рубеж обороны. Но это разрешение запоздало. Танковые и моторизованные корпуса противника отрезали пути отхода, вследствие чего 7 октября 19-я армия под командованием генерал-лейтенанта М. Ф. Лукина, в том числе 166-я дивизия, попали в Вяземский котел. При попытках выбраться из окружения дивизия почти полностью погибла.

14 ноября 1941 года из окружения вышли только 517 бойцов и командиров 166-й стрелковой дивизии. В действительности эта цифра меньше, так как в окружении к дивизии присоединялись бойцы из других воинских подразделений, тоже оказавшихся в кольце. Знамя дивизии вынести не удалось. Оставшиеся в живых бойцы, не сумевшие выбраться из Вяземского котла, уходили в леса, в партизанские отряды.

Недолгим был боевой путь 166-й стрелковой дивизии. Непростая фронтовая судьба досталась ей – жестокие, кровопролитные бои, окружение, гибель. Но дивизия полностью выполнила свой долг ценою беспримерного мужества и героизма, ценою жизни своих бойцов и командиров. Томск обязан сохранить память о своих героях.

Автор: Анатолий Алексеев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *