Актриса Татьяна Ермолаева о взлетах и падениях театра кукол

Томский областной театр кукол отмечает юбилей. 65 лет назад, 15 октября 1946 года, он показал маленьким зрителям свой первый спектакль. Половина его истории прошла на глазах заслуженной артистки РФ Татьяны Ермолаевой. В театре Татьяна Григорьевна отработала 33 года.

Ваш выход!

Таню позвали играть сразу после поступления в Новосибирское театральное училище. Режиссер местного театра кукол приглядел талантливую девушку еще на вступительных экзаменах. (Она поступала именно на кукольное отделение, считая, что у этого театра большое будущее – новые возможности для синтеза жанров.) И, пока не перегорела, пока не переманили на драматическое отделение, пригласил к себе: «Хочешь – учись. Но зачем тебе это надо?» Студентка Ермолаева и попыталась поначалу совместить учебу и работу. Не получилось, пришлось выбирать. Играть, естественно, хотелось больше, чем ходить на занятия.

 

Глоток свободы

Она работала в Новосибирске, Красноярске, а затем приехала в Томск. Театр кукол разочаровал: репертуар детский, вечерних (взрослых) спектаклей нет…

– Но тут приехал московский режиссер Юрий Набоков, и в 1978 году мы поставили «До третьих петухов» Василия Шукшина, – вспоминает Татьяна Ермолаева. – Репетиции – фантастически интересные; премьера – взрыв мозга и у нас, и у зрителей. Глоток свободы, обещание новых возможностей! Интеллигенция посмотрела и приняла. Успех! И все-таки мы понимали, что второго такого спектакля Набоков не поставит, что он уедет, что нам просто дали «поиграть»… Так и вышло.

После спектакля «До третьих петухов» уже невозможно было оставаться на всяких «буках и бяках». Труппа распалась. Кто-то ушел, кто-то уехал в другие театры, туда, где кипела жизнь, где были перспективы для творчества. В числе последних оказалась и Татьяна Ермолаева. Она выбрала Гродно. Но снова вернулась в Томск, когда сын должен был пойти в школу.

– Гродно – чудесный, красивейший европейский город. Я очень хотела поменять томскую квартиру на гродненскую и остаться там… Но дураков на такой обмен не нашлось.

 

Судьба художника

Постнабоковский театр встретил не то что рутиной – пепелищем. Он еще трепыхался, но уже был выселен из ТЮЗа, в репертуаре – только два спектакля. Играть было негде, да и нечего. Актриса Ермолаева устроилась машинисткой на телевидение.

– Отработала восемь месяцев. И вдруг что-то как будто начало подталкивать, невозможно зудеть: «Вернись на сцену!»

– Театр ведь как Феникс, его невозможно уничтожить. Просто все должно было сложиться именно так, чтобы в Томске появился екатеринбургский режиссер Роман Виндерман. И первый же спектакль, который он поставил, – «Пиросмани».

Главную мужскую роль сыграл приглашенный из драмтеатра Евгений Платохин. Главную женскую – Татьяна Ермолаева.

(Многие знают лишь один, самый яркий эпизод биографии Нико Пиросманишвили – по песне Пугачевой «Миллион алых роз».)

– «Пиросмани» перевернул все: сознание, жизнь, отношение к жизни… Судьба художника – художника в широком смысле слова – никого не оставила равнодушным. Платохин был гениален в этой роли. Когда он уехал покорять Москву, на показах читал именно монологи Пиросмани. И был приглашен сразу в несколько театров.

После этого спектакля с Романом Виндерманом осталось двое актеров.

– Некоторые поняли, что им это не надо – кишки из себя тащить и всем показывать. Да и не у всех они есть, у кого-то – только прямая!

С «Пиросмани» начался «Скоморох». Постепенно набралась новая труппа. Город увидел «Мирандолину», «Марсианские хроники», «Мастера и Маргариту», «Трех мушкетеров»…

– У Романа Михайловича не хватало рук ставить все, что он хотел. Внутри накопилось столько, что он боялся – жизни не хватит сказать. И – не хватило…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *