Почему жильцы домов по ул. Карташова уже 10 лет не выходят из судов

Григорий Белошапкин грозится выкопать злополучную трубу, и пусть жильцы дома на ул. Карташова, 22,1, берут воду где хотят

Григорий Белошапкин известен в Томске как изобретатель, предложивший промышленникам бесшовную сварку трением при знакопеременных колебаниях. Однако история, которую он захотел рассказать «ТВ», не имеет отношения к его научной деятельности. Тем не менее в ее орбиту оказались вовлечены десятки людей.

В траншее

– Мои права грубо нарушены, – сообщил «ТВ» Григорий Васильевич. – Но я буду бороться! Имею право! Я владелец вот этого деревянного дома, где мы сидим, ул. Карташова, 22, и земельного участка вокруг. 13 лет назад рядом началось строительство кооперативного дома – Карташова, 22/1, на шесть квартир. Когда работа подходила к концу, встал вопрос о прокладке коммуникаций. Но на том месте, где должен был по плану проходить водопровод, экскаватор не мог развернуться. А лопатой у нас никто копать не привык! В результате рабочие выворотили ограду и проложили трубы через мой участок.

Водопровод к шестиквартирному дому по ул. Карташова, 22/1, проходит по территории участка соседнего деревянного жилого строения
Водопровод к шестиквартирному дому по ул. Карташова, 22/1, проходит по территории участка соседнего деревянного жилого строения

Григорий Васильевич сопротивлялся как мог. Неравная борьба пенсионера с тяжелой техникой нашла свое отражение в документах правоохранительных органов:

«В июле 1999 года на строительной площадке по ул. Карташова, 22, производились строительные работы по прокладке траншеи. Белошапкин Г.В. бросался под транспорт, прыгал в траншею, пытался ее закапывать, вставал под ковш экскаватора… Сотрудник отдела вневедомственной охраны неоднократно силой вытягивал Белошапкина из траншеи, отводил со строительной площадки, так как работающим экскаватором ему могли быть причинены опасные для жизни и здоровья повреждения…»

Бумажная осада

Председатель кооператива Борис Воробьев аккуратно складывает все решения судов, все обращения и ответы различных инстанций в гараж. «Белошапкинских бумаг» уже накопилось столько, что рук не хватает держать

Не сумев остановить строительные работы, Григорий Васильевич переключился на бумажную войну. «Водоканал», мэрия, прокуратура начали получать письма о самовольной прокладке сетей. К тому же однажды труба лопнула, участок подтопило…

– Я не могу нормально пользоваться своей землей – ни погреб выкопать, ни гараж поставить – мешает мне эта труба! – жалуется собственник.

Его претензии обоснованны – кооператив «наследил» на чужой территории. Но сделано это было не случайно и не злонамеренно: на земельный участок постановлением мэра в 1999 году был распространен публичный сервитут, то есть Белошапкин и члены кооператива имели право пользоваться им совместно. Но год спустя Кировский районный суд признал сервитут незаконным. А раз так, решил Григорий Васильевич, он имеет полное право требовать, чтобы «все стало как раньше».

Прокуратура требования поддержала. Мэр Томска Николай Николайчук получил представление об устранении нарушений требований гражданского и земельного законодательства. Но… труба и ныне там.

«Раскопаю своими руками!»

Только на бумаге быстро и гладко пишется: «восстановить право». В реальности это означает прокладку новой ветки в обход территории Григория Васильевича. Денег на эти работы в городе не находится.

– При чем тут город? – возмущается Белошапкин. – При чем тут бюджет?.. Пусть члены кооператива оплачивают работу! Согласно ГПК РФ я имею право на защиту своего имущества. Раскопаю экскаватором лопнувший участок, сниму хомуты – и пусть течет… А подтопит меня, прокуратуру привлеку: смотрите, что делается! Или задвижку перекрою – и пусть все шесть квартир воду из колонки коромыслом таскают.

В разных кабинетах, выслушивая Белошапкина, просматривая документы, согласно кивали: так-то оно так… Имеете право… Но ведь жильцы с Карташова, 22/1, фактически становятся заложниками ситуации. Так ли уж мешает эта зарытая труба? Перенесем, переделаем, дайте срок…

Николай Николайчук ответил открытым текстом. Письмом – на письмо Белошапкина: «…прямой обязанностью администрации является организация водоснабжение населения. В этой связи снос администрацией водопровода по Карташова, 22, привел бы к многочисленным нарушениям прав и законных интересов жителей…»

Но Григорий Васильевич стоит на своем. Водопровод проложен самовольно? Самовольно. Значит, подлежит сносу. По закону. И ни в каких законодательных актах «дополнительные условия» в виде неудобства других людей не предусмотрены!

«Устали так, что язык не ворочается…»

Жильцы дома по ул. Карташова, 22/1, который снабжает водой злополучная труба, отреагировали на фамилию «Белошапкин» настоящим взрывом эмоций. Когда первый негатив немного улегся, председатель кооператива Борис Воробьев рассказал историю сложных взаимоотношений:

– Белошапкин был членом кооператива. Заплатил первые взносы – 30 тыс. рублей. А остальное – квартира стоила миллион на 1998 год – заплатить не смог, и был исключен. Но до этого успел сделать перепланировку. Он намеревался устроить в квартире общежитие для студентов и на 130 кв. м нагородил девять комнатушек вместо стандартной четырехкомнатной квартиры. Когда он выбыл из членов кооператива, все это пришлось переделывать. Его 30 тыс. ушли на покрытие расходов – всего на восстановление первоначальной планировки потребовалось 300 тыс. Белошапкин пытался получить квартиру по суду. Но проиграл – не пять, не десять, а десятки судебных разбирательств, которые сам же инициировал. Меня выбрали председателем, чтобы я ходил в процессы. В месяц назначалось по пять-шесть заседаний. Мы за каждую копейку уже отчитались десятикратно… И все это продолжается годы! У жильцов уже успели дети вырасти, а эта война все не кончается, в нее вовлечена полиция, прокуратура, сотрудники «Водоканала», судьи. Исписаны горы бумаги, сотни часов потрачены непонятно на что… Нельзя так мучить людей!..

– Теперь вот труба еще… – продолжает Воробьев. – Да, она должна быть убрана. И будет убрана, договоренность уже есть. Белошапкин обещает задвижку перекрыть, но как-то забывает, что через нашу канализацию проходит и его сток. Нам тоже есть что перекрыть… Но если честно, мы уже устали от этого человека. Устали так, что язык не ворочается говорить о нем. Его однажды спросили: «Что вы хотите-то?» И он, видимо, честно ответил: «Разобрать дом по кирпичику!» – устало завершает председатель кооператива.

Мысли по поводу

Ирина Астафьева, корреспондент

О смысле смысла жизни

– Когда проиграно главное, удовольствие доставляют даже небольшие победы. Особенно если ты прав и за твоей спиной стоят серьезные структуры, готовые эту правоту подтвердить. Стиснутые рамками законодательства, они не могут увернуться, когда за дело берется по-настоящему упорный гражданин.

По-человечески в этой истории жалко всех: жителей шестиквартирника, вынужденных таскаться по судам. Человека, который на склоне лет выбрал себе в качестве дела жизни войну с соседями и хождение по инстанциям.

И все-таки в появлении таких личностей, как Григорий Васильевич, есть, на мой взгляд, некий смысл. Чтобы представители организаций самых разных уровней, допуская косяки и строча отписки, время от времени вздрагивали: «Вот придет такой, и ничего с ним не сделаешь…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *